Материалы


Проповеди в Неделю 8-ю по Пятидесятнице

На­сы­ще­ние на­ро­да пя­тью хле­ба­ми

Мит­ро­по­лит Су­рож­ский Ан­то­ний (Блум)Антоний Сурожский.png

Во имя От­ца и Сы­на и Свя­то­го Ду­ха!

Из го­да в год и из по­ко­ле­ния в по­ко­ле­ние мы чи­та­ем Еван­ге­лие в но­вом кон­тек­сте и пе­ред ли­цом но­вых об­сто­я­тельств – ис­то­ри­че­ских или лич­ных. И каж­дый раз тот или дру­гой от­ры­вок мо­жет по-но­во­му ото­звать­ся в на­шей ду­ше.

Се­го­дня мы слы­шим о на­сы­ще­нии Хри­стом на­ро­да. У от­цов Церк­ви и ду­хов­ных пи­са­те­лей мы ча­ще все­го чи­та­ем об их изум­ле­нии пе­ред ми­ло­сер­ди­ем Бо­жи­ем, а так­же о вла­сти Бо­га, Ко­то­рый мог на­пи­тать мно­же­ство на­ро­да столь ма­лым. Бог мог тво­рить в этом ми­ре – та­ком Ему чуж­дом! – чу­де­са, ко­гда хоть ис­кра ве­ры, хоть тре­щин­ка в броне на­ше­го неве­рия поз­во­ля­ла Ему это де­лать.

Но ме­ня при чте­нии это­го еван­гель­ско­го от­рыв­ка по-но­во­му по­ра­зи­ли сло­ва Хри­ста. Уче­ни­ки об­ра­ща­ют­ся к Нему, чтобы Он ото­слал тол­пу, по­то­му что день на ис­хо­де, а бли­жай­шие се­ле­ния да­ле­ко. Лю­ди осла­бе­ют в пу­ти от уста­ло­сти и ноч­ных су­ме­рек, ес­ли оста­нут­ся доль­ше, – ведь они не ели весь день, вслу­ши­ва­ясь в жи­во­тво­ря­щие Хри­сто­вы сло­ва. Хри­стос же го­во­рит уче­ни­кам: «Нет, им не нуж­но ухо­дить, – а вы дай­те им есть...». Но как же они мо­гут на­кор­мить та­кую тол­пу лю­дей – муж­чин, жен­щин и де­тей, – ес­ли у них все­го пять хле­бов и две рыб­ки? Здесь – вы­зов Хри­ста и уче­ни­кам, и всем нам.

Да, один толь­ко Бог мо­жет со­вер­шить та­кое чу­до, но толь­ко в том слу­чае, ко­гда и мы со­дей­ству­ем это­му чу­ду на­ши­ми от­кры­ты­ми серд­ца­ми и щед­ры­ми ру­ка­ми, вло­жив в чу­до всё, что у нас есть. Хри­стос не ска­зал уче­ни­кам: «Сбе­ре­ги­те то, что вам нуж­но са­мим, а от­дай­те осталь­ное, от­дай­те дру­гим то, что оста­нет­ся». Нет, Он ска­зал: «Возь­ми­те всё, что у вас есть, и от­дай­те всё...».

Не го­во­рит ли Гос­подь и нам об этом сей­час, осо­бен­но в том слу­чае, ес­ли мы бо­га­ты и бла­го­по­луч­ны, и при этом каж­дый день слы­шим о го­ло­де, о ни­щен­стве и о го­лод­ной смер­ти ты­сяч и ты­сяч лю­дей? Гос­подь нам го­во­рит со­всем про­сто: «От­дай­те то, что у вас есть, и предо­ставь­те Мне дей­ство­вать даль­ше. И не про­си­те Ме­ня о чу­де, ко­гда вы са­ми мо­же­те сде­лать то, что нуж­но...».

