Материалы


Миссия в большом городе

Миссия в большом городе

Беседа с протоиереем Игорем Фоминым

Как говорить с современным человеком о Христе? Какие методы миссии приемлемы, а какие недопустимы? Стоит ли вести проповедь Христа в интернете? Да и вообще нужна ли миссия? Од этом мы беседуем с настоятелем храма святого благоверного князя Александра Невского при МГИМО протоиереем Игорем Фоминым – председателем комиссии по миссионерству и катехизации г. Москвы.

Протоиерей Игорь Фомин
Протоиерей Игорь Фомин

– Есть мнение, что миссия сегодня не нужна, труд человека в этом деле напрасен, так как кого Христос позовет, тот и придет в Церковь. Что вы думаете по этому поводу? Насколько важна роль миссии в современном мире?

– Миссия нужна обязательно, и если мы говорим о большом городе, то в большом городе она нужна вдвойне, потому что люди разобщены, люди живут замкнутыми маленькими мирками и очень часто варятся внутри своих каких-то радостей, проблем, горестей, достижений, забывая о чем-то более глобальном – о том, что их держит, двигает и чем они, в общем-то, живут. И миссия в большом городе должна быть направлена именно на раскрытие существенных сил человека во время его земной жизни. Раскрытие этих существенных сил и есть проповедь о Христе, проповедь о Боге, проповедь о Троице, о Боге в Троице славимом.

Миссионер – это всегда очень неблагодарная такая, конечно, профессия. И я считаю, что это должна быть профессия во вторую очередь, а в первую очередь – служение, потому что как работу мы миссию рассматривать не можем. Но заниматься миссионерством человек должен все-таки профессионально.

– Что, на ваш взгляд, самое главное в деле миссии в большом городе, и каким должен быть подход к современному человеку?

– Мы должны говорить, естественно, на понятном современному человеку языке – не на вульгарном, а на понятном, на достойном. При этом миссионер должен говорить хоть и на понятном языке, но всегда как-то подтягивать человека к более высокой планке его бытия – я имею в виду не миссионера, а именно человека. Он должен показывать человеку такую новую как бы ступень. А она, естественно, будет, если человек начнет жить со Христом.

О чем мы должны говорить? Мы должны говорить о том, чтобы человек не просто веровал в Бога, а чтобы он знал Бога и чтобы Бог знал его. А для этого они должны говорить в общем-то на одном языке – на языке божественном. И миссионер должен донести этот божественный язык до человека. О нем пишется евангелистами, и он доступен каждому человеку, делающему что-либо по своей совести, в свете Божественной истины.

Проповедь апостола Павла в Ареопаге
Проповедь апостола Павла в Ареопаге

– Но ведь есть опасность некоего «понижения», компромисса, когда миссионер начинает говорить о Боге с человеком на понятном тому языке. Вспомним, как Римско-Католическая Церковь пыталась через миссию привести человека к Богу, но результат получился обратный: не она возвела человека к Небу, а сама спустилась до уровня земли. Как не допустить этого? И какие методы миссии неприемлемы?

– Миссионер является, конечно, членом Церкви, это бесспорно. И он должен говорить на понятном языке. Вспомним, какие замечательные слова сказал апостол Павел, когда пришел в ареопаг: «Я вижу, что вы очень набожный народ и чтите разных богов. Я заметил у вас жертвенник “Неведомому Богу” – вот этого Неведомого Бога я вам и проповедаю».

