Материалы


Проповеди в Неделю Крестопоклонную

1.png


Проповедь Святейшего Патриарха Кирилла в неделю 3-ю Великого поста, Крестопоклонную

3.pngВ середине Великого поста мы особым образом вспоминаем о страданиях Христа Спасителя. На середину храма износится крест, и в течение всей седмицы мы поклоняемся Живоносному Древу, лобызаем крест Христов и вспоминаем о Его страданиях, а потому и неделя именуется Крестопоклонной.

Неслучайно именно в середине поста предлагается нам подумать о страданиях Спасителя. Через крест открывается сама тайна бытия, и в свете того, что означает крест, нам легче понять и смысл воздержания, смысл поста.

Отрывок из Евангелия от Марка, который мы только что слышали, как раз дает нам возможность поразмышлять о смысле креста. Хорошо известны слова: «Кто хочет идти за Мной, отрекись от себя и возьми крест свой и следуй за Мной» (см. Мк. 8, 34). Святитель Филарет Московский, размышляя на тему этого Евангелия, говорит следующее: «Отречение не есть пренебрежение ни душой, ни телом. Потому что душа, по слову Божию, — бесценный дар, а тело, по слову апостола, требует естественного удовлетворения. Отречься, — продолжает святитель, — значит отказаться от пристрастия. Не удовлетворение порицается, а пристрастие».

В этих замечательных словах открывается нечто очень важное для понимания человеком смысла его бытия. Дается некая евангельская норма того, как человек должен относиться к потребностям души и тела. Удовлетворение этих потребностей есть не что иное как Божий замысел о человеке. Без удовлетворения этих потребностей человек не может состояться как личность, не может совершенствоваться его дух, он не может развивать свой ум, укреплять свою волю. Без удовлетворения потребностей плоти не может быть физической жизни человека.

Греховным является пристрастие. Само это слово помогает понять смысл того, что есть страсть. Пристрастие — это победа страсти. Кстати, в русском, славянском языке слова «страсть» и «страх» близки. Всякая страсть несет в себе страх, потому что страсть есть победа над человеком плотского начала, того, что святые отцы называют похотью плоти. Когда страсть господствует, это и есть пристрастие. Человек не может поступать иначе, чем велит ему страсть, чем велит ему голос плоти.

Когда мы размышляем о страсти, то в сознании современного человека это понятие чаще всего отождествляется с чем-то абстрактным, далеким от реальной жизни. На самом деле страсть господствует над людьми, и последствия этого господства имеют значение не только для духовной жизни человека, не только для спасения его души, но и для спасения его тела.

Современный мир мало заботится о душе, поэтому та страсть, которая разрушает душу, вовсе не кажется ему опасной. Но даже современный мир признает опасность той страсти, которая разрушает человеческую жизнь. Ведь именно к таким страстям относятся алкоголизм, наркомания, а сейчас страна наша борется с игроманией — с зависимостью людей от азартных игр. Общество признает, что проявление этих страстей опасно и для личности, и для общества; отпускаются материальные средства для того, чтобы преодолевать эти человеческие страсти, потому что последствия их настолько очевидны и представляют настолько явную опасность, что следует мобилизовывать силы в борьбе с ними.

При этом современный мир совершенно бесчувственен к другим страстям, которые, может быть, так непосредственно не разрушают человека физически, хотя, несомненно, всякий грех наносит непоправимый вред и человеческому телу, а не только душе. И, тем не менее, поскольку эта связь неочевидна, то и борьбы нет; а когда Церковь призывает бороться с этими страстями, то у одних это вызывает недовольство, у других сарказм, у третьих безразличие.

