Материалы


Проповеди в Неделю всех святых, в земле Российской просиявших

Иоанн Шаховской.pngВ Неделю всех святых, в земле Российской просиявших

Святитель Иоанн (Максимович)

День памяти святых, в земле Российской просиявших, указывает нам на то духовное небо, под которым создавалась и жила земля Русская. До святого князя Владимира на Русской земле жили языческие разрозненные, друг с другом враждовавшие племена. Святой князь Владимир принес им новую веру, новое сознание, смысл жизни, новое внутреннее, душевное состояние, дал им новый, всех объединяющий дух жизни, и так образовался единый народ.

Само существование русского народа связано с зарождением в нем духовной жизни, с усвоением основ христианского мировоззрения: бессмысленно искать смысл и цель жизни в земной жизни, которая кончается смертью. Надо стремиться усвоить божественную, благодатную, вечную жизнь, а тогда устроится и эта временная, земная: Ищите же прежде Царствия Божия и правды Его, и сия вся приложатся вам (Мф 6, 33).

Вера, Православная Церковь объединила разрозненные племена в один народ, и самым существенным свойством русских людей стала вера в Царство Божие, искание его, искание правды. Ради Царства Божия, ради причастности ему, ради молитвы русские подвижники уходили от мирской суеты в леса, на не обитаемые острова. Они искали только Царствия Божия, ничего не хотели создавать и строить, уходили от людей, но люди шли за ними ради Царствия Божия, бывшего на тех островах и лесах вокруг праведников, и так вырастали лавры и обители.

Искание правды — основная нить жизни русского народа, и не случайно, что первый писаный свод законов, который должен был упорядочить жизнь, назван был «Русской Правдой». Но о небе, о Царстве Божием, думали не только те, кто уходил от мира и людей, все верующие русские люди понимали смысл жизни. Все, кто подлинно строил Россию как государство, живя в миру и исполняя свои обязанности, также почитали самым главным быть верными Божественному Царству и Божественной Правде.

В России были князья, полководцы, хозяева, люди всех родов и занятий, но их основное понимание, и стремление, и смысл жизни было также стяжание Царствия Божия, причастность ему.

Св. Александр Невский всю жизнь провел в военных и государственных подвигах, проехал на коне через всю Сибирь к татарскому хану, чтобы устроить мир в России, прославился военными победами, но когда заболел и пришла смерть, он принял ее как освобождение от трудов земной жизни и отдался тому, что было дороже всего его душе, и принял постриг, чтобы войти в вожделенное Царство Божие уже воином не земным, но Христовым.

Смоленский князь Феодор также принял перед смертью монашество. Такие духовные вожди русского народа в своем стремлении к Царству Божию — лучшие выразители основной черты духовной жизни народа, основной силы, которая направляла историческую жизнь его. Усвоение христианской веры переродило и русских князей.

Власть всегда есть выражение сознания и воли. Власть всегда руководствуется той или иной философией, тем или иным пониманием цели и смысла жизни и своей деятельности. До Владимира Святого русские князья были вождями воинствующих племен и вели войны ради военной добычи и славы. Ставши христианами, они стали начальниками отдельных частей единого народа. С принятием христианства явилось сознание и ощущение единства. Правда была в братстве князей, и междоусобная война стала неправдой.

Св. князь Владимир дал русскому народу новый смысл жизни и новую жизненную силу. Бедствия, неуспехи, поражения бессильны перед главной силой жизни, бессильны перед жизнью духовной. Царствие Божие, духовная отрада в причастности ему остаются незатронутыми. Проходит страшная буря, и снова живет человек. Так, мученики улыбались от радостного ощущения благодати Божией во время самых жестоких мучений. Отсюда жизненная сила России. Бедствия не поражают ее сердца. Татары спалили всю Россию. Пал Киев, и в тот же год поднимается Новгород и великий полководец и вождь русского народа благоверный князь Александр Невский поднимает русских людей на борьбу не с татарами, которые истязали тело России, а со шведами-католиками, которые, пользуясь бедой России, хо тели захватить душу русских людей и убить духовную силу русского народа и России. Для Александра Невского надо было прежде всего сохранить ту духовную силу.

