Материалы


День памяти отца Виктора

10.08.2017

Воспоминания об отце Викторе из раздела "История храма"

Наш пасхальный батюшка

Первый настоятель анонс.png

С отцом Виктором я служил почти три года, последние в его жизни. Мы вместе сослужили Божественную литургию, я видел его почти каждый день, это было очень тесное общение. Особенностью отца Виктора было то, что он никогда не предавался унынию, это был очень радостный и жизнелюбивым пастырь. В наше время далеко не многим, можно даже сказать, что почти никому не свойственно это качество – жить радостью, жить надеждой, быть полным оптимизма. Обычно мы, сталкиваясь с проблемами и трудностями, начинаем сетовать, жаловаться, роптать.

Конечно, бывало, что и отец Виктор расстраивался или возмущался чем-либо, но это быстро проходило, тучки рассеивались, появлялось солнышко, и мы снова видели улыбку на его лице. Думаю, эта черта батюшки не просто человеческое качество его характера, а некое духовное свойство его как христианина и священника. У всех священников, у всех людей есть какая-нибудь основная, существенная черта. Вот нашего отца Виктора можно было бы назвать пасхальным батюшкой. Не только потому, что любимым его праздником было Светлое Христово Воскресение, это и для многих так. Но он как-то умел сохранять пасхальное настроение и своей жизнью передавать его другим, мы этому свидетели. Он не просто любил Пасху, он ее ожидал с нетерпением, с каким-то особенным чувством. Он считал до нее дни, и нас в алтаре призывал к тому же. И с Рождества Христова мы начинали готовиться к Светлой Пасхе. Действительно, Пасха для христианина – исполнение всех чаяний и надежд, полнота жизни. Господь дает нам такую радость, которой нет предела. И отец Виктор жил этой радостью сам, и, что особенно важно, всем другим помогал радоваться вместе с ним, чтобы всем окружающим стало светло.

Верю, что Господь в Царстве Небесном даровал ему то, к чему он стремился в жизни: достигнуть той пасхальной, непреходящей радости, вечной Пасхи и дерзновенной молитвы за всех нас.

Иерей Константин Головатский,

священник Успенского храма


Первый настоятель  в алтаре.png


«Дни земные скоротечны...»

Первый настоятель  могила.pngДо того как переступить порог Успенского храма, я много слышала об отце Викторе, но суета житейская и многое другое отдаляло встречу с батюшкой.

Первая встреча… Я проспала и пришла в храм к Херувимской песне. Батюшка стоял у престола с воздетыми руками. Пел чудный хор. Все люди молились. Лучи солнца необыкновенно освящали храм. Была особая, непередаваемая атмосфера…

По окончании службы я, как и все, пошла ко кресту. Я стояла и наблюдала за батюшкой: как он был ко всем ласков, внимателен, доброжелателен. Все обращались к нему со своими вопросами, и он подолгу со всеми беседовал. Примерно через час подошла и моя очередь.

У меня было много вопросов, на которые я не могла найти ответа. И вот я подхожу к батюшке, он с доброй улыбкой кладет руку мне на плечо и говорит: «Не полезно много спать, грешной плоти уступать». Я растерялась так, что не могла сдвинуться с места… А он смотрит на меня и продолжает: «Я буду всегда рад видеть вас в нашем храме, приходите и с вопросами, и просто помолиться». Я вышла из храма, а его слова и голос звучат в голове. Достаю зеркальце, смотрю на себя и следов сна на лице не нахожу. Задумалась я, откуда же батюшке известно, что я проспала?

С того дня я стала в выходные дни, а порой и в будни приходить в храм. Вскоре познакомила и моего супруга с отцом Виктором. Мой муж отметил, что батюшка очень общителен, прост, обладает чувством юмора, он интересный собеседник и имеет талант психологически верно уловить характер и индивидуальность обращающегося к нему.

Муж часто и без меня стал заезжать к отцу Виктору. От батюшки он всегда привозил домой книги. Мы стали каждый месяц причащаться в Успенском храме. Сильно полюбили милого нашего батюшку. С радостью встречали батюшку с матушкой у себя дома. На каждое дело мы брали благословение батюшки, всегда дорожили его советом и боялись его ослушаться. Воцерковленными стали и наши взрослые дети. Много можно рассказать чудесных случаев, но это касается сугубо нашей семьи.

В начале августа 2004 года в нашей семье произошли большие перемены, мужа перевели работать в Германию, у нас родился внук. 6 августа мы приезжаем к батюшке, а он всю нашу долгую беседу был задумчив, тих, глаза его смотрели вниз. Он благословил нас 9 августа, в праздник великомученика Пантелеимона, причаститься.