Страсть — это господство над человеческим духом голоса плоти. Почему же нужно преодолеть пристрастие, чтобы следовать за Христом? Почему нужно преодолеть пристрастие, чтобы взять на себя свой крест? Вот эта связь между господством страсти и неспособностью преодолевать реальные страдания и утверждается так ярко и очевидно словом Божиим. Человек, живущий под властью страсти, неспособен нести крест. Он слаб, у него нет терпения, нет мужества, он несвободен, потому что страсть господствует над ним. Принять же крест может только духовно свободный и сильный человек. Потому нельзя взять крест, не отвергнувшись себя. Без этого отречения от пристрастия никакого крестоношения не получится - человека раздавят стрессы.

Разве не так бывает в жизни современного человека, которому кажется, что он все может? А на деле многие уже не в состоянии жить без транквилизаторов, потому что стресс разрушает и духовную, и физическую стороны человека.

А разве наши стрессы можно сравнить с Голгофским крестом? Со страданиями мучеников? Почему же их не разрушали эти страдания? Да потому, что они победили в себе страсти, они были свободны от пристрастий, от тех человеческих слабостей, которые иногда кажутся такими безобидными, а на самом деле разрушают человеческую личность.

Нет пустяков в духовной жизни. Жизнь человеческой души — это самое главное, ведь от состояния души зависит качество нашей жизни. Можно до бесконечности улучшать внешние условия жизни, а внутри человека будет ад. И никакого качества жизни не получится — какими бы комфортными условиями ни обставлять жизнь человека, какие бы блага ему не предлагать.

С другой стороны, человек, побеждающий страсть, освобождает душу от похоти плоти, обретает и силу, и терпение, и внутреннюю свободу. И тогда всякое принятие креста, всякое преодоление страданий, что посылает нам жизнь и что возлагает на нас Господь, становится бременем благим и легким.

К этой внутренней духовной силе и к внутренней свободе и призывает нас крест Христов. А для того чтобы мы могли обрести эти спасительные силы и качества, нам дается пост как некая школа борьбы со своими пристрастиями. Дается время, когда мы можем проанализировать свою жизнь, подвергнуть ее критике, саморазоблачению и по милости Божией принести подлинное покаяние Богу, совлекая с себя тлен страстей и обретая свободу во Христе. И, преклоняя колена пред крестом Господним, будем помнить о замечательных словах святителя Филарета Московского, которые мы сегодня вспоминали и которые помогают нам понять разницу между удовлетворением потребностей души и плоти и пристрастием, разрушающим духовную жизнь человека. Аминь.


Архиепископ Аверкий (Таушев)

Неделя Крестопоклонная

Аверкий Таушев.pngСколько глубокого смысла и умилительной назидательности в этом обычае Церкви выносить крест для поклонения как раз в середине Великого Поста. Прекрасно разъясняется это в наших богослужебных чтениях и песнопениях. Крест выносится с особою торжественностью на середину храма для того, чтобы поднять наш дух, воодушевить нас к дальнейшему прохождению подвига постного, напомнить нам, что все мы, христиане – крестоносцы, и что, если мы желаем не напрасно носить имя Христовых последователей, то должны в жизни своей уподобляться Христу крестоношением и самораспятием.

Если мы постимся добросовестно, то есть ничего скоромного не едим, стараемся вообще есть меньше и реже, в разного рода удовольствиях и развлечениях себе отказываем, с своими греховными склонностями и привычками решительно боремся – то мы не можем не почувствовать некоторого переутомления, некоторого упадка сил от необычного напряжения воли и телесного ослабления. И вот, при мысли о том, что поприще поста пройдено нами только наполовину, кое у кого невольно может вырваться вздох ропотливости и малодушия: «тяжко, не по силам это – когда же конец?» Для того чтобы ободрить нас и подкрепить нашу волю и дух к дальнейшему пощению, Св. Церковь и устраивает нам утешение духовное – торжественно выносит для поклонения Крест Господень.