Действительно, мы должны говорить с современными людьми на одном языке, иногда мы должны даже подстраиваться под них – я говорю «мы», но не Церковь имею в виду, а миссионеров внутри Церкви. Но миссионер хоть и должен подстраиваться под людей, но не должен перестраивать Церковь, он не должен ее упрощать, он не должен ее как бы низводить на какой-то примитивный уровень – человека надо подтягивать до уровня Церкви, до уровня тех норм, которые Господь оставил для человека именно в Церкви. Ведь Церковь и существует для того, чтобы человека соединить с Богом, чтобы человек стал веровать – вот наша с вами самая главная и важнейшая задача. Не упростить Церковь, не сделать из нее какое-то развлечение: песенки, пляски и т.п. – это всё околоцерковные мероприятия. А внутрицерковные мероприятия должны быть направлены на изменение человека. Причем – и я не побоюсь этого сказать – абсолютно каждого человека: и глубоко церковного, и только еще, скажем так, вдруг услышавшего что-либо о Церкви. И путь этот очень долгий – длиною во всю жизнь. Так что самая главная задача Церкви – это спасение, соединение со Христом. Это не растворение во Христе, а именно соединение со Христом.

Но если общество начинает где-либо хромать, какие-либо прорехи начинают в нем возникать, то, естественно, Церковь – и так было во все времена – выходила, чтобы поддержать общество, чтобы направить общество, в котором она существует. Но самая главная задача Церкви – это, конечно, не увеличение, допустим, многодетности среди населения, не приобретение каких-либо приоритетов той или иной страной в мировом диптихе и подобное… Повторю: самая главная задача Церкви – это спасение личное каждого человека.

– Кто призван к проповеди? Только ли священники или все верующие во Христа?

– Абсолютно все верующие во Христа призваны к проповеди, и в этом даже не может быть никакого сомнения. Но каждый должен проповедовать так, как он может. Кто-то является учителем и может говорить о Христе, кто-то является делателем и может показать Христа в своем делании, а кто-то и не учитель, и не делатель, но соблюдает заповеди – и это тоже будет делом проповеди.

Есть очень хорошая поговорка: если у тебя уже нет аргументов в пользу Христа, то ты можешь начать говорить о Христе. А самое первое тут – это все-таки наша жизнь, наши поступки, наши дела. Если они свидетельствуют о Христе, то это и есть наше с вами миссионерство в современном мире. Если мы не являемся таковыми, то даже о нашей словесной проповеди Христа надо нам задуматься: может быть, это даже плохо.

Мы, конечно, должны учитывать и личное смирение каждого человека. Мы помним прекрасные слова, которые сказал митрополит Антоний Сурожский как пример каждому христианину: «Я очень плохой человек, но всё, что я говорю о Христе, является правдой». Действительно, осознание своей греховности не должно становиться причиной уклонения от миссионерства, от проповеди Христа – ты должен в любом случае стараться, тянуться и делать какие-то шаги, совершать поступки, чтобы показать Христа, показать, каков Он и что Он сделал с тобой.

– Как выстроить беседу с человеком, чтобы убедить его не просто формально прийти в храм, переступить церковный порог, но стать равноправным членом общины? И возможна тут какая-то определенная методология?

– Определенная методология, конечно, есть, и она заключается в очень простом одном пункте – в любви. Прежде, чем человеку рассказывать о каких-либо канонах и правилах церковных, надо удостоверить его, что его любят. В первую очередь любишь ты – тот, который говорит ему о Христе и о Церкви. А после он уже сможет войти в общину, видеть Христа, познать Христа. Так что самое главное это: мы должны показать человеку, что мы его любим.

Обратим внимание на прихожан в храме – тут, в храме, нет различий между людьми. Богатый ты или бедный, образованный или, наоборот, неграмотный, здоровый или больной – в психическом плане или физическом – люди не противопоставляются одни другим: для Бога все очень важны, все очень нужны и просто необходимы. Если в других местах мы видим какую-то дифференциацию, если есть такое: этим можно сюда ходить, а вот этим – нельзя, какое-то закрытое сообщество, то в Церкви такого нет. Бог любит каждого, Бог ждет и зовет каждого. Поэтому и обвиняют Церковь: мол, посмотрите, у вас сколько безумных стоит… – да, и они будут стоять, потому что больше они нигде не нашли теплоты, внимания и заботы, а здесь они это находят, и это прекрасно: вся эта теплота и забота и свидетельствуют о Христе. Именно так мы и можем – через любовь, через заботу – сделать человека другом Божиим, другом Христовым. Другого способа я на самом деле не вижу.