История возвышения Москвы — яркое подтверждение той же мысли. В своем зарождении Москва — небольшое местное объединение. Но во главе ее стоят благоверные князья, усвоившие указанное православное понимание правды, и потому, когда святитель митрополит Петр сказал князю, что Москва будет возвеличена и сам святитель будет там жить и там же и погребен будет, если князь построит в Москве Дом Пресвятой Богородицы, то князь исполняет этот завет. Другими словами, святитель Петр сказал, что если ты будешь до конца верен Православию и прежде всего будешь искать Царствия Божия и правды Его, то сия вся, все мирское, житейское, государственное, приложатся тебе. Таков замысел Москвы, и она была верна завету святителя Петра, и ночная военная сторожевая перекличка на кремлевских стенах творилась словами: «Пресвятая Богородице, спаси нас». То не значит, что и жизнь, и люди были святы! О нет! Люди всегда грешны, но важно, но спасительно, когда есть сознание добра и зла, когда есть стремление к правде, ибо тогда может быть восстание из глубины падения. Грешная Москва, столица грешной России, в своей исторической жизни падала до дна, но поднималась, потому что не умирало сознание правды.

В Смутное время Россия так упала, что все враги ее были уверены, что она поражена смертельно. В России не было царя, власти и войска.

В Москве власть была у иностранцев. Люди «измалодушествовались», ослабели и спасения ждали от иностранцев, перед которыми заискивали. Гибель была неизбежна, и Россия неминуемо погибла бы, если бы совсем было утрачено сознание Правды. Но Россию, русский народ спас святитель Ермоген. Враги России его держали в подвале, в Кремле, издевались над ним, мучили, добивались, чтобы он покорился им, изменив русскому пониманию Правды. Святитель Ермоген был замучен до смерти, но духовно не сдался и звал Россию на ее исторический путь христианского государства с христианской властью, звал помнить Истину и быть верным ей.

Святитель Ермоген в вере и исповедании духовно и нравственно возродил русский народ, и он снова стал на путь искания Царства Божия и правды его, правды подчинения земной государственной жизни духовному началу, и Россия восстала.

В истории нельзя найти такую глубину падения государства и такое скорое, чудесное через год восстание его, когда духовно и нравственно восстали люди. Такова история России, таков ее путь. После Петра I общественная жизнь [в России] уклонилась от русского пути. Хотя уклонилась и не до конца, но она утратила ясность сознания правды, ясность веры в евангельскую истину: Ищите же прежде Царствия Божия и правды Его.

Тяжкие страдания русского народа есть следствие измены России самой себе, своему пути, своему призванию. Но те тяжкие страдания, тоска жизни под властью лютых безбожников говорят, что русский народ не до конца утратил сознание правды, что ему духовно и нравственно тяжела неправда безбожного государства и безбожной власти. Россия восстанет так же, как она восставала и раньше. Восстанет, когда разгорится вера. Когда люди духовно восстанут, когда снова им будет дорога ясная, твердая вера в правду слов Спасителя: Ищите же прежде Царствия Божия и правды Его, и сия вся приложатся вам (Мф 6, 33). Россия восстанет, когда полюбит веру и исповедание Православия, когда увидит и полюбит православных праведников и исповедников.

Сегодня, в день Всех святых, в земле Российской просиявших, Церковь указывает их, и православные с духовным восторгом видят, какое их множество в Царстве Божием! И сколько еще не прославленных, имже несть числа. Вот молча и бестрепетно идет на смерть митрополит Киевский Владимир. Убийцы выводят его из ворот лавры, чтобы убить вне города, как убили Господа Спасителя, и святитель молча, как агнец заколения, примет смерть за Христа, за веру, за Русскую Церковь, за то, что искал прежде всего приобретения Царствия Божия, вечной жизни.