«Вам тяжело, вы ропщете», как бы так говорит она этим: «а каково, было Господу страдать за вас на этом кресте? Или страдания Его были меньше ваших? Однако Он все терпел, дабы вас спасти. Потерпите же теперь и вы, ради Него и во Имя Его! Тем более что это терпение ваше и не Ему и никому другому, а лично вам самим нужно, лично для вас самих полезно и спасительно. Взирая на этот крест, вспомните про Его великую любовь к вам, которую проявил Он, добровольно предав Себя на такую позорную и мучительную смерть, вашего ради спасения, и – воспряньте духом!

Эта любовь Его и чудодейственная сила крестная поддержит и укрепит ваши силы и поможет Вам до конца совершить, во славу Его, ваш постный подвиг и приведет вас чрез пучину поста к великой радости светоносного дня Его преславного Воскресения.» Вот почему св. крест и сравнивается в богослужебных песнопениях недели Крестопоклонной и в так называемом «синаксарии» (объяснительном чтении) с «древом жизни», бывшем посреди рая, с «благосеннолиственным древом», под сенью которого находят прохладу и отдохновение путники, утомленные долгим и изнурительным путем, с древом, усладившим горькие воды источника Мерры во время сорокалетнего странствования евреев в пустыне по пути в Обетованную Землю, и, наконец, со скипетром и знаменем победоносного царя, появление которых предшествуют приходу самого царя.

Иными словами, крест Христов, износимый в неделю Крестопоклонную на середину храма это – Знамя наше, которое обычно выносится на полях сражений в трудные минуты для того, чтобы возбудить в воинах бодрость духа и мужество для продолжения борьбы с врагом и окончательной победы над ним. Взирая на свое славное знамя, воины невольно воодушевляются, ощущают прилив новых сил и подъем духа, бросаются на врага и побеждают его. И мы, христиане, – воины Христовы, а Великий Пост есть поприще брани с врагом нашего спасения – диаволом. Главный источник нашего воодушевления в этой невидимой, духовной брани – Крест Христов, славное знамение победы нашего Божественного Искупителя над властью ада и смерти, знамение нашего спасения, знамение неизреченной Любви Божественной к падшему человеческому роду.

Древом крестным «смертное жало и адова победа прогнася» – Распятый на нем Спас наш «предстал, вопия сущим во аде: внидите паки в рай!» (Кондак). Поэтому св. Церковь и призывает нас: «Приидите, вернии, животворящему древу поклонимся, на немже Христос Царь славы волею руце распростер, вознесе нас на первое блаженство... Придите, вернии, древу поклонимся, имже сподобихомся невидимых враг сокрушити главы»... (стихира на поклонение кресту).

Вот потому-то и мы, христиане, воины Христовы, взирая на св. крест, поклоняясь ему и лобызая его, испытываем особый прилив новых духовных сил, забываем все трудности уже перенесенного постного подвига, – «задняя забывая», по Апостолу (Филип. 3: 13), «в предняя простираемся» и делаемся способными на дальнейшие духовные подвиги для окончательной победы над грехом и достижения «почести вышняго звания Божия о Христе Иисусе» (Фил. 3: 14).

Но что такое, собственно, Великий Пост? И разве только Великим Постом должны вести мы невидимую брань с врагом нашего спасения, а в другое время – отдаваться ему в плен? Думать так – было бы крайним неразумием. Великий Пост, приводящей нас к светлой радости Воскресения Христова, есть как бы символ всего течения истинно-христианской жизни, а вместе с тем – и ежегодное упражнение в подвиге этой жизни и ежегодное напоминание о том, как должен жить христианин и какова конечная цель его жизни. Жизнь истинного христианина есть ни на один миг непрекращающаяся борьба со своими греховными страстями и похотями, которая по своей тяжести, болезненности уподобляется крестоношению и самораспятию. Вот почему св. Апостол говорит: «иже Христовы суть, плоть распяша со страстьми и похотьми» (Гал. 6: 24). В этой непрестанной борьбе со страстьми и похотьми и состоит та «невидимая брань» с врагом нашего спасения, которая должна составлять главное содержание нашей земной жизни.

