Материалы


Проповеди в Неделю 14-ю по Пятидесятнице

Слово в неделю 14-ю по Пятидесятнице
о необходимости покаяния для христианина

(Евангелие от Матфея, 89 зачало, глава XXII, стихи 1-14)

схиархимандрит Авраам Рейдман.pngСхиархимандрит Авраам Рейдман

Мы много раз читаем и перечитываем Евангелие, слушаем его в храме, знакомы и с толкованиями. В домашнее молитвенное правило каждого христианина обязательно должно входить и чтение Священного Писания Нового Завета. Однако часто случается, что чтение Евангелия не производит должного впечатления на нашу душу. Апостол Павел говорит: «не слушатели закона праведны перед Богом, но исполнители закона оправданы будут» (Рим. 2, 13). А апостол Иаков пишет: «Ибо, кто слушает слово и не исполняет, тот подобен человеку, рассматривающему природные черты лица своего в зеркале: он посмотрел на себя, отошел и тотчас забыл, каков он» (Иак. 1, 23–24). Действительно, Священное Писание должно быть для нас зеркалом. Мы должны рассматривать в нем свое душевное состояние, сравнивать его с требованиями Евангелия и исправлять те изъяны, которые в себе видим. Однако к сожалению, мы так сильно подвержены действию своих страстей, что чтение Евангелия или святых отцов, научающих нас жить по Евангелию, служит нам, как это ни странно, поводом для того, чтобы осуждать и презирать других людей.

Евангельская притча, которая читалась за сегодняшним богослужением, обращена к людям, не принявшим проповедь слова Божия, отвергшим пришедшего в мир Христа Спасителя. Это, прежде всего, иудеи, ибо сначала слово Божие было обращено к ним, и в первую очередь ради них Господь наш Иисус Христос явился в мир. Это можно отнести и ко всем тем, кто по Промыслу Божию тем или иным образом столкнулся в своей жизни с христианскими истинами, но пренебрег ими и даже встретил их враждебно. Итак, в первой части притчи говорится о том, как обличаются люди, которые отвергают истину. Мы считаем, что к нам это обличение совершенно не относится.

«Царство Небесное подобно человеку царю, который сделал брачный пир для сына своего и послал рабов своих звать званых на брачный пир; и не хотели придти. Опять послал других рабов, сказав: скажите званым: вот, я приготовил обед мой, тельцы мои и что откормлено, заколото, и все готово; приходите на брачный пир. Но они, пренебрегши то, пошли, кто на поле свое, а кто на торговлю свою; прочие же, схватив рабов его, оскорбили и убили их» (ст. 2–6). Люди, отвергающие христианские истины, часто относятся к ним либо с пренебрежением, либо даже с откровенной враждой.

«Услышав о сем, царь разгневался, и, послав войска свои, истребил убийц оных и сжег город их» (ст. 7). Это изречение по сути является пророчеством о гибели Иерусалима, о наказании богопротивных иудеев. Можно увидеть здесь и то, как Бог наказывает людей за пренебрежение к Его истинам. Бог наказывает не всех, чтобы при виде несчастий, случающихся с другими (например, техногенных катастроф или стихийных бедствий) и остальные устрашились и, опомнившись, обратились к Нему.

«Тогда говорит он рабам своим: брачный пир готов, а званые не были достойны; итак пойдите на распутия и всех, кого найдете, зовите на брачный пир. И рабы те, выйдя на дороги, собрали всех, кого только нашли, и злых и добрых; и брачный пир наполнился возлежащими» (ст. 8–10). Часто малоцерковные или вообще неверующие люди спрашивают: «Почему у вас в Церкви люди с плохими характерами, со всевозможными недостатками, убогие?» В притче дано объяснение: Господь призывает всех, лишь бы только они согласились войти на Его брачный пир, неважно – злые они или добрые. С одной стороны, это оправдание того, почему в Церкви много самых разных людей, на первый взгляд, может быть, и недостойных быть христианами, и почему за пределами Церкви остаются люди добродетельные и весьма достойные. Кто отозвался на Божий зов, тот и есть «званый», вошедший в лоно Церкви. Кто же сам отверг свое избранничество, тот, пусть людям он и кажется избранником, остается вне спасительного лона Церкви.