Множество мучеников и исповедников, и снова мы видим Божие благословение над их подвигом веры, и снова явление нетленных мощей: то тела праведников, которые уже живут по законам будущей жизни, где нет страдания и тления, и нетленность мощей свидетельствует о том. Так, нетленные останки великой княгини Елизаветы Феодоровны, почивающие в Гефсиманской обители, свидетельствуют нам o ее праведности в очах Божиих.

Россия восстанет, когда поднимет взор свой и увидит, что все святые, в земле Российской просиявшие, живы в Божием Царстве, что в них дух вечной жизни и что нам надо быть с ними и духовно коснуться и приобщиться их вечной жизни. В этом спасение России и всего мира.

В России нет духа жизни, нет радости жизни. Ее все боятся, как боятся бесов. Россия раньше так же была страшна другим державам, но тем, что она притягивала к себе народы.

Верность заповеди Ищите прежде Царствия Божия и правды Его создавало русское смирение, смиряло и власть, и в дни наибольшей земной славы русская власть, устами императора Александра I, исповедала себя как власть христианскую и на памятнике своей славы написала: Не нам, Господи, не нам, но имениТвоему (Пс 113, 9).

Русское небо, русские святые зовут нас быть с ними, как они с нами. Зовут приобщиться духу вечной жизни, и того духа жаждет весь мир. Восстановленная Россия нужна всему миру, от которого отошел дух жизни, и он весь колеблется в страхе, как перед землетрясением.

Россия ждет христолюбивого воинства, христолюбивых царей и вождей, которые поведут русский народ не для славы земной, а ради верности русскому пути правды. Не нам, Господи, не нам, но имени Твоему. В покаянии, в вере, в очищении да обновится Русская земля и да восстанет Святая Русь.

http://www.brooklyn-church.org/propoved-v-den-vsex-svyatyx-v-zemle-rossijskoj-prosiyavshix.html


ПРОПОВЕДЬ В ДЕНЬ ВСЕХ СВЯТЫХ, В ЗЕМЛЕ РОССИЙСКОЙ ПРОСИЯВШИХ

Архимандрит Алипий (Воронов)

Проповедь в день всех СвятыхСегодня, дорогие братья и сестры, мы празднуем память Всех русских святых. Господь возлюбил, благословил русскую землю тем, что даровал на этой благословенной земле много святых из среды русских людей. Нигде нет столько святых, как на русской земле; и Божия Матерь также возлюбила русскую землю и русский народ, даровав на этой земле множество чудотворных икон для утешения страждущего русского народа. К нам в Россию приезжает много иностранных гостей – дипломатические и духовные делегации, все они в один голос говорят, что нигде нет такой Церкви и такого благолепия в ней, как в России. Всем нравятся наши храмы.

Есть много людей, которые в заблуждении говорят, что святые были слишком самолюбивы, они уходили из мира в леса, пустыни, потому что не любили людей. Это явная клевета на святых. Как раз наоборот – они уходили из мира, оставляли все свое вещественное богатство бедным для того, чтобы помочь братьям по вере. Чем они могли помочь своим братьям, живя среди суеты мирской, не имея Святого Духа? Цель нашей жизни – стяжать Святого Духа. В ком пребывает Святой Дух, тому все возможно. Где-либо в лесу, пустыне, безмолвии постом и молитвой они побеждали свою плоть, а следовательно и диавола, который действует через нашу плоть. В уединении и борьбе святые подвижники стяжали Святого Духа и были сильны, имея великое дерзновение к Богу, и своей дерзновенной молитвой они помогали своим братьям, живущим в миру. Многие из них, уже стяжавшие Святого Духа, приходили в мир, к князьям, которые угнетали народ, и испрашивали у этих князей послабления и милосердия к народу. Они не только просили, но и требовали, так как были сильны Святым Духом, и князья слушали их и исполняли их требования во славу Божию и для своего спасения.