Но как Христово крестоношение и распятие привело к светлой несказанной радости Его преславного Воскресения, так и наше крестоношение и самораспятие, если будем законно подвизаться, приведет нас к воскресению из мертвых и к вечной нетленной Пасхе в светлых чертогах райских. Итак, каждый истинный христианин есть подвижник. Без подвига нет, и не может быть подлинной христианской жизни. Этого подвига ждет от Своих последователей Сам Подвигоположник - Христос, говорящий: «подвизайтеся внити сквозь тесная врата» (Лук. 13: 24), ибо «широки врата и пространен путь, ведущие в пагубу, и многие идут ими; потому что тесны врата и узок путь, ведущие в жизнь, и мало их есть, иже обретают его» (Матф. 7: 13-14). А Апостол Павел говорит: «подвизаяйся от всех воздержится» (1 Кор. 9: 25) и сам о себе тут же свидетельствует: «умерщвляю тело мое и порабощаю» (1 Кор. 9: 27), тем самым указывая, что подвиг жизни христианской состоит в воздержании – в умерщвлении и порабощении плоти своей.

А это как раз и есть то, к чему особенно призывает нас Церковь Великим Постом, но что вместе с тем является обязательным для каждого истинного христианина в течение всей его жизни. Для таких христиан-подвижников Крест Христов и является ободряющим и вдохновляющим знаменем, в котором они, на протяжении всей своей жизни, почерпают неистощимый запас благодатных сил. Крест Христов – их единственная радость и похвала, и они ничего другого не желают даже знать, повторяя с Апостолом: «мне же да не будет хвалитися, токмо о кресте Господа нашего Иисуса Христа, Имже мне мiр распяся, и аз мiру» (Гал. 6: 14). Прекрасно объясняет эти слова преп. Авва Дорофей: «когда человек отрекается от мiра, тогда распинается ему мiр... когда же, освободившись от внешних вещей, он подвизается и против самых услаждений, или против своих пожеланий и умертвит свои страсти, тогда и сам он распинается мiру». Это отречение от мiра, в известном смысле, обязательно для всех христиан, а отнюдь не для одних монахов, как некоторые ошибочно думают, ибо иначе не говорил бы Апостол: «дружба с мiром есть вражда против Бога» (Иак. 4:4) и не увещевал бы нас: «не любите мiра, ни того, что в мiре» (1 Иоан. 2: 15).

Это потому, что «все, что в мiре: похоть плоти, похоть очей и гордость житейская» (1 Иоан. 2: 16) и «весь мiр лежит во зле» (1 Иоан. 5:19). Как ясно видим мы это особенно в нынешнее время! И вот, несмотря на столь определенное учение Слова Божия, несмотря на весь многовековой явно-аскетический строй церковной жизни, так ясно выраженный и в канонах Церкви, и в богослужебном чинопоследовании, и в святоотеческих творениях и в житиях святых, в последнее время в недрах самой нашей Православной Церкви все больше и больше «возстают люди, которые говорят превратно» (Деян. 20: 30). Пуская в ход всевозможные приемы нечестной диалектики, пользуясь доводами туманной философии и пустого обольщения, «по стихиям мiра, а не по Христу» (от чего предостерегает Апостол в Колос. 2: 8), они прельщают многих своими вкрадчивыми словами, пытаясь убеждать всех, будто прежний аскетический строй нашей Церкви «устарел», «отстал от жизни», далеко, мол, ушедшей вперед, и что все прежние канонические правила и предписания Церкви о посте и воздержании в настоящее время подлежать отмене.

Эта зараза, поражающая самое существо Св. Православия в его учении о подвиге, как необходимом средстве спасения, настолько глубоко проникла в наши церковные круги, что вылилась в целое движение, получившее название «Живой Церкви», или «обновленчества», а в 20-ых годах мы слышали даже с высоты одной из наших патриарших кафедр призыв к 8-ому вселенскому собору, который упразднил бы все эти стеснительные для плоти, воюющей на дух, канонические правила и ввел бы ряд реформ, в числе коих откровенно назывались: женатый епископат, второбрачие духовенства, упразднение монашества, упразднение постов, и разрешение для духовенства иметь вполне светский внешний облик и вести светский образ жизни, ничем не отличаясь от мiрян.