В тот день после богослужения отец Виктор проводил нас до машины. Мы расставались со слезами, но надеялись, что скоро увидимся. Разговаривая, пригласили его приехать через месяц в Германию. Просили, чтобы он взял отпуск, а отец Виктор в ответ и говорит нам: «Дни земные скоротечны, вряд ли мы увидимся. Скоро сложим свои кости. И душа на суд предстанет…» И замолчал. Позвал матушку, она гуляла с сыном. Пока она подходила к нам, он продолжил: «Богу молитесь. От плохого уходите в сторону и помните, что Бог судит, в чем застанет». Мы попрощались и отправились. Слова батюшки врезались в память. Едем и рассуждаем между собой: почему он был так нерадостен, к чему были произнесены им эти необычные слова, так удивившие нас.

11 августа получили мы ответ на наши переживания…

Мы с уверенностью можем сказать, что в сердце каждого человека, который хотя бы раз видел отца Виктора, останется память о том, как излучалась от батюшки любовь и доброта.

Петр и Алевтина Леоновы со чадами


«Если что случится, мы сразу пойдем к батюшке…»

Мы пришли в деревянную часовенку, потому что это была ближайшая церковь к нашему дому. Мы только стали воцерковляться, не зная ничего: как молиться, как исповедоваться, как причащаться. Пришли из мира озлобленного, сами такие же несмиренные.

Батюшка удивительно тонко увидел наше состояние и протянул нам свою руку, чтобы удержать и направить. Однажды отец Виктор сказал: «Когда начинает действовать призывающая Божия благодать, человек видит, что попал в огромный и удивительный мир, наполненный сиянием, мир, в котором ему все дается почти даром. Но потом Господь ждет, чтобы человек сам начинал работать».

Отец Виктор нашел удивительный способ, чтобы мы не отпали от Церкви. Он предложил мне, грешной, потрудиться в часовенке. По вечерам муж приезжал встречать меня, и отец Виктор всегда находил время с ним поговорить. Так же было и с детьми. Наши девочки любили батюшку, слушались его, поверяли ему тайны своих детских душ.

Всегда удивляло его умение найти слова, от которых душа успокаивалась. А порой он все видел и без слов. Помню, как-то вечером пришла моя старшая дочь в храм убирать подсвечники. Ей 13 лет, проснулся дух противоречия, ей захотелось самоутверждаться. Она надулась, готова убежать из храма. Батюшка подошел к ней, молча положил руку на голову. Вижу, что ее недовольство исчезает, как сдутый шарик. Она опустила голову, лицо становится спокойным. Отец Виктор так и отошел, не сказав ни слова.

В часовенку, особенно в летнее время, заходило немного народа. Однажды пришла женщина, батюшки не оказалось, и она поведала мне такую историю.

Некоторое время назад ее родственники должны были поехать в дальнюю дорогу на машине. Они уехали, а она зашла в часовню, и отец Виктор отслужил молебен о путешествующих. Оказалось, что как раз в это время ее родственники попали в аварию. Как сказали, их спасло только чудо, потому что в таких автокатастрофах живых не остается, а они все живы.

Батюшка молился за всю свою паству и за каждого из нас в отдельности.

Однажды батюшка сказал: «Столько дел надо успеть переделать, а хочется только одного – молиться».

Как-то у нас зашел разговор с детьми о том, что в жизни может случиться все и они могут остаться без мамы и папы. Не сговариваясь, девочки сказали в один голос: «Мы тогда сразу пойдем к батюшке…».

Раба Божия Елена


Первый настоятель  благословляет.png

Жертва за нас

Батюшка наш в людях видел лучшее, и все невольно подтягивались, чтобы оправдать доверие. Ко всем относился как к родным, вот люди и откликались всей душой, стремились к нему. Как-то грязненький нищий повадился у стен церкви подаяния просить, а от самого частенько перегаром тянуло. Раз и в сам храм на вечерней службе забрел, встал возле меня и стал деньги канючить. Я засомневалась: душок его выдавал. «Погодите, – говорю, – спрошу у батюшки». Старик недоволен: «Чего еще спрашивать?» Батюшка же мне ответил: «Хлеба можно дать». – «А денег?» Ответ уже напористей: «Хлеба». Сам подозвал оборванного, потолковал с ним ласково, и вдруг вижу: нищего маслицем помазывает, тот отходит с умиленным и растроганным лицом, слезы градом катятся. Я после неоднократно его видела в храме, уже трезвого.

