Материалы


Проповеди в Неделю 6-ю ваий.

святитель Лука.pngАрхиепископ Лука (Войно-Ясенецкий)

Слово в неделю ваий

Празднуем мы ныне одно из самых великих событий в земной жизни Господа нашего Иисуса Христа – Его торжественный вход в Иерусалим.

Надо, чтобы поняли все вы, каково значение этого праздника, чтобы поняли, каков смысл входа Господня в Иерусалим, ибо когда кто-нибудь впервые знакомится с Евангелием, то останавливается его мысль на главе, которая повествует о входе Господнем в Иерусалим, останавливается с удивлением, даже с недоумением, ибо читали они во многих других местах Евангелия, что Господь наш Иисус Христос всегда и неизменно отклонял от Себя всякие почести, всякое превозношение, ибо был Он кроток и смирен сердцем.

Он запрещал бесам, которых изгонял из одержимых ими, разглашать, что они знают, кто Он, что знают, что Он Сын Божий. Почти всегда исцеленным Им Он тоже запрещал разглашать о чуде.

Когда исповедал Его святой Петр как Христа, Сына Божия – Мессию, тогда сказал ему Христос: "Блажен ты, Симон, сын Ионин, ибо не плоть и кровь открыли тебе это, но Отец Мой, Сущий на небесах". Апостолы знали, но апостолам тоже заповедано было не разглашать никому о том, что Он Христос, Мессия, Сын Божий.

Итак, все то, что было прежде, как бы стояло в некотором противоречии со входом Господним в Иерусалим. Никогда прежде не видели Господа иначе, как шествовавшим пешком; здесь впервые увидели Его сидящим на осле. Никогда не видели, чтобы Он не уклонялся от всяких почестей, а теперь Он принимал их.

Что же это значило? Почему теперь как бы изменился образ действий Господа Иисуса Христа? Почему никогда прежде за три с половиной года Своей проповеди Он не позволял никому разглашать, что Он Мессия, Спаситель мира? Почему и Сам никогда не говорил об этом?

Почему? Потому что не пришло еще время открыть это людям, потому что неблаговременно было Ему открыться как Мессии.

Что было бы, если бы Он поспешил открыть свое мессианское достоинство? Вы знаете, как люто враждовали первосвященники, книжники, фарисеи против Него. Неужели же тогда, в начале земной деятельности Спасителя, они могли бы потерпеть, что Он провозгласил Себя Мессией?

Нет, ни в коем случае! Это только усилило бы их ненависть и вражду против Него, привело бы к ранней, безвременной смерти от злой руки их. Тогда, до входа Господа в Иерусалим, еще не настало время объявлять Его Христом, Сыном Божиим, Мессией.

А теперь настало. Господь знал, когда надлежало открыть всему народу Его достоинство как Христа, и вход Господа в Иерусалим имел целью именно это: открыть Иисуса как Спасителя, Сына Божия и Мессию.

Как, в какой форме совершено это великое дело Господом нашим Иисусом Христом? Не со славою великою, не с той славой, которую должен был принять Мессия, если бы Он был тем, за кого считали и каким ожидали Его иудеи; если бы цель Его пришествия была только в том, чтобы воцариться навеки над народом израильским, поставить его превыше всех других народов и стать земным царем.

Ведь сказал же Спаситель на суде Пилата в ответ на вопрос Пилата, царь ли Он: "Ты говоришь... Царство Мое не от мира сего" (Ин. 18, 36).

Если бы искал Он царства от мира сего, если бы желал быть тем Мессией, великим царем, какого ожидал народ израильский, то, конечно, Он не вошел бы в Иерусалим в таком бедном, смиренном виде.

Разве не было среди уверовавших в Него, среди глубоко чтивших Его большого количества богатых и знатных, которые могли бы по первому намеку Его обставить вход в Иерусалим, как вход царя: дать великолепных коней, колесницы, которые сопровождали бы толпы народа, как сопровождали в Риме великих полководцев, одержавших славные победы над врагами? Их награждали так называемым триумфом. Это шествие триумфатора бывало полно великой славы, полно блеска. Триумфатор стоял на роскошно убранной колеснице, запряженной четверкой великолепных коней, высоко держа свою гордую голову, увенчанную лавровым венком, и принимал отовсюду знаки преклонения и прославления. Впереди шли войска с музыкой громогласной. А позади колесницы вели закованных в цепи царей и вождей того царства, которое покорил триумфатор.