И хотя эти реформы до сих пор формально еще не проведены, многие насквозь пропитаны их разлагающим духом, а некоторые, без стыда и зазрения совести, явочным порядком проводят их в своей жизни. Что можно сказать о таких «развратителях истины» и как смотреть на них нам, ревнующим о чистоте Православия?

Это – «враги креста Христова; их конец – погибель, их бог – чрево, и слава их в сраме» (Филип. 3: 18-19), которому они безстрашно и безстыдно предаются, не помышляя о будущем суде и вечном воздаянии, очевидно потому, что просто не веруют «в жизнь будущаго века», как подобает христианам.. «Они мыслят о земном» (Фил. 3: 19), а нам заповедано: «горняя мудрствуйте, а не земная» (Колос. 3: 2), потому что «мудрование плотское есть смерть... закону бо Божию не покаряется» и «живущие по плоти Богу угодить не могут» – удел таких – неизбежная вечная погибель (Рим. 8: 5-13).

Всем ревнующим о подлинном христианском благочестии надо, как огня, бояться этих современных лжеучителей и не иметь с ними никакого общения, ибо они доверяющихся им лишают надежды вечного спасения. И в этом отношении, они ничуть не лучше, а скорее даже хуже многих древних еретиков, лжеучения которых были более явными и очевидными.

Считаем долгом оговориться, что мы имеем здесь в виду не личные слабости и немощи, которые легко (была бы на то добрая воля!) врачуются покаянием, а именно распространяемую этими лжеучителями идеологию, которая направлена на ниспровержение основ православно-христианской аскетики. Так – в личной жизни современного человека, иногда еще носящего, по инерции, имя христианина. Но то же мы наблюдаем и в общественной жизни. И здесь – полное пренебрежение крестом Христовым, как единственным спасительным знаменем, под которым все мы должны были бы объединиться, чтобы строить подлинно-разумную и осмысленную (а не скотскую) общественную жизнь на здоровых христианских началах.

Сколько сейчас у нас всевозможных организаций, объединений и политических партий, для которых Креста Христова как будто совсем не существует. Мало того: о Кресте Христовом и о связанной с ним православно-христианской аскетической идеологии здесь и вспоминать не хотят, как будто это вовсе чуждая и даже какая-то враждебная современному человеческому обществу сфера.

И если, напр., в такой организации кто-либо подымет голос о том, что нельзя за общественным обедом в постные дни подавать скоромные блюда или устраивать постом увеселения, то на такого, посмотрят, если не все, то большинство, как на какого-то чудака или «отжившего» человека. Точно также и Россию думают спасать у нас, большей частью, одними своими собственными силами, конкурируя друг перед другом в выработке наилучших, как им кажется, политических программ, где Вере и Церкви дается в лучшем случае лишь какое-то «почетное» место, а все надежды возлагаются на какие угодно чисто земные факторы, но не на единственно-спасительную силу Животворящего Креста Христова.

И нет мысли о том, что Россию постигла такая страшная катастрофа за богоотступничество, за то, что русские люди оставили Крест Христов и пошли под антихристово знамя безбожия и разврата, разнузданных страстей и похотей, попрания всех священных установлений, Церкви и всяческого духовного самочиния и безчиния. Нет сознания того, что не спасем мы Россию «балами» и «вечерами», а что для такого великого дела нам всем необходимо прежде всего нравственно очиститься и не о увеселениях и развлечениях думать, а о приближении к Богу, оцерковлении своей жизни, покаянном возрождении.