Апо­сто­лы мог­ли сде­лать немно­го – они мог­ли толь­ко раз­де­лить пять хле­бов и две ры­бы, но ведь мы мо­жем по­де­лить­ся неиз­ме­ри­мо большим! Ес­ли бы на­ши серд­ца бы­ли от­кры­ты – и ес­ли бы на­ши ка­мен­ные серд­ца Бог пре­тво­рил в серд­ца пло­тяные, ес­ли бы мы на­учи­лись хоть немно­го – о, хоть са­мую кап­лю! – де­я­тель­ной люб­ви к ближ­не­му, – то не бы­ло бы го­ло­да в ми­ре.

И се­го­дняш­нее Еван­ге­лие нам го­во­рит: «Огля­нись во­круг и по­смот­ри на каж­до­го че­ло­ве­ка, ко­то­рый го­ло­ден, без­до­мен и в нуж­де, и помни, что каж­дый из этих лю­дей – твоя от­вет­ствен­ность, что весь их го­лод, вся их без­дом­ность, всё их ни­щен­ство в ко­неч­ном ито­ге – ре­зуль­тат тво­е­го бла­го­по­лу­чия, тво­е­го удоб­ства, тво­ей обес­пе­чен­но­сти и тво­е­го от­ка­за по­де­лить­ся и дать. Дать не боль­ше то­го, что есть, а про­сто дать.

Бу­дем пом­нить сло­ва од­но­го свя­то­го (име­ни его я сей­час не при­пом­ню): ко­гда я съе­даю ку­сок сверх сво­ей необ­хо­ди­мо­сти, ко­гда я при­об­ре­таю или удер­жи­ваю что-то сверх сво­ей стро­гой нуж­ды, – то я кра­ду это у го­лод­но­го, я кра­ду это у без­дом­но­го, я кра­ду это у за­мер­за­ю­ще­го; то есть я – вор! Не от­но­сит­ся ли это в го­раз­до большей сте­пе­ни к нам, чем к это­му по­движ­ни­ку?

Нам сле­ду­ет за­ду­мать­ся над этим. Ведь мы ве­дём се­бя как пло­хие, нечест­ные упра­ви­те­ли; по­то­му что на­ря­ду с управ­ле­ни­ем су­ще­ству­ет и от­вет­ствен­ность за бо­гат­ство – ин­тел­лек­ту­аль­ное, эмо­цио­наль­ное, нрав­ствен­ное, ма­те­ри­аль­ное. Ве­ро­ят­но, вы помни­те рас­сказ о невер­ном упра­ви­те­ле, ко­то­рый мо­шен­ни­чал и об­кра­ды­вал сво­е­го хо­зя­и­на. А ко­гда хо­зя­ин об­на­ру­жил его нечест­ность, и при­шло вре­мя для рас­чё­та, то упра­ви­тель по­звал тех, кто был дол­жен его хо­зя­и­ну, и спи­сал или умень­шил их долг. Вот нечто, че­му мы мо­жем на­учить­ся. Он об­ра­тил­ся к лю­дям, и по­мог им, чем толь­ко мог. Мы это­го не де­ла­ем.

За­ду­ма­ем­ся над сло­ва­ми Хри­ста: «Лю­дям не нуж­но ухо­дить от Ме­ня, чтобы на­сы­тить­ся, но вы дай­те им то, что нуж­но...». И, ес­ли бы мы по­смот­ре­ли во­круг се­бя – не ку­да-то в за­мор­ские края, а про­сто во­круг се­бя – на нуж­ды лю­дей, ко­то­рые го­лод­ны, без­дом­ны, ли­ше­ны прав, или про­сто на со­се­да, на ближ­не­го, ко­то­рый вре­ме­на­ми так оди­нок, так нуж­да­ет­ся в под­держ­ке, друж­бе и со­ли­дар­но­сти, – мы на­ча­ли бы вы­пол­нять этот за­вет Хри­ста.