А Господь Иисус Христос неужели мог так совершить вход Свой? О нет, о нет!

Всякая слава земная ничтожна и исчезает как дым, и все те, которые были удостоены в Риме триумфа, давно, давно забыты людьми. Есть другая слава, неизмеримо более высокая, чем слава триумфаторов: есть слава доблестного смирения, кротости и добродетелей, ибо эти великие духовные качества неизмеримо выше всех заслуг военных и гражданских и всякой славы человеческой, ничтожной пред славой кротких, смиренных, полных любви и добродетелей.

Царство Христово было не от мира сего, оно было Царством от Бога. И славой его должна была быть слава Божия. И эту славу стяжал Он в Своем смиренном шествии на осле, на котором сидел Он, не гордо подняв голову, а низко опустив ее и орошая Свои святые ланиты потоками слез.

Было теперь благовременно открыться народу израильскому как смиренному и страдающему Мессии, как рабу Иеговы, как Отроку, Который тих и кроток, Которого Отец Небесный держит за руку, Который "трости надломленной не переломит, и льна курящегося не угасит" (Ис. 42, 3).

Таков был вход Господа в Иерусалим. Подумаем, неужели всякий, кто был бы на месте Господа Иисуса в этот момент Его славного вхождения в Иерусалим, кто стремился бы к славе и почестям земным, к власти царской, неужели не использовал бы восторг народа, вызванный величайшим чудом воскрешения мертвеца на четвертый день после смерти – неужели не использовал бы такого восторга народного, чтобы подлинно воцариться?!

О как легко мог это сделать Христос! О с каким страхом и смятением смотрели Его враги на славный Его вход в Иерусалим! Как трепетали, думая: неужели станет царем, неужели станет нашим властителем?

А Господу это не было нужно, ибо Царство Его не от мира сего.

Он восседал на осленке, сопровождаемом ослицей, и горько плакал... Почему, почему Он горько плакал?!

Это объясняют Его собственные слова, обращенные к Иерусалиму, которые услышали окружающие Его: "... о, если бы и ты, хотя в сей твой день узнал, что служит к миру твоему! Но это сокрыто ныне от глаз твоих" (Лк. 19, 42).

О, если бы ты, Иерусалим, в этот самый решающий для тебя день узнал, что служит к миру твоему: о, если бы узнал, что Я именно тот Мессия, Который пришел спасти тебя, что Я царь твой не земной, а Царь Небесный! Если бы ты знал!.. Но сокрыто это от очей твоих.

Господь знал, что должен будет претерпеть народ, отвергший Его, распявший Его на кресте, за отвержение Его, за распятие Его.

Он знал, что придут Веспасиан и Тит, обложат Иерусалим окопами, подвергнут его несказанным ужасам осады, описание которой читаем у историка еврейского Иосифа Флавия, современника этих событий.

Неописуемо ужасна была страшная осада Иерусалима: матери убивали и варили детей своих, чтобы съесть их. Иерусалим был разрушен так, что не осталось в нем камня на камне. Храм Иерусалимский был разрушен, чтобы не быть никогда более восстановленным.

Об этом плакал Христос.

О, если бы ты, Иерусалим, хоть в этот день твой узнал, что служит к спасению твоему... "Но это сокрыто ныне от глаз твоих".

Народ ликовал, народ кричал, размахивая финиковыми ветвями: "Благословен Грядый во имя Господне! осанна в Вышних!" (Мф. 21, 9).

Народ постилал одежды свои под ноги осла, на котором Он ехал, дети восклицали, вознося хвалу Богу.

А в черных душах своих книжники, фарисеи, первосвященники терзались, негодовали и, не выдержав, сказали Господу: "Запрети, запрети им: слышишь, что кричат".

"Иисус же говорит им: да! разве вы никогда не читали: из уст младенцев и грудных детей Ты устроил хвалу" (Мф. 21, 16).

И замолчали злобные люди. Они хотели, они просили, чтоб Господь запретил прославлять Его.

А что ответил Господь? – "... если они умолкнут, то камни возопиют" (Лк. 19, 40).

Ибо о таком великом событии, которое видите вы, нельзя молчать – даже камням нельзя молчать.