О, если бы поняли все русские люди, что служит ко спасению их и Родины нашей! Решительно оставили бы они тогда всякое своеумие, своекорыстие и самолюбие, отказались бы от рабского служения своим греховным страстям и похотям, попирая Закон Божий и уставы Св. Церкви, прекратили бы тогда свои взаимные распри и раздоры – объединились бы все вместе в одной существенно необходимой «организации» – Церкви Христовой и составили бы одну для всех спасительную «партию» – Честного Животворящего Креста Господня. И тогда явили бы мы собою такую несокрушимую мощь и силу, что и всех врагов своих видимых и невидимых посрамили бы, и Россию бы давно спасли, и врата жизни вечной для себя отверзли.

Не пора ли, наконец, хотя пред лицом грядущих бедствий, всем нам образумиться и поспешить под знамя Креста Господня? Вот теперь – Великий Пост, «время благоприятное», «время покаяния» – «отложим дела тьмы и облечемся во оружия света!» (стихира при начале поста) и, следуя призыву Св. Церкви всем сердцем возопием ко Кресту Господню, как бы к живому существу: (ибо в нем сокрыта животворящая сила Господня): «Кресте всечестне, освяти наши души и телеса силою твоею, и от всякаго вреда сопротивных соблюди неврежденны, благочестно поклоняющихся тебе!»

http://prihod.eparhia.ru/ebiblio/propovedi/krestopoclon/?ID=507


Крестопоклонная

Протоиерей Андрей Ткачёв

Ткачев.pngВ храмах наших Великим постом ставят Распятия. Часто возле распятого Господа изображены Его Мать и любимый ученик. Но никогда мы не изображаем на таких распятиях, а следовательно, и не видим еще двух участников Голгофского кошмара. Это – разбойники.

На страницах Библии они предстают пред нашим взором в последние часы своей земной жизни. Истории их мы не знаем. Знаем только, что их дороги разошлись, а значит, при общности внешнего поведения сердца их (на глубине) жили разными мыслями и чувствами.

Конец человеческой жизни неизбежно связан со всей прожитой жизнью, и именно поэтому одни люди в последний момент способны на измену и предательство, а другие – на смерть за Истину. Тот разбойник, которого мы называем «благоразумным» чрезвычайно важен. Мы не можем ни разу причаститься, чтобы не помянуть его и Иуду. «Ни лобзание Тебе дам, яко Иуда, но яко разбойник исповедую Тя: помяни мя, Господи, во Царствии Твоем». В этом спасшемся для вечности человеке было признание своих грехов и признание тяжелого наказания законным. И отсюда, от признания вины и смирения со смертной участью, родилась в нем (была дарована ему) великая вера в Небесного Царя, Который в это самое время совсем на царя не был похож.

Люди видели Христа воскрешающим мертвых; видели Его умножающим пищу, очищающим прокаженных. Исцеление всяких болезней иногда происходило вдали от любопытных глаз, а иногда при собрании народа. Люди видели, что Иисус из Назарета сильнее любой болезни, сильнее любого демона, и даже смерть не может ослушаться голоса Его. Вряд ли благоразумный разбойник видел все это. Ему дано было познать в Иисусе Мессию в тот момент, когда даже ученики Иисуса оставили. Сын Божий был унижен, изувечен битьем и распят, как злодей. Но в это-то самое время распятый рядом с Господом разбойник узнал в Нем Мессию. По этой причине его вера, быть может, больше всех.

Он не случайно вошел в число насельников Рая, но действительно спасся верою в таких условиях, в которых убегали и сдавались самые крепкие. Узнав Господа, разбойник попросил всего лишь вспомнить о нем в Царствии Божием. Не спасти, не даровать блаженство, но только вспомнить, «помянуть». В ответ он услышал, что будет в этот же день с Господом в Раю. Говорят, у мирских начальников надо просить много, потому что получишь лишь малую часть из просимого. А у Господа можно просить мало, потому что получишь всегда больше. Так разбойник попросил вспомнить его и не более, но в ответ получил обещание Царства, в которое вскоре вошла душа его.