Проповедь в день всех Святых.Сергий Радонежский

Например, преподобный Сергий Радонежский много оказал помощи угнетаемому народу своим ходатайством перед князьями. Всем известно, что его братия, жившая после него в Троице-Сергиевой Лавре, оказала Отечеству великую помощь в Смутное время в 1612 году своими молитвами, своим мужеством, пожертвованием и воззваниями к народу на борьбу с поляками.

Святой князь Александр Невский во время татарского ига много раз путешествовал в Орду и своею кротостью и смирением умилостивлял, смягчал татарского хана и испрашивал милости для своего народа. Благодаря его ходатайству татары не вмешивались в дела православной веры, не заставляли русский народ поклоняться идолам.

Проповедь в день всех Святых. Святой Стефан Пермский


Святой Стефан Пермский много потерпел от язычников, но они, видя его незлобие, кротость и большое терпение, раскаивались в своих заблуждениях и обращались к православной вере.

Святой Серафим Саровский, сильный Святым Духом, сколько оказал помощи страждущим, скорбящим, заблудшим – этого невозможно перечесть.

Преподобные Антоний и Феодосии Киево-Печерские. Кто читал их житие, тот знает, сколько они потрудились для Отечества, воздвигув Киево-Печерскую Лавру, в которой страждущие люди получали столько утешения от святых подвижников, учеников Антония и Феодосия.

Святой равноапостольный князь Владимир, обратившись от языческого заблуждения к православной вере, стал совсем другим человеком: кротким, милосердным – и весь русский народ через святое крещение обратил к истине.

Проповедь в день всех Святых

Вообще, невозможно перечислить всех заслуг святых русских людей перед своим Отечеством и народом. Много они проявили любви к своим братьям своею сильною молитвою, и словом, и делом. По пророчествам из Священного Писания, нас ожидает страшный гнев Божий, ужасное наказание за наши беззакония. Помолимся русским святым, которые теперь еще более прославлены у Господа на небе, чтобы своими молитвами они отвратили от нас праведный гнев Божий. Помолимся им в день памяти их, и Господь послушает их, потому что они угодили Ему своим ангельским житием. По их молитвам Господь, хотя на время, продлит наше благополучие. Аминь.

12 июня 2004 года

Православие.ru


Проповедь в день празднования Собора новомучеников и исповедников Российских

Георгий митрофанов.pngПротоиерей Георгий Митрофанов

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа.

Сегодняшний воскресный день, дорогие братья и сестры, является днем поминовения всех новомучеников и исповедников Российских, убиенных в ХХ веке в период страшных гонений на Русскую Православную Церковь.

Поразительно само установление этого дня, которое произошло на Поместном Соборе в 1918 году. Собор должен был начать свою вторую сессию 20 января 1918 года, и члены Собора ожидали, что его почетный председатель митрополит Киевский Владимир (Богоявленский) приедет на эту сессию. Но он не приехал. И очень скоро собравшиеся члены Собора узнали, что он убит.

Убит почетный председатель Поместного Собора, который был созван после двухсотлетнего перерыва. Убит архиерей, считавшийся по праву одним из самых авторитетных и уважаемых архиереев Русской Церкви. И самое страшное, убит руками русских же людей.

Вот это событие, потрясшее весь Собор, конечно, стало предметом серьезного обсуждения. Но еще более потрясло Собор то, что убийство это произошло при поистине искусительных обстоятельствах.

Убийцы святого митрополита Владимира явились в Киево-Печерскую Лавру, они несколько часов истязали Святителя, а потом увели его из Лавры и убили. И никто из многочисленной братии Киево-Печерской Лавры не попытался защитить своего священноархимандрита, не попытался разделить с ним его мученическую смерть.

Вот это было особенно страшно. Потому что убийц было не более дюжины, а лаврской братии были многие десятки. Почему это случилось тогда? Уже на Соборе этот вопрос задавали себе его участники. И не зная до конца еще ответа на этот вопрос, лишь смутно предчувствуя, что, наверное, многим из них придется так же разделить с митрополитом Владимиром страшную участь быть не просто убитыми, но быть еще и преданными своими пасомыми, своими сослужителями, члены Собора, объединенные единым порывом, приняли решение о том, что в надвигающихся на Церковь гонениях, память мучеников, которых будет становиться, безусловно, все больше и больше, должна отмечаться либо в день убиения митрополита Владимира, либо в ближайшее воскресение после этого дня.