Итак, народ ликовал, а книжники, первосвященники, фарисеи разрывались от злобы и негодования. За что ненавидели Господа Иисуса, за что распяли Его? За то и потому, что считали Его нарушителем закона Моисеева.

Закон Моисеев был для них непререкаемой, абсолютной святой истиной, и всякий нарушающий закон считался тягчайшим преступником. Они негодовали на то, что Господь Иисус Христос исцелял больных в день субботний; не раз, не раз при этом выражали они свое негодование. Один такой случай напомню вам: Господь вошел в храм и увидел человека, имеющего сухую руку, велел ему выйти на средину и, обратившись к книжникам и фарисеям, спросил: "... что должно делать в субботу? добро или зло? спасти душу или погубить?" (Лк. 6, 9). Они злобно молчали.

Тогда повелел Спаситель человеку тому протянуть сухую руку, и стала она внезапно здоровой. А книжники и фарисеи бесновались от злобы, видя это чудо.

Какое извращение сердца человеческого: вместо того, чтобы трепетно прославлять Бога, творящего такие чудеса, они прониклись бешеной злобой. Они не понимали, не могли понять того, что Господь пришел "не нарушить закон Моисеев, а исполнить", т.е. дополнить; что он есть Господин и субботы. Они не понимали, что Его учение не только не разрушает закона Моисеева, но и неизмеримо его возвышает. Они не понимали весьма много из того, что говорил Иисус. Они не тронулись даже совершенно необыкновенным, исключительным чудом воскрешения Лазаря четырехдневного. Почему так, почему народ ликовал, а они злобствовали?

Ответ на это находим у святого пророка Исаии: потому не могли они веровать, что "огрубело сердце народа сего, и ушами с трудом слышат, очи свои сомкнули, да не узрят очами, и не услышат ушами, и не уразумеют сердцем, и не обратятся, чтобы Я исцелил их" (Ис. 6, 10).

Они окаменели сердцами своими, ослепили очи свои, сомкнули и не хотели видеть чистого, великого, святого.

О как же вы, окаянные, видя шествие Господа Иисуса на осляти, сыне подъяремной, не вспомнили слова пророка Захарии: "Ликуй от радости, дщерь Сиона, торжествуй, дщерь Иерусалима: се Царь твой грядет к тебе, праведный и спасающий, кроткий, сидящий на ослице и на молодом осле, сыне подъяремной" (Зах. 9, 9).

О, как они этого не вспомнили?! Как не поразила их картина шествия Господа на осляти, сыне подъяремной, когда увидели это своими глазами?! Потому не вспомнили, что окаменили сердце свое и ослепили очи свои, да не увидят очами и не уведают сердцем. На них сбылись слова св. апостола Павла о смертоносной букве: "... способность наша от Бога. Он дал нам способность быть служителями Нового Завета, не буквы, но духа: потому что буква убивает, а дух животворит" (2 Кор. 3, 5-6).

Враги Христовы были привержены букве Писания, не разумея духа Писания, именно поэтому их убила мертвая буква. К служению духу призваны мы все – не к служению букве смертоносной. А враги Христовы погибли в служении своем, ибо были служителями смертоносной буквы.

Да не будем же служителями буквы, да будем же мы служителями духа Христова!

Да не случится никогда ни с кем из нас, чтобы к нам приложимы были слова, сказанные Господом Иисусом Христом при входе в Иерусалим: "... о если бы и ты хотя в сей твой день узнал, что служит к миру твоему! Но это сокрыто ныне от глаз твоих" (Лк. 19,42).

И в жизни каждого человека бывают такие моменты, когда надо припомнить эти слова Христовы. Бывает, что когда человек идет по пути неверному, то милосердие Божие останавливает его, останавливает каким-нибудь потрясением, каким-нибудь несчастием или болезнью, и тогда как бы говорит ему: "... о если бы ты хотя в сей твой день узнал, что служит к миру твоему!" (Лк. 19,42).

Бывает с каждым из нас, что Господь стоит у двери сердца нашего и потихоньку стучит, ожидая, чтобы открыли и впустили Его – стучит как, нищий под дверью. О, горе, горе нам, если не услышим тихого Христова стука, ибо в этот момент должны мы подумать, что и к нам относятся те слова Христовы, которые вызвали потоки слез из Его Божественных очей: "... о если бы ты хотя в сей твой день узнал, что служит к миру твоему!".