Но чтобы мы не обольщали себя мыслью о том, что всякое страдание открывает двери Царства, второй разбойник говорит нам: «Не все распятые оказываются в Раю. Я тоже был распят. Я тоже был рядом с Иисусом. Но я не в Раю, потому что для спасения мало одних страданий. Нужна вера, услаждающая душу посреди самой боли. И этой веры у меня не было, равно, как не было и покаяния»

Пик страданий Господних был между шестым и девятым часом, то есть между полуднем и тремя часами дня. Именно «о девятом часе возопи Иисус гласом велиим: «Или, Или, Лима савахвани». В этом крике собрались все крики и вопли сыновей и дочерей Адамовых. Вся глубина покинутости и богооставленности была взята на Себя Иисусом Христом. В ответ на Его крик под Крестом люди посвистывали и прищелкивали языками, но Вселенная готова была треснуть напополам, подобно разорвавшейся завесе Храма.

В это страшное время солнце начало меркнуть и камни трескаться. Природа бунтовала против насилия людей над воплотившимся Творцом. Воспоминание об этом вошло в службу постового девятого часа. Там, от лица разбойника, видящего совершающееся страшное таинство природного бунта, в кондаке говорится, что видел он Начальника жизни, на кресте висящего, и говорил: если бы не был Он Богом воплотившимся, то солнце бы не скрыло лучей, и земля бы не тряслась. Но, терпящий все, помяни меня, Господи, во Царствии Твоем. Потом, в другом кондаке, говорится о Кресте, как о «мериле праведном». Одному из разбойников крестное страдание не принесло облегчения, но низвело его в ад «тяготою хуления». То есть он от страдания крестного перешел к страданию адскому. Господи помилуй! Другому же разбойнику крестная мука стала познанием богословия и облегчением прегрешений.

Это очень важные молитвенные тексты. Они говорят нам о том, что страдание само по себе не искупительно, если страдает грешник. Страдание грешника есть неумолимость и следствие отчужденности от жизни Божией. Только страдание «Единого Безгрешного» искупает человека, терпящего свою собственную боль и молящегося: «помяни меня, Господи, во Царствии Твоем».

Мы же часто готовы самочинно выписать себе пропуск в вечное блаженство только на том основании, что, якобы, страдали много. Хотя, что значит в этом вопросе «много» или «мало»? И кто, кроме Бога, может сравнительно взвесить страдания человеческие?

Повторяя одними лишь устами перед Причастием и на третьем антифоне слова разбойника «помяни мя, Господи, во Царствии Твоем», мы можем в то же время быть весьма далеки от того, чтобы реально сочислить себя злодеям и явным преступникам воли Божией. «Да, конечно я сделал то-то и то-то. Но согласитесь, что все-таки…», — говорим мы наедине или в реальных диалогах. И это внутреннее нежелание признать в себе подлинного разбойника (то есть преступника Божественных законов) делает бесплодными и лицемерными наши взывания «Помяни мя». Христос реально вошел в общение с грешниками и когда крестился среди них на Иордане, и когда распятием исполнил написанное: «И со беззаконными вменися» Вот и нам бы отказаться от внутреннего фарисейства, дескать, «я еще ничего, а другие вон чего…» Разбойник он и есть разбойник. Для того, чтобы помянул меня Господь во Царствии Своем и, паче чаяния, это самое Царствие даровал, нужно и мне без самооправданий признать в себе подлинного злодея. Тогда и Крест, посреди храма стоящий, будет врачевством души моей, и крест, который я на плечах через всю жизнь нести должен, будет не просто законным наказанием, но познанием богословия и облегчением прегрешений.

http://www.andreytkachev.com/krestopoklonnaya/







Назад в раздел
© 2010-2020 Храм Успения Пресвятой Богородицы      Малоохтинский пр.52, телефон: +7 (812) 528-11-50
Сайт работает на 1С-Битрикс