При этом не ста­нем об­ма­ны­вать­ся: мы не смо­жем ис­пол­нить его лишь доб­рым сло­вом и лас­ко­вым же­стом. Хри­стос ска­зал: «От­дай­те всё, что у вас есть...». Но, быть мо­жет, учи­ты­вая на­шу ма­лую ве­ру, узость и жест­кость на­ших сер­дец, Он ска­жет: «Дай­те лишь то, что в ва­шей жиз­ни лиш­нее, ненуж­ное, – и чест­но ска­жи­те се­бе, что та­кое этот из­ли­шек, что вы тра­ти­те на се­бя, да­же не по­лу­чая от это­го ни ра­до­сти, ни удо­воль­ствия, ни вы­го­ды. От­дай­те это, а по­том предо­ставь­те Бо­гу вос­пол­нить ваш дар и сде­лать осталь­ное».

Это – суд Бо­жий и на­до мной, и над все­ми на­ми; и это при­зыв, с ко­то­рым Бог об­ра­ща­ет­ся к каж­до­му из вас. Аминь!

13 ав­гу­ста 1989 г.

https://azbyka.ru/days/p-nedelja-8-po-pjatidesjatnice


Слово в Неделю 8-ю по Пятидесятнице, о насыщении пяти тысяч

митр владимир иким.pngМитрополит Ташкентский и Среднеазиатский Владимир (Иким)

"Он же, взяв пять хлебов и две рыбы и воззрев на небо, благословил их, преломил и дал ученикам, чтобы раздать народу."

Лк. 9, 16

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Возлюбленные о Господе братья и сестры!

Когда Спаситель с учениками удалился в пустынное место близ Вифсаиды, за Ним последовало множество народа из окрестных городов и селений. Оставив будничные дела, забыв о пище и питье, эти люди наслаждались речами Господа Иисуса, впитывали, как мед и млеко, Божественное учение. Уже наступал вечер, сгущались сумерки, а никто и не думал уходить. Тогда апостолы предложили Спасителю отпустить слушавших Его людей, чтобы они не остались голодными, купили бы себе где-нибудь еды. Но Господь поступил иначе: тем, кто так самозабвенно алкал хлеба духовного, Он даровал и хлеб земной.

В том пустынном месте собралось более пяти тысяч человек, а у апостолов было всего пять хлебов и две рыбы. Однако по воле Господней эта скудость претворилась в изобилие, этой малости хватило на всех. На глазах у изумленного народа длилось и длилось чудо преломления хлебов и рыб, так что ели все и насытились; и набрали оставшихся кусков двенадцать коробов полных (Мф. 14, 20).

Насыщение пяти тысяч было не чудом ради чуда, но знамением полноты Господней щедрости к ищущим Его. Не сытости просил народ, стремящийся вслед за Спасителем, а благовествования, и Он, утолив великую духовную жажду людей, не забыл и о малых, земных их нуждах. Так взыскующим Царства Небесного прилагаются и земные блага.

Искушая Спасителя в пустыне, диавол предложил Ему превратить камни в хлеб. Смыслом этого коварного искушения было: «Накорми народ, и люди пойдут за Тобою». Не так ли и большевики в 17-м году обещали народам изобилие? Однако сам хлеб, которым так богата была дореволюционная Россия, при них превратился в окровавленные камни лагерных строек. Страшный урок этот не понят доселе многими политиками, утверждающими, что главное – накормить народ, все остальное приложится. Но не будет ни хлеба, ни мира у забывших Господа.

Отвергая лукавый соблазн, Спаситель прорек: Не хлебом одним будет жить человек, но всяким словом, исходящим из уст Божиих (Мф. 4, 4). Человек сотворен по образу и подобию Божию не для того, чтобы опустошать свою бессмертную душу в погоне за животным насыщением, но ради Вечной жизни в духе и истине.

Близ Вифсаиды Господь напитал народ хлебом и рыбой – простой пищей простых людей. Но нет сомненья, что эта нехитрая еда была в устах вкушавших слаще любых изысканных лакомств. Ибо это была не просто пища, но дар Божий. Перед чудом умножения хлебов и рыб Господь благословил их, и земная трапеза претворилась в трапезу духовную, вкушение пищи стало священнодействием, молитвой благодарения. Так и земные дары могут служить просветлению наших душ.