Сегодняшнее воскресенье таковым и является. По существу, молясь сегодня о тех, кто был за веру и церковь подвергнут мукам и смерти, молитвенно обращаясь к тем, кто уже прославлен из этого сонма мучеников, мы выполняем волю Поместного Собора 1917-18 годов. Того удивительного Собора, который явился первым в истории Русской Церкви Собором мучеников. Ибо многим членам Поместного Собора суждено было пойти тем же крестным путем, каким пошел святой митрополит Владимир.

Так продолжалось годы, десятилетия. И уже тогда, когда начинались эти гонения, многие задавались вопросом: почему же это случилось в Святой Руси? Почему стало возможным это гонение? Ответить до конца на этот вопрос нельзя даже нам с вами, ибо здесь есть некая тайна Божия. И все-таки многое мы можем для самих себя объяснить, сформулировать. Многое не просто можем, но и должны понять, применив это свое тяжелое знание причин гонения, обрушившихся на Русскую Церковь, к нашей современной жизни.

Увы, нам очень часто свойственно сейчас, говоря о той действительно прекрасной духовно-исторической жизни, которой жила Россия в канун 1917 года, не видеть многие из тех недостатков, которые имели место.

Да, Русская Православная Церковь была крупнейшей поместной православной церковью в мире. Ее духовенство было самым образованным, ее богатства были несравнимы с богатствами никакой другой православной поместной церкви. Количество храмов, монастырей превосходило многие поместные церкви православного мира. И находилась церковь под защитой православной монархической власти.

Все казалось незыблемым, все казалось построенным на века. Но уже тогда, уже в нашей с вами церкви были те, кто вольно или невольно разрушал ее. Были высокомерные, далекие от своей паствы и своего духовенства архиереи, не желавшие знать нужд своих епархий. Были священники суетные, корыстные, думавшие лишь о своем земном благоустроении, но не о нуждах своих пасомых. Были ленивые и невежественные монахи.

И наконец, были православные миряне, большая часть которых причащалась только раз в год, подавляющее большинство которых воспринимало церковную жизнь, как всего лишь почетную бытовую традицию. И вот эти люди, сами того не ведая, постоянно искушая друг друга, теряли веру и убивали веру.

Именно из-за этих пастырей, не исполнявших своего долга, и из-за пасомых, живших так, как будто церковь к ним не имеет почти никакого отношения, из их же среды выходили те, кто готов был уничтожать церковь, убивать духовенство, убивать даже всех тех, кто готов был возвысить свой голос в защиту поругаемых святынь.

Не все они были просто злодеями. Многие из них становились злодеями после того, как в их жизни бывали случаи, когда кто-то из представителей духовенства или старших, почтенных по своему жизненному опыту мирян, искушал их своей неправедной жизнью.

Видя недостатки священства, недостатки мирян, эти люди решали для себя, что Бога нет, что Христос никогда в этот мир и не приходил, и что религия это действительно опиум для народа. И вот такие обиженные «праведники», превращавшиеся в злодеев, часто оказывались самыми страшными разрушителями церкви.

И может быть, самое печальное обстоятельство того времени заключалось в том, что, когда гонение на церковь обрушилось, в первую очередь погибали именно те архиереи, именно те священнослужители, именно те монахи и те миряне, которые, наоборот, являли собой в полной мере весь идеал Христовой жизни на земле. Церковь гнали из-за худших, а погибали в ней прежде всего лучшие.

Эту свою трагедию церковь впервые осознала на Поместном Соборе. И вот тогда в Москве, уже захваченной большевиками, уже превращавшейся в столицу первого в истории России безбожного государства на русской земле, лишенные какой бы то ни было внешней защиты, члены Поместного Собора не только принимали решения, нужные для нашей церковной жизни и по сей день, к сожалению, во многом еще нереализованные, но они молились о том, чтобы Господь сохранил Россию даже ценой их собственной жизни.