22 апреля 1951 г.

http://azbyka.ru/otechnik/Luka_Vojno-Jasenetskij/propovedi_1_03.shtml


Слово на Вход Господень в Иерусалим

Родзянко.pngЕпископ Василий Родзянко

Праздник входа Господня в Иерусалим.

Это вход довольно долгий. Потому что Христос Спаситель идет через всю святую землю. Это его крестный ход начинается. Он идет с учениками, он останавливается в одном месте, где виден Иерусалим, и начинает плакать над Иерусалимом. Оплакивает его, оплакивает и говорит: «Как я хотел собрать вас всех, как наседка собирает своих птенцов, но вы не захотели».

Плачет над всеми этими людьми.

Господь входит в храм.

Входит в храм, и что же первое, что он видит, и что он делает? Он видит, до чего опустилось все в храме духовно. До чего дошли люди, стали вместо того, чтобы быть проповедниками Царства Божия и Спасения, торгашами земными. Использовали храм в основном как самоцель для того чтобы как можно больше прибыли земной получить.

И тогда Христос Спаситель оказывается впервые грозным судьей. Тем, которым он станет в конце веков, когда уже придет на страшный Суд, когда все мы будем разделены. Вот он уже сейчас начинает быть таким судьей и изгоняет этих торгующих из храма.

И тогда к нему приступают книжники-фарисеи, первосвященники, и говорят : «Какой властью ты это делаешь?». А он говорит: «Если бы вы знали какой властью я это делаю, вы бы не делали то, что вы делаете сейчас». И вот это был момент полного расхождения между ветхим и новым заветом. Между старым, уже уходящим миром и новым – приходящим, который несет с собой свет Евангелия и Евангельского нового светлого благодатного закона и новой благодатной жизни, которая ведет ко спасению.

Придет момент, когда те же люди, которые пели «Осанна в вышних, благословен Грядый во имя Господне», когда Христос взял молодого осленка и мать его и на осле въехал торжественно, как царь в Иерусалим – Царь небесный, но все же в Иерусалим, то вот тот же самый народ через 6 дней в Великую пятницу вместо этих слов «Благословен Грядый во имя Господне» будет кричать: «Распни, распни его!».

Но там не будет кое-кого, кто с радостью бежал и встречал Христа Спасителя в этот день входа Господня в Иерусалим.

Детей не будет в великую пятницу.

Дети не участвуют в распинании Христа. Дети только радостно приветствуют Христа.

И это тоже не случайно. Будьте как дети, – сказал Христос всем, – без этого вы не войдете в Царство Небесное.

http://azbyka.ru/propovedi/propovedi-episkopa-vasilija-rodzjanko.shtml#slovo_na_vkhod_gospoden_v_ierusalim


«Если не обратитесь и не будете как дети».

Вход Господень в Иерусалим

Алфеев.pngМитрополит Иларион Алфеев

Мы только что слышали евангельский рассказ о том, как Господь за несколько дней до Своей крестной смерти входил в Иерусалим и множество народа встречало Его. Люди резали пальмовые ветви и постилали их по дороге, восклицая: «Осанна Сыну Давидову! благословен Грядущий во имя Господне!» (Мф. 21:1-17). Среди встречавших Христа было и много детей.

В одном из богослужебных песнопений этого праздника говорится о том, что дети встречали Христа как Бога. Это можно воспринять как аллегорию, иносказание, но можно увидеть в этом и более глубокий смысл. Когда Христос явился в мир, люди видели в Нем человека. Одни относились к Нему с любовью и восхищением, другие с подозрением, третьи с ненавистью. Когда, сидя на молодом осле, Господь въезжал в Иерусалим, первосвященники и книжники испытывали по отношению к Нему лишь зависть. А вот дети вышли навстречу Христу, чтобы почтить Его, порадоваться Его пришествию в Иерусалим. Вряд ли они, да и все, кто находился в тот день рядом с Иисусом, понимали, что Он — Бог Воплотившийся. Но, несомненно, были люди, которые это чувствовали, так как некая таинственная божественная сила влекла их ко Христу. И среди таких людей были дети. Сегодня мне хотелось бы сказать несколько слов о том, как дети воспринимают Бога и как мы, взрослые, должны воспитывать детей.