Мы с вами часто забываем, что наша еда – это тоже дар свыше от милосердного Господа. Потому-то невкусным кажется нам хлеб, горькой – вода, и поднимаемся мы из-за стола, не ощущая ничего, кроме раздражения и тяжести в желудке. И нам ли, неблагодарным, сетовать на скудность трапезы, когда и такой не заслуживаем? Чтобы не приключилось нам чего худшего, вспомним совет святителя Василия Великого: «Отложив скорбь о том, чего у нас нет, научимся воздавать благодарность за то, что есть».

Милосердие Господне бесконечно. Чтобы напитать сынов и дочерей человеческих, Сын Божий преломлял обычный хлеб, умножающийся в Его руках, – то было простое и легкое чудо. Но вот пришло время, и Спаситель ради нас преломил на Кресте Пречистое Тело Свое, Самого Себя принес в жертву, дабы даровать нам Хлеб Вечной жизни.

Дорогие во Христе братья и сестры!

Среди искушений нынешнего времени мы порой прислушиваемся не к животворящему слову Божию, а к мертвящим толкам о росте цен и недостатке продуктов. Прискорбное малодушие, пагубное маловерие! Нам доступна Чаша Причастия, из которой Господь питает христиан Своею Кровью и Своею Плотию. Так неужели Спаситель умедлит насытить нас простой земной пищей, если увидит наше рвение к дарам духовным?

В житии Преподобного Сергия Радонежского содержится рассказ об оскудении, постигшем однажды его обитель. Сам Преподобный безропотно питался лишь гнилыми хлебами, но один из монахов возроптал тогда на Сергия и дерзостно говорил: «Плесневелые хлебы! Как же нам не пойти в мир просить хлеба! Слушая тебя, погибаем ныне от голода». Видя ослабевших и огорченных братий, Преподобный Сергий учил их от Священных Писаний: «Благодать Божия не без искушений бывает; по скорби же радости ожидаем. Сказано: вечером водворится плач, а заутро радость. И вы теперь имеете скудость в хлебе и недостаток в пище, а завтра насладитесь умножением яств».

Он еще говорил им, но уже кто-то стучался в ворота обители. Вратарь, приникнув к скважине, увидел, что принесено множество брашен неизвестно откуда. Преподобный же повелел ударить в било и пошел с братией в церковь отпеть молебен. Выйдя из церкви, все сели за трапезу, и перед ними были положены хлебы, новопринесенные и новоиспеченные, неизвестно кем и неизвестно откуда посланные, ибо были хлебы горячими, и не было поблизости жилья, а лишь глухие леса... Были те хлебы пышны и мягки, сладость же вкуса их была странна и неслыханна: словно сдобрены были сладостью меда, маслом семянным и пряностями.

С тех пор монахи привыкли не огорчаться ни в скорби, ни в нужде, но все терпели с усердием и верою, надеясь на Господа Бога и имея залогом Преподобного отца нашего Сергия».

Православный народ российский имеет залогом милости Божией не одного Преподобного Сергия Радонежского, но весь неисчислимый сонм подвижников и мучеников, просиявших в земле нашей и ныне предстоящих с молитвою за нас перед Престолом Всевышнего. Чего и кого убоимся мы, имея таких заступников и ходатаев?

«Ищи того, что Божие, и человеческое последует весьма легко», – говорит святитель Иоанн Златоуст.

Отложим же мелочные малодушные заботы о временном ради благого попечения о вечном, и Господь Сам пошлет нам все необходимое и для земного бытия, и для приуготовления к Жизни Вечной. Аминь.

http://blagosever.ru/blagochinie/video/propovedi/slovo-v-nedelju-8-ju



Проповедь  в Неделю 8-ю по Пятидесятнице

прот Георгий Гуторов.pngПротоиерей Георгий Гуторов

Во имя Отца и Сына, и Святого Духа.