С другой стороны, в притче содержится урок и для нас. Мы должны трезво смотреть на себя и понимать, что у нас нет никаких особенных достоинств. Конечно, хорошо, что мы откликнулись на призыв Божий, что проповедь Божия, и по сей день звучащая в мире через проповедников (допустим, священников или миссионеров), через Священное Писание и поучения святых отцов, нашла себе отклик в наших душах, но ничего доброго, кроме того, что мы вошли в лоно Церкви, в нас нет. Мы не должны считать себя какими-то особенными людьми. Однако очень часто, только покаявшись и едва-едва отойдя от прежних смертных грехов, мы уже смело и безумно осуждаем тех, кто еще в них пребывает. Может быть, человек грешит даже меньше, чем совсем недавно грешили мы сами, но о своей греховности мы быстро забываем и мним, что мы праведники. И часто Господь, конечно промыслительно, попускает нам нравственное преткновение или падение, чтобы мы опомнились и вспомнили, что без благодати Божией ничего собой не представляем.

«Царь, войдя посмотреть возлежащих, увидел там человека, одетого не в брачную одежду» (ст. 11). Эта часть притчи уже прямо относится к людям верующим, то есть ко всем нам. Мы порой гордимся своей верой, хотя и в этом нет никакой нашей заслуги. Мы гордимся своей праведностью, хотя это дар Божий, который мы приобрели недавно и притом совершенно незаслуженно. И в дальнейшем притча будет обличать непосредственно тех, кто думает, что благодаря одной своей вере, без добродетельной жизни, он уже стал избранником Божиим. Когда мы приходим в Церковь, то вскоре успокаиваемся, полагая, что исполнили свой долг. Мы думаем, что для нашего спасения достаточно того, что мы соблюдаем посты, регулярно ходим в храм, участвуем в церковных Таинствах и не совершаем смертных грехов. Однако мы потеряли прежнее покаяние и сердечное сокрушение, которые привели нас в Православную Церковь и сделали ее чадами. Значит, и с нами может произойти то, о чем говорится во второй части притчи.

«Царь, войдя посмотреть возлежащих, увидел там человека, одетого не в брачную одежду». Что имеется в виду под «брачной одеждой»? Возьмем пример из нашего житейского опыта. Человек, которого пригласили на свадебный обед, конечно, постарается надеть самую лучшую одежду, чтобы выглядеть нарядно и этим почтить пригласивших. Некоторые, в особенности женщины, даже пользуются этим как поводом, чтобы блеснуть новым нарядом. Даже бедные люди, приглашенные на свадьбу к своим друзьям или родственникам, стараются в меру своих возможностей одеться нарядно. Если же кто-то придет на свадебный обед в грязной рабочей одежде или просто в повседневной, то это может обидеть жениха и невесту, их родителей и родственников. Да и другие гости осудят такого человека за пренебрежение к пригласившим и неприличное поведение. Вот самое обычное, житейское толкование этого места притчи. Некоторые толкователи Евангелия считают, что «брачная одежда» – это особая церемониальная одежда, которая выдавалась приглашенным на брачный пир к царю. Тот, кто не надевал ее, бросал вызов обычаям того времени. Такое толкование мы тоже можем принять, оно по сути не противоречит первому. Важно здесь то, что на брачном пире люди должны выглядеть самым наилучшим образом.

Облеклись ли мы в самую лучшую одежду, будучи позванными Богом Отцом на брачный пир Его возлюбленного Сына, Господа нашего Иисуса Христа, на брачный пир Христа с Церковью? Сделали ли мы все от нас зависящее для того, чтобы предстать пред Богом, так сказать, нарядными и не оскорбить Его безграничной к нам любви? Конечно, в Церковь приходят и высоконравственные люди, духовная и телесная чистота которых находит сродное себе в Церкви Божией, но нас Бог призвал, невзирая на наше нравственное достоинство, несмотря на все наши недостатки, а мы ведем себя по отношению к Нему пренебрежительно.

Что же означает эта «брачная одежда» в духовно-нравственном смысле? Некоторые святые отцы говорят, что это любовь. Действительно, нет ничего прекраснее любви. Любовь к Богу и к ближнему делает даже самого тяжкого в прошлом грешника прекрасным пред Богом. Добродетель любви так украшает человека, что просвещает даже черты его лица, светится в его глазах, меняет мимику и жестикуляцию человека, и тем более отражается в его делах. Конечно, мы должны всеми силами стремиться стяжать эту добродетель – любовь. Пусть у нас еще каменное сердце, но будем, по крайней мере, стараться делать то, что должен делать любящий человек. Не имея любви к Богу, будем понуждать себя к делам любви: молитве, исполнению заповедей. Не имея любви к ближнему, будем стараться оказывать ему милосердие и снисходительность, когда нам кажется, что он неправ по отношению к нам. Это отнюдь не будет лицемерием, ибо, понуждая себя к любви, мы будем постепенно смягчать свое сердце, пока наконец благодать Божия не дарует нам искреннюю, сердечную, подлинную любовь. Наверное, это самое важное из толкований.