Здесь перед нами отрывается еще одно тяжелое для нашего восприятия этих событий обстоятельство. Когда гонят церковь, она должна защищаться. Но разные члены церкви защищаются по-разному. У архиерея, священнослужителя нет иного способа защиты церкви и часто самого себя, кроме молитвы, кроме пастырского слова.

Но не всегда этой молитвы оказывается достаточно, не всегда пастырское слово способно остановить богоборцев. И тогда должны были сказать свое слово православные миряне, которые если это необходимо должны были даже внешней силой, даже силой оружия защитить своих беззащитных пастырей. Ибо священнослужитель даже самого себя не может защищать силой оружия. Он совершенно беззащитен в периоды таких гражданских смут.

Но тщетно ждали члены Собора, что миряне соберутся на Русской земле и силой попытаются воспротивиться злу, которое охватило страну. Очень немного было тех православных мирян, которые попытались, жертвуя собой на поле брани, защитить православную Россию. Им суждено было потерпеть военное поражение.

Уже после этого поражения в Гражданской войне, когда немногочисленные православные миряне, исполнявшие свой воинский долг до конца, вынуждены были отступить, усеяв русскую землю братскими могилами, наступило страшное. Церковь вдруг обнаружила, что внутри себя она подвергается глубокому раздору и разделению.

В двадцатые годы духовенства было уничтожено почти столько же, сколько за всю Гражданскую войну. В двадцатые годы очень часто и духовные лица и миряне уничтожались по наветам и доносам, по предательству тех, кто еще недавно казался им братьями во Христе.

Еще более страшными оказались тридцатые годы, когда только за один 1937 год было уничтожено около 85 тысяч священнослужителей. И это при том, что к 1917 году их было менее 150 тысяч.

Казалось, церкви нет места на Русской земле. И тем не менее, случилось настоящее чудо. Церковь осталась на нашей земле, и, хотя гонения продолжались в тех или иных формах вплоть до 1990 года, подчас скрытые, лукавые, коварные, она смогла в условиях той свободы, которая дана нам теперь, уже более широко, более последовательно и самое главное, более независимо и свободно возвестить слово Божие.

Мне бы сейчас очень хотелось, чтобы те из нас, кто начал свою церковную жизнь еще в 60-ые, 70-ые, 80-ые годы, задумался вот над чем.

Ведь тогда, когда вы чувствовали себя действительно изгоями в советском обществе, когда нам самим и в голову не могло прийти, что богоборческий коммунизм рухнет, когда нам казалось, что мы так до конца своих дней и будем украдкой ходить в немногочисленные открытые храмы, и надеяться только на то, чтобы не закрылся и этот храм, в который мы ходим, чтобы не обрушились на нас или на наших детей какие-то неприятности в связи с тем, что мы православные христиане.

И вот уже почти 15 лет мы живем в условиях, когда мы действительно свободны. Вот уже почти 15 лет открываются все новые и новые храмы и монастыри. Значительно увеличилось число пастырей. Но все ли так хорошо, как нам когда-то и не мечталось?

Увы, нет. Мы видим, что очень многие люди так и не пришли в церковь. Хорошие, добрые люди не пришли в церковь. А некоторые из тех, кто пришел в церковь, оставил ее. Почему это происходит? Наверное, потому же, почему произошло некогда и гонение на церковь.

Потому что мы с вами – все, и архиереи, и священники, и монахи, и миряне, оказываемся недостойными той великой миссии, которую возлагает на нас Господь. Мы за 15 лет ухитрились искусить столь многих, что наша церковь и по сей день остается пристанищем для незначительной части русского народа.

Страшные цифры уже многие годы известны в нашей стране. В России хотя бы раз в год причащаются не более трех-четырех процентов населения. А только этих людей мы и можем назвать в полном смысле этого слова людьми воцерковленными. Почему это так? Почему, даже пройдя страшный опыт гонений, мы оказываемся неспособными исполнять свою христианскую миссию?