Вы помните случай из Евангелия, когда дети были приведены к Иисусу, а ученики возбраняли им, и Христос сказал: «Пустите детей и не препятствуйте им приходить ко Мне, ибо таковых есть Царство Небесное» (Мф. 19:14). Вы помните также, как Господь, призвав дитя, поставил его посреди учеников и сказал: «Если не обратитесь и не будете как дети, не войдете в Царство Небесное» (Мф. 18:3). Почему Христос так говорил? Потому что дети многое воспринимают гораздо глубже и сильнее, чем взрослые. За спиной каждого взрослого прожитые годы, богатый опыт сомнений и разочарований. У детей этого опыта, как правило, нет. И у них нет того искаженного видения мира, которое характерно для многих взрослых. Дети все воспринимают таким, каково оно есть.

И в то же время именно на взрослых лежит обязанность религиозного воспитания детей. Есть такой рассказ. Женщина пришла к священнику с новорожденным младенцем и спросила: «Когда нужно начинать его воспитывать?» Священник ответил: «Если вы еще не начали, то уже опоздали на девять месяцев». Действительно, ребенка нужно начинать воспитывать еще до рождения. Если мать, которая носит ребенка во чреве, ходит в храм, причащается Святых Христовых Тайн, если на устах ее молитва и она участвует в благодатной жизни Церкви, то это благотворно скажется на ребенке. Даже еще не родившийся ребенок способен воспринимать благодать Божию.

Когда ребенок рождается, мы совершаем его крещение. И хотя ребенок и на этом этапе еще не воспринимает ничего рационально, но благодать Божия касается его сердца и начинает свое преображающее и изменяющее действие. Очень важно младенцев и грудных детей, приносить к таинству Святого Причащения. Мы не можем объяснить детям, что такое Причастие, как нередко мы не в состоянии объяснить это и взрослым, но знаем по опыту, что дети, которых регулярно приносят в храм для причащения, к Святой Чаше идут с радостью: все их существо ликует от встречи с Христом.

Позже, по мере того, как ребенок вырастает, начинает говорить и рационально воспринимать окружающий мир, мы должны очень осторожно и постепенно, но постоянно вводить ребенка в церковную жизнь, объяснять ему смысл церковных таинств, рассказывать ему о Боге. Но нужно быть чрезвычайно внимательными, чтобы не нарисовать неправильный, искусственный образ Бога.

Нередко бывает, что родители в воспитательных целях используют Бога для придания большего авторитета самим себе. Иногда ребенку внушают, что Бог — это грозное и сердитое существо, готовое за каждый самый незначительный проступок строго наказать. Такие родители внушают ребенку: «Не будешь меня слушаться — Бог тебя накажет». Это ложное, противоестественное и антихристианское представление о Боге. Мы должны учить детей тому, что Бог их любит, любит каждого, независимо ни от чего; и что бы ни происходило, любовь Бога не становится меньше. Говоря с детьми о Боге, мы должны сознавать: все, что закладывается в душу ребенка в первые годы его жизни, в той или иной степени будет отражаться на жизни последующей. И в большинстве случаев именно неправильные методы воспитания, неправильные представления о Боге, которые взрослые внушают детям, приводят к тому, что дети, достигнув юношеского возраста, отходят от Церкви, отворачиваются от Бога.

Мы слышим в нашем храме крики детей — такие же, какие слышал Господь Спаситель, когда входил в Иерусалим. Мы должны радоваться этому и благодарить Бога за то, что Церковь не оскудевает, что в нее приходят новые и новые поколения людей. Но мы должны помнить и о той великой ответственности, которая возложена на каждого из нас за воспитание наших детей. Христос говорит: «Кто соблазнит одного из малых сих, верующих в Меня, тому лучше было бы, если бы повесили ему мельничный жернов на шею и потопили его во глубине морской» (Мф. 18:6). Это грозное предупреждение обращено к каждому из взрослых.