И хотя разные люди с разным жизненным опытом, относящиеся к разным слоям населения по-разному приходят в Церковь, но везде и всегда, в отношениях с каждым должна присутствовать именно любовь. Говорить с ученым, конечно, надо на привычном ему языке, с искусствоведом – на привычном ему. Но всегда должно обязательно быть заинтересованное отношение к человеку – именно любовь, именно то, что ты его уже поселил в своем сердце, чтобы человек видел заботу о нем. Вот такие методы, я считаю, очень важны для современной миссии.

– Батюшка, вы говорите о любви, но ведь, как вы знаете, многие и многие наши соотечественники оказываются вовлеченными в секты именно «через любовь». «Бомбардировка любовью» – есть даже такой термин – распространенный способ затянуть человека в секту, и считается, что успех сектантских миссий именно в этой «бомбардировке любовью». Можно ли с этим согласиться?

– Это не методика сектантов, это методика Христа. Потому что Бог есть Любовь, и Он пришел принести слово о спасении и любви. Мы обязаны просто любить своего ближнего, мы обязаны показать красоту этой любви. Но мы также обязаны показать и то, как ужасно, если человек не идет дальше: вот он пришел в храм, его здесь приветливо встретили, ему показали, что он здесь в безопасности – именно в Церкви, в храме, – что он здесь в тепле, в любви, но от него ждут следующего шага – от него ждут подвига. Подвига переломить себя, подвига удалить из себя какой-либо грех, подвига тоже стать человеком, который любит других. И это обязательное условие.

«Бомбардировка любовью», про которую говорят в сектантской среде, необходима и нам, но за этой «бомбардировкой любовью» еще должен стоять честный разговор о том, что Церковь – это не только чаепития, песни под луной и прочее. Церковь – это еще и подведение итогов твоей жизни: наступит время, когда тебе придется дать ответ за прожитую жизнь, – и мы об этом говорим всегда честно. Очень хорошо, что к тебе могут относиться с любовью, но этого недостаточно. Ты можешь хорошо относиться к другим, но и этого недостаточно. Надо еще победить себя в своих греховных устремлениях, надо еще принять на себя подвиг крестоношения, о котором говорит всё Священное Писание.

– Сегодня много разговоров о важности интернет-площадок в деле миссии. Действительно, современный человек, не только молодой, немало времени проводит в сети. Расскажите о «плюсах» и «минусах» миссионерства в интернете.

– Не думаю, что миссию в интернете можно как-то отделять от обычной миссии. На что должно быть направлено миссионерство? На приведение ко Христу. Тут те же «подводные камни»: надо не себя показывать: мол, вот какой я умник, грамотный, замечательный и т.д. – а Христа, в том числе используя и современные технологии и ресурсы.

Мы как-то беседовали с батюшками в Комиссии по миссионерству, речь зашла о важности миссии через СМИ, через интернет, и один из них сказал: «А я против всякой миссии через интернет». У нас тогда родилась такая метафора: Господь нисходит во ад для того, чтобы вывести оттуда праведников; и мы должны присутствовать в интернет-пространстве, нисходить в интернет-сеть, в эти бездны для того, чтобы тех, кого еще можно привести ко Христу, вывести из виртуального мира, привести к реальным делам, к реальной помощи. Хотя реальный и виртуальный миры сегодня перемешались, и реальная помощь очень часто приходит через интернет.

Интернет – это новые возможности, новые перспективы проповеди. Да, находиться в интернет-пространстве тяжело, да и опасно, но в то же время это возможности очень доходчивой проповеди. Мы ими обязательно должны пользоваться. А разговоры, что «это всё бесовское»… Знаете, я не считаю, что это так. Интернет – это инструмент, а куда ты его направишь, будет зависеть уже от твоего внутреннего устройства.



Назад в раздел
© 2010-2017 Храм Успения Пресвятой Богородицы      Малоохтинский пр.52, телефон: +7 (812) 528-11-50
Сайт работает на 1С-Битрикс