Если это требование кажется чересчур возвышенным для нас, людей грешных, то давайте прибегнем к другому, доступному для всех пониманию «брачной одежды». Под «брачной одеждой» можно понимать покаяние. Это добродетель, которая возможна для всех, она прикрывает нашу нищету и убожество, наш нравственный позор неким благообразием, делая нас в глазах Божиих достойными, несмотря на нашу прошлую греховность и внутреннюю порочность. Имеем ли мы «брачную одежду» покаяния? Нет. Мы успокоились, мы думаем, что, придя в Церковь, уже все сделали, а дальше все должно происходить само собой. Когда же у нас не получается победить какой-то свой нравственный порок или недостаток, то мы обвиняем в этом духовника, который якобы плохо за нас молится и плохо нас учит. Мы доходим даже до разочарования: «Вот, мы пришли в Церковь, а ничего не меняется». Но ничего и не может измениться у человека, который ничего не делает.

На земле мы должны трудиться. После грехопадения первого человека, Господь предрек ему: «В поте лица твоего будешь есть хлеб» (Быт. 3, 19). Этот пот мы должны проливать не только ради пищи телесной, но и ради пищи духовной, то есть и в отношении нашей нравственной жизни, иначе мы не сможем насытить свою душу духовным хлебом. Покаяние и есть духовный труд. Но покаяние это не только слезы и сердечное сокрушение, это еще и постоянная напряженная борьба с самим собой, со своей греховностью и дурными наклонностями, противостояние самому себе. В нас как бы живет два человека. Один – христианин, другой – грешник. Один – новый человек, другой – ветхий. Ветхий противится новому так, как преступник противится палачу. Он никак не может согласиться с тем, что его хотят казнить. Поэтому мы должны быть готовы к чрезвычайно напряженной борьбе с самим собой. В этом заключается покаяние. А слезы – это только внешнее проявление внутренней и невидимой брани.

«И говорит ему: друг! как ты вошел сюда не в брачной одежде?» (ст. 12), то есть «Как ты посмел прийти сюда без любви или хотя бы без покаяния? Почему ты спокоен и ничего не предпринимаешь, как будто у тебя уже все хорошо? Откуда такое дерзновение, на что ты надеешься? Я нашел тебя на обочине какой-то дороги, всеми забытого и негодного, Я привел тебя сюда, а ты Меня оскорбляешь своим пренебрежением». Ведь мы считаем, что ничего не должны Богу, а Он нам должен все. Он должен не наказывать нас, не вразумлять, а всегда прощать, миловать и посылать нам земные и небесные блага. Некоторые люди доходят до логического конца этого кощунственного и богохульного размышления, заключая, что Бог не может быть таким «злым», чтобы наказывать человека вечными муками, что Он должен обязательно всех простить, независимо от их дел. Или уж по крайней мере, тех, кто верит в Него, даже если кроме так сказать, голой, умственной веры, они ничего другого не имеют.

«И говорит ему: друг! как ты вошел сюда не в брачной одежде? Он же молчал» (ст. 12). Действительно, что мы можем ответить Богу на такой вопрос? Если бы наша совесть вдруг ожила и заговорила смело и отчетливо, если бы мы встали к ней лицом к лицу, как стоим перед другим человеком, то у нас бы не нашлось ни одного слова, чтобы ответить на ее вопрос: «Почему ты, зная заповеди Божии, пребываешь в Православной Церкви таким негодным?» Обличаемые своей совестью, мы остались бы безответны и печально замолчали.

«Тогда сказал царь слугам: связав ему руки и ноги, возьмите его и бросьте во тьму внешнюю; там будет плач и скрежет зубов» (ст. 13). Значит, не всякий, входящий в храм Божий и числящийся православным, спасается. Вот о чем мы должны думать, а не осуждать тех людей, которые находятся за церковной оградой. Мы не должны повторять за фарисеем из притчи Спасителя: «Благодарю Тебя, что я не таков, как прочие люди, грабители, обидчики, прелюбодеи, или как этот мытарь» (Лк. 18, 11). Лучше обратим взор на свою внутреннюю жизнь. Посмотрим трезво, насколько наша внешняя и внутренняя жизнь соответствует Евангелию, есть ли у нас настоящее, полное, глубокое покаяние, я уже не говорю о любви к Богу и ближнему. При таком трезвом взгляде на себя мы, может быть, и начнем ткать ту духовно-нравственную одежду, в которую облечемся и которой прикроем свой греховный срам. Тогда мы станем достойными пребывания в Церкви и получим надежду на милость Божию.