Празднуя сегодня Вход Господень в Иерусалим, готовясь к вступлению в Страстную седмицу, когда мы будем переживать вместе со Христом все то, что пережил Он в последние дни и часы Своей земной жизни, не забудем о детях, чтобы и они стали причастниками всего того прекрасного, светлого и божественного, к чему мы приобщаемся в Церкви Христовой.

http://azbyka.ru/propovedi/chelovecheskij-lik-boga.shtml#n19


Проповедь иеромонаха Василия (Рослякова), оптинского новомученика

Росляков.pngВот и мы восходим в Иерусалим...», – говорит Господь своим ученикам, апостолам. Господь идет на Крестные страдания. Господь идет принять смерть за весь человеческий род во искупление грехов его. Но что видит Он вокруг Себя? А видит Он, что ученики Его малодушествуют, что они ужасаются. Они знают, что иудеи уже составили совет и порешили убить Господа, ненавидя Его всей душою. Знают, что идет Он на верные страдания. Они еще не догадывались, что Он идет на смерть, но представляли, что будут какие-то страдания и неприятности. Они боятся идти за Ним. Они идут позади – и ужасаются. И вот двое из Его учеников, Иаков и Иоанн, подходят к Нему и спрашивают Его, и просят Его: «Чтобы нам, Господи, сесть в Твоем Царстве справа и слева от Тебя», то есть просят у Него почестей и славы. Думают о том, что Он идет принять царство земное. Господь им отвечает: «Не знаете, чего просите». С кротостью и смирением отвечает на их просьбу. Не осуждает их за их несовершенство, за то, что они еще не до конца понимают, для чего пришел Он на землю. И когда Он так им ответил, то остальные ученики стали негодовать на них, что они просили этого у Господа. И Господь тогда говорит им: «Послушайте, что Я хочу сказать вам: кто хочет из вас быть большим, тот да будет вам слуга. Кто хочет быть из вас первым, тот пусть будет всем раб, ибо и Сын Человеческий пришел не для того, чтобы Ему послужили, но чтобы послужить и отдать душу Свою за искупление многих».

Вот такую картину для нас с вами представил евангелист Марк. Как жива эта картина сегодня, как она действенна именно сегодня!

Господь идет на Крестные страдания. Господь идет распяться, а вокруг Него бушуют страсти. Вокруг Него ученики Его ближайшие и осуждают друг друга, и малодушествуют, а иные просят почестей, ищут себе славы... И весь этот мир мятется вокруг Господа в своих страстях, и лишь один Господь знает, для чего Он пришел. Он непоколебим, как скала, и идет исполнить Свое служение. Он берет за руки учеников и ведет их в Иерусалим для того, чтобы там распяться за них.


И сегодня для нас Господь восходит в Иерусалим. Идет так же впереди нас, но мы сегодня представляем собою ту же самую картину, как некогда представляли ученики Его. То же самое несовершенство владеет нами, те же самые страсти нас обуревают, и мы с вами ужасаемся, мятемся, а иногда друг другу завидуем, иные просят себе каких-то несуществующих почестей... И все это в то самое время, когда Господь ежедневно проливает за нас Свою святую кровь. Не хотим воззреть на Него, идущего ради нас с вами распяться. Не хотим посмотреть на Него и принять ту силу, которую Он нам дарует каждый день, ибо мы становимся христианами не для того, чтобы иметь какие-то почести, не для того, чтобы чем-то величаться или кичиться, нет! Не для того, чтобы выделиться друг перед другом или перед остальным миром, нет!

Мы приходим ко Христу для того, чтобы испросить и получить у Него силы служить другим. Быть последними, быть рабами среди этого мира для того, чтобы некоторые спаслись, – вот для чего мы идем ко Христу. А мы порою забываем об этом. Мы считаем, что если мы совершаем молитву, если мы проводим подвиг поста, если мы творим какие-то дела милосердия, – это уже возвышает нас над другими. Но – «Нет!», – говорит Господь. Мы должны быть последними, для всех быть рабами, ибо тогда, воззрев на Него, примем величайшую силу Святаго Духа. Именно только этой силой возможно творить добро здесь, в мире.

Так, мы хорошо знаем о своих недостатках, о своих немощах. Мы больны, у нас и семейные, и общественные скорби, и скорби на работе... И мы носимся с этими скорбями, как с писанной торбой, и всюду их выставляем для того, чтобы нас кто-то помиловал, пожалел, утешил... Это по-человечески понятно. Но... Доколе будем так скорбеть и так малодушествовать и постоянно этим прогневлять Бога? Почему мы не хотим принять ту решимость, которую нам Господь сегодня предлагает? Почему не хотим понудить себя на дела поста, на дела молитвы, на дела милосердия и благочестия? Почему мы постоянно прикрываемся своими скорбями, нетерпением, болезнями, о которых мы все хорошо знаем? Этого делать нельзя! Это не должно для нас быть прикрытием! Это должно быть еще большим стимулом к покаянию, чтобы еще и с этим прийти к Богу и осудить себя в том, что мы и сегодня, до сих пор, мы, верные христиане, люди, которые считаем себя учениками Христа, не понуждаем себя на дела благочестия. А ведь именно от этого, от нашей решимости, и зависит и наше с вами будущее, и будущее наших детей, и будущее нашей страны. Итак, Господь ныне восходит в Иерусалим... А мы идем и мятемся, и не хотим воззреть на Него.