Сегодня мы с вами, дорогие братья и сестры, за Божественной Литургией слышали евангельское повествование о чудесном насыщении Господом нашим и Спасителем Иисусом Христом пяти тысяч человек пятью хлебами и двумя рыбами. Событие совершенно выходящее за рамки понимания человеческого, поскольку нам трудно представить себе как это способно осуществиться, и тем не менее, мы слышим в сегодняшнем евангельском благовестии об этом удивительном чуде. К слову говоря, все четыре евангелиста повествуют об этом чудесном насыщении хлебами, что свидетельствует, прежде всего, об удивительной значимости этого чуда, каковым Господь исполнил страждущих людей, тем самым не только открывая Себя Владыкою неба и земли, но и являя Свое беспредельное человеколюбие.

В Евангелии от Иоанна, когда речь идет об этом чуде, Господь произносит удивительные слова, которые звучат очень горько, но вместе с тем, мы должны с вами их вспомнить. Народ после чудесного насыщения хлебами поспешил найти Христа, так как весть об этом моментально распространилась, Господь же удалился от них, и этому был повод, потому что хронологически описываемое событие произошло после мученической смерти Иоанна Крестителя. Господь, услышав о том, что произошло с Его Предтечей, удалился, скорбя об участи этого дивного пророка, вместе с тем, народ, все же чающий Христова утешения, сам нашел Господа в этом безлюдном месте и пребывал со Христом даже до того, как день склонился к вечеру.

И вот тогда Господь на просьбы учеников, которые подошли ко Христу, говоря, что день склонился, и люди голодны, что они обессилены и нуждаются в пище, и что пусть они пойдут в близлежащие селения и там, быть может, подкрепят свои телесные силы. В этом мы видим удивительную заботу учеников Христовых об этих людях, но они, еще скудные в вере, и еще не верующие вполне во Христа, как Сына Божия - Спасителя мира, они и представить себе не могут то, что Господь может насытить их здесь же, никуда не удаляясь. Господь говорит ученикам Своим: вы дайте им есть; на что они разводят руками и не понимают, чего Господь от них требует. Правда, один из апостолов, это имя даже звучит в Евангелии, апостол Андрей, говорит: как мы можем накормить такое количество людей? Согласитесь, это невероятное количество, оно даже цифрою обозначено в Евангелии - пять тысяч человек, кроме женщин и детей, наверное, десять тысяч точно было людей. Чем мы способны накормить их? - недоумевает апостол Андрей и вместе с тем добавляет, как-бы размышляя сам в себе: правда, здесь есть один мальчик, у него есть пять небольших ячменных хлебов и две рыбки, но что это для такого невероятного количества людей?

Вместе с тем, Господь обращается к ученикам, чтобы они повелели народу возлечь на траву и, воздав благодарение Отцу Небесному, Он преподает им пять небольших хлебцов, и их оказывается достаточно не только, чтобы насытить всех этих людей, мало того, - остаются избытки, которые Господь повелевает собрать в корзины, которых насчитывается двенадцать, т.е. по корзине на каждого из учеников. В этом есть, конечно, глубокое символическое значение. Святитель Иоанн Златоуст, рассуждая на эту тему, говорит, что потому двенадцать корзин, чтобы даже Иуда одну из них понес на своих плечах, потому что этими хлебами и не только вещественными, должно было утолить голод тех, кто нуждается в этом. В этом чуде Господь является совершенно иное знамение, прообраз того подлинного чуда, которым Господь напитает все человечество.

Сказав в начале о словах, которые произносит Господь уже после этого события, я вновь обращаю на них ваше внимание. Мы с вами обнаруживаем их в шестой главе Евангелия от Иоанна, когда Господь удалился после описанного и сегодня прозвучавшего во все всеуслышание события, и многие поспешили найти Его, когда же они Его обрели, Господь произносит очень горькие и скорбные слова: Вы ищите Меня, потому что ели хлеб. Ищите другого, не этим исчерпывайте свое стремление к Богу, не земным, не вещественным, потому что Я вам дам иной хлеб; Моисей послал вам хлеб с неба, продолжает Господь, т.е. манну, но Я вам даю хлеб небесный, ибо Я есть хлеб, сшедший с небес.