«Ибо много званых, а мало избранных» (ст. 14). Много людей, призываемых к спасению, но мало тех, кто от всей души откликается на призыв Божий. Мало тех, которые остаются последовательными христианами. Мы станем избранными только в том случае, если будем делать все, что от нас требуется, и, испытывая при этом какие-либо трудности и неудачи, приобретем покаяние и сердечное сокрушение. Даже если мы не достигнем состояния любви, то ради нашего покаяния, исполнения нашего христианского долга, Господь помилует нас.

2002/09/12

http://www.sestry.ru/church/content/confessor/amvonn/p/p_piat/14/1/html_id/for


Проповедь на притчу о званных на вечерю

прот олег стеняев.pngПротоиерей Олег Стеняев

Во имя Отца и Сына и Святого духа!

Сегодняшнее Евангельское чтение за Божественной литургией — Евангелие от Луки 14 гл. с 16 стиха и ниже. Здесь мы находим следующие слова: «… услышав это некто из возлежащих с Ним сказал Ему: Блажен, кто вкусит хлеба в Царствии Божием. Он же сказал ему: один человек сделал большой ужин и звал многих и когда наступило время ужинать послал раба своего сказать: званные, идите, ибо уже все готово. И начали все, как бы сговорившись, извиняться. Первый сказал Ему: я купил землю и мне нужно пойти посмотреть ее, прошу тебя, извини меня. Другой сказал: я купил пять пар волов и иду испытать их, прошу тебя, извини меня; третий сказал: я женился и потому не могу прийти. И возвратившись раб тот донес о сем господину своему».

Вот здесь мы видим, что сотворен пир, который является таинственным прообразом мессианского пира ветхозаветной церкви в которой все было преуготовано для человеческого праведного существования. Был храм на горе Мориа, были писания закона Тора, пророки Набиим, писания катувим, были обширные комментарии Мишны, составленные уже где-то в этот период, было священство, были очень активно действующие миряне, фарисеи, которые не принадлежали к священству, но активность которых даже опережала активность священства, были разные религиозные группы, партии, т.е. это была динамичная ветхозаветная церковь. Сейчас бы ее нам поставили в образец, и сам Христос говорит: если ваша праведность не превзойдет праведности книжников и фарисеев, то вы не войдете в Царствие Небесное. Казалось бы все хорошо и ничто не предвидело, что эта церковь доживает последние дни. Святитель Игнатий Брянчанинов часто говорил: не смотрите красоту архиерейского богослужения, стройность церковных хоров. Это дерево, да, оно шумит листвою, но внутри изъедено червями. Пройдет незначительное время и все это рухнет. Святитель жил и умер незадолго до революционных потрясений двадцатого века, но в Духе Святом ему было открыто, что все великолепие, внешнее великолепие уже новозаветной церкви оно было обречено.

Так о какой же церкви сказал Христос в Кесарии Филипповой: создам церковь мою и врата ада не одолеют ее? Он говорил о церкви не как об иерархическом институте или доктринальных представлений об истине, Он говорил о церкви, как о собрании преданных ему людей, среди которых найдутся и епископы в малом количестве и пресвитеры и диаконы. Трехчинное священство сохранится даже во дни антихриста, ибо Святое Причастие будет совершаться даже в самые тяжелые дни, о которых пророк Даниил предсказывал: наступят времена тяжкие, каких не было с тех пор, как существуют люди, но спасутся в то время немногие, найденные, записанные в Книгу Жизни.