«Восклоните очи, – говорит Господь, – посмотрите на Меня, утвердитесь в воле вашей, в ваших чувствах и в ваших помышлениях». Именно это сегодня нам говорится со священных страниц Евангелия.

Не хотим даже порой открыть Евангелие и почитать. Мы говорим о том, что открыть, приобрести Евангелие для нас бывает тяжело! Как это горько слышать и как трудно об этом сегодня говорить, что мы сегодня ссылаемся на все это! Как больно бывает за Бога, как бывает обидно за Него, что Он с нами, что Он ради нас проливает Свою кровь, а мы стоим безпомощно и оправдываемся: «А у меня, Господи, то, а у меня, Господи, это, и у меня все плохо...» Но разве Он не призывает нас к Себе и не дает нам силы, чтобы исправить все, что дурно в нас самих и в нашем окружающем мире? Дает, – но мы не хотим принять. Не хотим распяться, не хотим понудить себя, хотя бы в чем-то ущемить себя ради того, чтобы угодить Богу. Думаем только о себе. Прежде всего ставим свои интересы во главу угла. Соглашаемся, когда нас кто-то обличает, и тут же, выйдя из церкви, продолжаем творить то же самое.

А святой Иоанн Златоуст восклицает в покаянии: «Какого Владыку мы имеем! Какого Господа мы с вами имеем! Такого не имеет никто – ни Царя, ни Владыки! Кто из земных владык когда-либо взошел на Крест за своих подчиненных? Кто из каких-либо основателей философских учений или религий принял Крестный подвиг ради своих чад, ради своих церковных чад, создал церковь на крови своей? Такого не было и не будет больше в мире. Это мог сделать только воплотившийся Бог ради нас с вами».

Приближается Страстная Седмица. Приближается Вход Господень в Иерусалим... Давайте хотя бы в эти остальные две недели святаго Великого Поста понудим себя, насколько это возможно для нас, немощных и маловерных, к подвигам благочестия. Подвигнем себя и угодим хотя бы в эти дни Богу. Не унывать призваны мы, христиане православные, но смотреть и видеть Господа, Который идет впереди нас и попирает Своими пречистыми стопами все те скорби, которые враг для нас уготовал. Эти скорби уже попраны Христом, они побеждены Им, и для нас уже есть возможность приобщиться к той победе, к той радости и к тому веселию, которое нам даровано Воскресением Христовым. Вспомним об этом и о Спасителе нашем, распявшемся за нас и ради нас Воскресшем. Послужим Ему хотя бы немного делами благочестия, делами веры, делами угождения нашим ближним!

Послужим нашим ближним, немного распнемся за них, ради тех немощей и тех скорбей, которые несут они, ради тех больших и малых невзгод, которые мы часто не замечаем, а человек носит их в своем сердце.

Постраждем немножко за ближних! И тогда Господь ради этого и наши скорби умирит в наших сердцах. И жизнь наша примет совсем иное устроение – она станет иной. И вот тогда и мы с вами приобщимся неизреченной радости Христова Воскресения.

Восклонитесь волей вашей от земли, от скорбей ваших, от неприятностей ваших, воззрите к Богу, и веру примите, примите радость о Духе Святом, Который ныне торжествует в нашей Церкви.

И сегодня, причащаясь Святых Христовых Тайн, войдите с Господом нашим в Иерусалим! Восходите в то небесное жилище, которое нам с вами уготовал Господь святою смертью Своей и святым Своим Воскресением!

http://www.optina-pustin.ru/65-vhod-gospoden-v-ierusalim.html






Назад в раздел
© 2010-2019 Храм Успения Пресвятой Богородицы      Малоохтинский пр.52, телефон: +7 (812) 528-11-50
Сайт работает на 1С-Битрикс