Эта беседа Христа о Себе, как о Хлебе Небесном приводит в страшное недоумение многих и многих окружающих, даже верующих в Него, даже некоторых, которые называли себя учениками Христовыми. Господь произносит слова, которыми пронизано это евангельское благовестие, Он говорит: всяк ядый Мою Плоть и пияй Мою Кровь во Мне пребывает, и Аз в нем есть. Эти слова мы всегда читаем в молитвах, когда готовимся ко святому Причащению, и согласно святым отцам, коими составлены эти Боговдохновенные глаголы, самая главная мысль именно эти слова Христа: кто будет причащаться Пречистых Таин Спасителя, не будет иметь в себе смерти, но будет иметь в себе жизнь с избытком, об этом говорит Господь. Именно эти слова не способны были вместиться в сознание тех, которые слушали и которые внимали Ему. После этой проповеди о Себе, как о Хлебе Небесном, как сказано в Евангелии, многие перестали ходить за Иисусом, на что Господь, обратив свой взор к двенадцати, спросил их: быть может, и вы хотите отойти от Меня? Он не умоляет, не упрашивает их, чтобы они остановились, что эти высокопарные и выспренние глаголы не просто суть некое отвлеченное иносказание, а Он им говорит: может и вы хотите отойти от Меня? На что Петр отвечает, пылкий последователь Христов, горячий в своей вере, говорит: Господи, к кому нам идти, Ты имеешь глаголы вечной жизни! Это, действительно, свидетельство апостольское: не к кому нам более идти, кроме как к Тебе, Господи, потому что Ты имеешь глаголы вечной жизни.

Сегодняшнее чудо, которое Господь совершил, и в том числе на наших с вами глазах, в глазах нашей с вами веры во Христа Спасителя, говорит нам о том, чтобы мы не столько искали земного и вещественного, потому что, по апостолу Павлу, пища нас не приближает и не удаляет от Бога. Она является лишь необходимым условием здесь на земле, но когда мы с вами разрешимся от уз бренного своего тела, то мы уже отнюдь не будем нуждаться в этой пище, мы не будем нуждаться в том, что связывает и каким-то образом прилепляет нас к земному и вещественному, поэтому она является лишь средством для поддержания наших человеческих сил и не более того, но чтобы, самое главное, все наши помышления и все наше человеческое существо было устремлено к небесному. Потому что там есть то неоскудеваемое сокровище, которое Бог уготовил всем нам прежде создания этого мира, и прежде всего именно к стяжанию Хлеба, Небесного, мы должны с вами стремиться и все свои человеческие силы устремлять.

Удивительный парадокс, мы можем с вами увидеть в этом предмете совершенно поразительные и противоположные наставления. Помните, чем лукавый искушал Спасителя, когда приступил ко Христу в первом своем искушении? Он предлагал Спасителю, взалкавшему в пустыни: Ты скажи этим камням, пусть они хлебами сделаются. В «Великом инквизиторе» у Достоевского есть потрясающее размышление на этот счет: действительно, говорит этот гордый инквизитор, если бы Ты сделал бы это чудо, Ты бы всех за собою увлек, что этим людишкам-то надо – хлеба и зрелищ, они ни в чем другом не нуждаются, но Ты, видите ли, свободу предпочел, Ты не захотел, чтобы за Тобою шли только лишь ради какой-то корысти, Ты был высок в своих намерениях и идеалах, - говорит прегордый инквизитор. И действительно Господь отказывает прегордому лукавому духу, Он не превращает камни в хлебы, а здесь Господь насыщает всего-навсего пятью хлебушками, какими-то булочками небольшими, пять тысяч человек кроме женщин и детей. Почему там Господь не совершает чудо, ведь оно тоже было бы чудом и наверняка многих бы пленило, почему же здесь Господь, даже без просьбы этих людей насыщает их пятью хлебами? Причем это чудо повторяется еще раз, и мы помним, что спустя короткое время Господь четыре тысячи насыщает семью хлебами. Почему такие разные цифры? Не нужно уделять этому особенное внимание, Златоуст говорит о том, что это только лишь потому, чтобы мы не перепутали одно чудо с другим, но как это чудо невероятно, так и то невероятно, потому численная разница невелика. И в том случае, и в другом, это чудо не подлежит человеческой логике и человеческому пониманию, потому что оно выходит за границы человеческого рассудка и естественных возможностей. А Бог чудотворит и являет это дивное знамение к тому, чтобы они уверовали, что Он поистине Сын Бога Живаго.