Сейчас, многие люди раздают религиозные книги, особенно те, кто переезжает в новые квартиры, они говорят: а вот смотри, сколько книг пыльных, надо в храм отнести, там наверняка найдутся те, которые будут все это читать. И вчера вечером ко мне приехал православный добрый христианин, отец трех детей, все православного исповедания, он привез две здоровенные сумки книг. Там Иоанн Златоуст, Блаженный Августин, житийная литература. Он говорит: мы с супругой все равно не читаем, а наши дети очень маленькие, отвезите в храм, раздайте кому это будет надо. Я подумал о его детях, а что если они доживут до тех времен, о которых пророк Амос говорил: наступит время не алкание пищи и не алкание воды, а время жажды о Слове Божием. Будут мужчины и девы, снедаемые жаждой, слыша словеса Господни. Люди будут ходить от моря и до моря, чтобы найти слова Господня и не найдут его. Один молодой семинарист приехал ко мне и похвастался, что в его электронной книге весь Златоуст, весь Василий Великий, все почти комментарии, которые выходили на русский язык и Библия аж в трех переводах, на что я ему сказал: кто-нибудь за границей вырубит какой-нибудь рубильник и ты останешься без всего этого. А книги (он сказал, что у него уже аллергия на книги) ты будешь ходить и искать.

Церковь, верная Иисусу Христу, это всегда малое стадо, так было в ветхозаветные времена, так остается и в новозаветные времена. У пророка Исаии в первой главе сказано: если бы Господь Саваоф не сохранил бы малого стада, то мы были бы то же, что Содом, уподобились бы Гоморре. Игнатий Брянчанинов рассуждает: не смотри как шумит ветвями древо, дуб, не смотри, как красиво лучи солнечные сгибаются в его ветвях, все это рухнет, внутри все сгнило. Так и мы в собственной самооценке своей религиозности прежде всего должны выделять ПОКАЯННОЕ ЧУВСТВО. Вот если чувство неудовлетворенностью самим собой живет в тебе, во мне, это значит, мы живы для покаяния. А живы для покаяния — живы для Божиего прощения. А если, напротив, чувство превозношения: мы сегодня здесь в храме собрались, не на рынке, не в кинотеатре, в Доме Божием, мы избранники, да, были приглашены на пир избранные люди, достойные люди, но у каждого нашелся повод. Один говорит — я купил волов, пойду посмотреть, другой говорит — у меня женитьба, у третьего — третье, у четвертого — четвертое. Всегда человек может найти вескую причину, ради которой можно будет сказать, что ради нужды бывает применение закона и не прийти в храм, для того, чтобы не пережить радостную встречу со Христом. Псалмопевец Давид у которого было десятки тысяч волов, псалмопевец Давид у которого было с десяток жен, когда ему сказали: пойдем в Дом Божий, он не побежал смотреть новые стада, новых красавиц, которых ему доставляли от Египта до Ливии, он воскликнул: возрадовалась душа моя, сказавшая мне: пойдем в Дом Божий. А мы, которые не имеем ни волов, ни множества жен, слава Богу у нас как по писанию — двое в плоть едину, куда нам стремиться, чтобы поблагодарить Бога, за то немногое, что мы имеем, если не в Храм Божий, что бы здесь в простоте и составить из собрания многих то малое стадо, о которых Христос говорит: не бойся малое стадо, Отец благоволит дать тебе небо.

http://azbyka.ru/propovedi/propoved-na-pritchu-o-zvannyh-na-vecherju-protoierej-oleg-stenjaev.shtml


 Слово в 14-ю неделю по Пятидесятнице. Брачный пир. (Мф. 22, 2-14)

Безымянный.pngПротоиерей Всеволод Шпиллер

 Сегодня, братие, вы слышали за литургией евангельскую притчу о званых на брак и о человеке, явившемся на брачный пир не в брачной одежде. Господь Иисус Христос уподобляет брак, о котором говорится в притче, Небесному Царству. Но что же это значит? Как следует понимать это уподобление, что такое брачное пиршество притчи, подобное Царству Небесному? И какие выводы из притчи должны мы сделать для своей духовной жизни, для всего ее устроения ради нашего спасения во Христе?

В притчах Спасителя под Царством Небесным разумеется царство благодати. И брачный пир притчи тоже есть царство благодати со всеми ее неисчислимыми дарами, со всей той радостью, которая дается человеку ее силой. Однако, царство благодати — это ведь церковь Христова. Вот почему брак и пиршество брачное этой притчи означает Христову Церковь.

Под образом брачного союза Священное Писание представляет союз Христа с Церковью. Но он осуществился благодаря воплощению Сына Божия, то есть благодаря соединению в лице Господа Иисуса Христа Божеского естества с человеческим. Поэтому брачное пиршество евангельской притчи нужно понимать и как Христову Церковь, и как величайшее таинство ипостасного соединения Божественной природы Сына Божия с природой человеческой, даровавшее столько неисчислимых благодатных людям даров.