Очень часто задумываясь над тем, что возрождение церковной жизни наконец-то в нашей стране наступило, мы, наверное, вольно или невольно думали о том, что и по нашим молитвам это случилось. Ведь мы же в те годы, когда все было запрещено, когда церковь была вне общества, вне жизни, обращаясь ко Христу, молились о том, чтобы церковь победила, восторжествовала. Наверное, молились. Конечно, молились. Но надо признать, что, наверное, не по нашим молитвам прежде всего это случилось. А по молитвам тех самых новомучеников, которых десятки, сотни, тысячи, может быть, миллионы еще не прославлены, которые все это время предстояли перед Господом.

И вот когда те лучшие, которые тогда погибали из-за грехов худших, молили Господа о прощении Русской земли, русского народа, надо думать, что Господь и простил в надежде на то, что вымоленный молитвами новомучеников народ придет в храм, что будет лучше, чем тогда, когда церковный народ в начале века, даже посещая храмы, делал это с холодным сердцем и пустой душой.

Однако трезвый взгляд на нас самих, безусловно, открывает нам страшную истину. Мы не только не лучше, мы хуже тех, кто жил в начале века. Количественно нас еще меньше, в плане своего нравственного развития мы куда менее совершенны, нежели они. Каинова печать советского человека с большим трудом стирается из наших душ.

Мы гораздо более суетны, гораздо более корыстны, завистливы, озлоблены, чем были русские люди в начале двадцатого века. Да, тогда была прекрасная богатая страна, а у нас за плечами поколения изломанных истерзанных русских людей.

И тем не менее, по одному этому мы должны были бы быть мудрее и лучше, но этого не происходит. И в плане своего духовного просвещения мы гораздо более не образованы, не просвещены, невежественны, нежели христиане начала века.

Так что же ожидает нас? может быть, новое гонение? Ответа на это нам не дано. Но может быть гонения и не будет, не будет именно потому, что гнать уже практически некого. Потому то, может быть, и было воздвигнуто гонение на церковь в начале века, ибо она была еще достаточно сильна. Ибо, несмотря на недостойных священнослужителей и мирян, там было еще очень и очень много достойных, которых легче было убить, нежели заставить отречься от веры, отступить от своей веры.

А сейчас, нужно ли гонение? Если так многие из нас, многие из тех немногих, которые в церкви, с легкостью забывают, забывают о Христе, забывают о церкви, и тем самым предают свою церковь. Не тем даже, что выступают с какими-то хульными речами, а тем, что в своей жизни они практически ничем не отличаются от людей не церковных.

И даже более того, в своей жизни, будучи просвещены церковным благовестием, ведут себя часто хуже, чем многие не церковные люди. Для чего же гнать нас в таком случае. Мы уже итак благополучно делаем сатанинское дело тем, что, нося на себе кресты, посещая храмы, очень часто не исполняем своего главного христианского долга. Мы сами оказываемся так или иначе подчас гонителями церкви, не отдавая себе в этом отчета.

И только молитвами этих самых святых новомучеников наша церковная жизнь еще жива.

Где же мы с вами, дорогие братья и сестры? Следуем ли мы их заветам? Идем ли мы по их пути? Пока от нас еще не требуется мученическая смерть. Будем следовать им, нашим новомученикам в своей жизни. Не мученическою смертью утверждая Христа, но достойной, одухотворенной, возвышенной христианской жизнью. И тогда, надо надеяться, не придется многим из нас претерпевать те страдания и муки, которые претерпели они. Аминь.

http://azbyka.ru/propovedi/propoved-v-den-prazdnovanija-sobora-novomuchenikov-i-ispovednikov-rossijskikh-protoierej-georgij-mitrofanov.shtml




Назад в раздел
© 2010-2018 Храм Успения Пресвятой Богородицы      Малоохтинский пр.52, телефон: +7 (812) 528-11-50
Сайт работает на 1С-Битрикс