Вместе с тем, Господь никогда не совершает ничего бессмысленного. Заметьте, в Евангелии есть тоже подобного рода противопоставление. Помните, нередко приступают книжники, фарисеи, законники ко Христу и говорят: сотвори знамение, и мы уверуем в Тебя. Господь же говорит: род лукавый и прелюбодейный знамения ищет, но не дастся ему никакого знамения кроме знамения Ионы пророка; как Иона был три дня и три ночи во чреве китове, так и Сын Человеческий будет три дня и три ночи во чреве земли, т.е. одно лишь знамение, которое будет вам дано – это знамение Креста, самое величайшее чудо из всех существующих - бесконечная любовь Спасителя мира, ибо так Господь возлюбил мир, что и Сына Своего Единородного отдал, дабы всякий верующий в Него не погиб, но имел жизнь вечную.

С другой же стороны, Господь отказывая в том, чтобы явить знамение фарисеям, лицемерам, книжникам и законником, и при этом Он многочисленные знамения и чудеса совершает в других, совершенно иных жизненных ситуациях и обстоятельствах: Он исцеляет болящих, Он воскрешает мертвых и так далее. Почему? Да потому что подобного рода просьбы прегордых фарисеев, неверующих книжников не для того были у Христа испрашиваемы, чтобы ими познать Бога и через это уверовать в Него, а для того чтобы найти еще и еще дополнительные поводы к осуждению самого Христа. Поэтому бессмысленных чудес Господь не творит, а только лишь тогда, когда человек действительно в этом нуждается, когда это для него жизненно необходимо и спасительно, вот тогда Господь совершает действие своей неизреченной божественной премудрости и человеколюбия, как сегодня мы видим в прочитанном евангельском повествовании.

И мне хотелось бы выразить самую основную мысль сегодняшнего евангельского благовестия, о которой уже было сказано несколько слов. Мы с вами, дорогие братья и сестры, стремясь к тому чтобы наше земное поприще не позволяло нам испытывать нам какие-то тяготы и невзгоды, хотя и они необходимы на нашем жизненном пути, не забывали в достижении земного и временного самого главного, поскольку, повторяю, все это имеет лишь скоропреходящий характер и скоропреходящее для нас значение. Мы должны устремить все наши чувства, все наши желания и наше сердце к тому, что никогда не оскудеет, потому что, как говорит Господь в Евангелии, где будет сокровище ваше, там и сердце ваше будет.

Мы должны не на земле, опять же пользуясь этими благоуветливыми евангельскими словесами Христовыми, стяжать сокровище, а прежде всего на небе, а если наше сердце будет на небе, и наше сокровище будет там, тогда и смысл нашего человеческого существования всецело будет нас устремлять к небу, к Царствию Небесному, которое Бог уготовил всем любящим Его прежде сложения мира, к Царствию Небесному, в котором Господь царствует во веки, Единый и Истинный Бог, в Троице славимый и поклоняемый, Отец и Сын и Святый Дух, Которому подобает всякая слава, честь и поклонение, ныне и присно и во веки веков. Аминь!

http://sv-vikariatstvo.ru/index.php/slovo/36-propovedi-svyashchennosluzhitelej-severo-vostochnogo-moskovskogo-vikariatstva/887-propoved-v-nedelyu-8-yu-po-pyatidesyatnitse-26-iyulya-2015-g








Назад в раздел
© 2010-2018 Храм Успения Пресвятой Богородицы      Малоохтинский пр.52, телефон: +7 (812) 528-11-50
Сайт работает на 1С-Битрикс