»Слово плоть бысть и вселися в ны» (Ин.1,24). Это вселение и образовало царство благодати, этот союз небесного с земным, подобный брачному союзу, и принес на землю радость истинную, высшую, совершеннейшую: общения с Богом. И брачное пиршество притчи означает радость этого общения, участие в нем — участие в истинной и совершенной радости. Отзовись, человек, на зов стать участником этой брачной трапезы, и ты будешь иметь высшую и совершеннейшую радость, получишь все дары благодатного царства! Отозваться же нужно прежде всего верой.

Верующий соделывается чадом Божиим (Ин.1,14). Верующий удостаивается особой любви Божией, любовию же Своей Бог пребывает в нас (1 Ин.4,13). Дух Святый при этом становится «данным нам» (Рим.5,5). От этого в сердце вступает глубокий мир, с ним же тихая, светлая радость. Приходит истинное счастье, истинное блаженство, начинающееся в соединении с Богом здесь, на земле, но переходящее и в другую жизнь, вводящее нас в вечность. Вот что получает человек на брачном пиршестве, к которому приглашается евангельской притчей.

Но если Бог зовет всех людей быть участниками брачной трапезы Его Сына, если «всем хочет спастися и в разум истины приити«, то, увы, не все люди хотят этого спасения, и не все люди на зов Божий отзываются верой. Кроме того, даже и среди отозвавшихся верой далеко не все становятся участниками благодатного царства и получают все то, что можно бы получить на благодатном брачном пиршестве. На брак нужно придти в брачной одежде. На зов Божий, зовущий в царство благодати, нужно отозваться верой и делами веры, т.е. жизнью, согласной с верой в Бога.

Под брачной одеждой в духовном смысле разумеется чистая жизнь по вере в исполнении заповедей Божиих. «Аще хощеши внити в живот, соблюди заповеди» (Мф.19,17). Мы крещены, в таинстве крещения получили ризу правды, облеклись во Христа. Но сохранили ли эту ризу чистой? Все ли обращались с полученным благодатным даром с благоговением и имеем ли на себе брачную одежду, сохраненную хотя бы покаянием, хотя бы стремлением не грешить, стремлением жить по заповедям Божиим? «Царь, вошед посмотреть возлежащих, увидел там человека, одетого не в брачную одежду» (Мф.22,11). Это, конечно, один из отозвавшихся на зов Божий верой, но живший не по вере, не явивший никаких дел веры. Может быть, по слову Григория Богослова, проживший даже и нечестивую жизнь.

К нему, а вместе с тем и ко всем верующим, но не живущим по вере, Бог и обращается со страшными словами: «Друже, како вшел еси семо, не имый одеяния брачна?» И дальше: «И тогда рече царь слугам: связавши ему руце и нозе, возьмите его и вверзите во тму кромешную: ту будет плач и скрежет зубов» (Мф. 22,12-13).

Это — страшное предупреждение и напоминание. Оно обращено к внутреннему, к духовному человеку, ищущему правды жизни и общения с Богом, верящему в Бога, но отвергающемуся жизни в исполнении заповедей Божиих, не принимающему трудностей борьбы со своими страстями, со своей дурной, злой, похотливой волей. Это предупреждение и напоминание обращено ко всем нам, так часто забывающим слова Спасителя: «Аще бо кто любит Мя, слово Мое соблюдет» (Ин.14,23). Вера — это любовь. Но любовь только тогда любовь, только тогда истинна, когда деятельна, когда действенна, когда творит. Любовь всегда есть творчество, всегда обнаруживает себя в творческом акте. Человеческая душа поднимается вверх, идет к Богу верой, раскрывающейся в живой, творческой, духовной активности, в делах веры, которые состоят в исполнении заповедей Божиих.

Пусть же сердце каждого из нас всегда горит верой и любовью к Богу, непременно проявляемых в делах веры. Пусть каждый верующий употребит все усилия на то, чтобы на брачном пиршестве Господа Иисуса Христа быть в брачной одежде, в одежде чистоты души и тела. Дабы в царстве благодати получать благодатные дары, даруемые вошедшим в него не в нечистом, а в чистом одеянии. Мы имеем его, мы вышли из купели крещения все в светлых ризах. Блажен же бдяй и блюдый ризы своя (Откр.16,15). Потому что он будет в Боге и Бог пребудет в нем. Аминь.

http://www.enisey.name/book_shpiller/ch05s23.html



Назад в раздел
© 2010-2022 Храм Успения Пресвятой Богородицы      Малоохтинский пр.52, телефон: +7 (812) 528-11-50
Сайт работает на 1С-Битрикс