Серьезно батюшка относился к самым «малым» вопросам и просьбам. Дочка моя (ей было четыре года), прикладываясь к иконе Успения Пресвятой Богородицы, спросила, отчего это ангел руки одному человеку отрубает. «Где?! – изумилась я. – Вот уж никогда не приглядывалась». Батюшка, отвечая на вопрос малявки, низко присел к ней и очень серьезно поведал всю историю.

Батюшка занимался множеством дел по постройке храма, принимал деятельное участие в судьбах прихожан и вел много еще дел, о которых я могу только догадываться. Он часто бывал занят, иногда прямо-таки проносился мимо, едва успеешь благословение взять. Его все «разрывали на части», как выразилась моя подруга; для серьезного разговора порой подолгу приходилось выбирать время и возможность. Но батюшка никого не отвергал, не отмахивался. Если горе настоящее приключилось, он сразу видит, найдет возможность выкроить время. Если дело важное, но пока «терпит», то скажет ласково: «Вот мне туда-то надо на часик съездить, а ты помолись здесь пока». Иной раз «часик» в три выливался, так что, если дело у тебя пустяковое или праздное, не станешь дожидаться, а если важное, то найдешь возможность поговорить. Смирение вырабатываешь да помолишься вволю.

Батюшка научал и приучал очень постепенно к молитве, к насыщенной духовной жизни, дабы мы духовно возмужали и укреплялись, навыкли к здравому рассуждению и испытанию совести, чтобы могли за себя постоять перед напором страстей и искушений да и других поддержать. Постепенно молитва становилась правилом жизни, на службы и вечерние уже влекло, не говоря уже о воскресных литургиях. Радость от общения с Господом была истинная, и прихожанам передавалась, все молились «единым сердцем».

После службы чувствовалось внутреннее изменение: и укоры семейных добродушно перенесешь, и «острые углы» домашних сгладишь, и к ближнему с любовью отнесешься.

По себе и знакомым знаю, что истинные, духовные причины происходящего батюшка вопрошающему не всегда прямо открывал, а деликатно старался подвести к выводам самого человека, порою месяцами; чтобы совесть и покаяние пробудить.

Отец Виктор вослед Господу прошел путем жертвенной любви. По попущению Божию лукавый подстроил батюшкину гибель. Но я верю, что смерть его трагическая не напрасна, она была жертвой за нас; и мы приобрели горячего молитвенника у Божиего Престола

Раба Божия Наталия


«Не благословляю умирать…»

Не сосчитать встреч с отцом Виктором, не выразить словами благодарность за его труд, за терпение и любовь, с которыми он служил и вел нас, новоначальных и несмышленых.

Жизнь наша переменялась, мы становились другими людьми. В храм хотелось зайти каждую свободную минуту. Шли с любой проблемой, зная, что батюшка очень рад видеть именно тебя.

После службы, после акафиста завязывались беседы о разном, возникали вопросы, просьбы. Однажды кто-то сердечно так попросил: «Батюшка, вы уж отпойте нас здесь, когда время придет». А батюшка улыбается, глаза искрятся, как всегда, и говорит: «Да что вы, мои дорогие, живите! Не благословляю умирать». И повторяет потише: «Не благословляю умирать…»

Тянулись к отцу Виктору и близкие наши, которые знали его по нашим рассказам. Крестить кого – к нашему батюшке, освятить – к нему, на праздник – в наш храм.

В одной из первых проповедей в новом храме отец Виктор назвал наш маленький деревянный храм ковчегом, в котором Господь спас нас в бурях 1990-х годов. И не уставал повторять нам батюшка: «Изучайте Священное Писание, не просто читайте – изучайте». Говорил: «К нам будут приходить новые люди. Будьте ко всем внимательны, ласковы, никого не оттолкните».

Одна встреча с батюшкой постоянно вспоминается и согревает душу. Подхожу к храму, тихо, безлюдно. Только что взошла травка, и вот вижу: батюшка ходит медленно, оглядывает всходы и раскидывает семена. Улыбается приветливо: «Вот, не все взошло…»

Низкий поклон батюшке за все, что так щедро посеял он в наших душах, за все, что оставил нам. Вечная память отцу Виктору, Царство ему Небесное.

Раба Божия Людмила

475_3896.jpg


ВЕЧНАЯ  ПАМЯТЬ,  ВЕЧНАЯ  ПАМЯТЬ,  ВЕЧНАЯ  ПАМЯТЬ!


Возврат к списку

© 2010-2017 Храм Успения Пресвятой Богородицы      Малоохтинский пр.52, телефон: +7 (812) 528-11-50
Сайт работает на 1С-Битрикс