Материалы


Как не "кормить" мошенников

КАК НЕ «КОРМИТЬ» МОШЕННИКОВ

Мне очень трудно писать этот текст. И вам, наверняка, будет больно его читать. Но увы, вот такова наша нынешняя реальность, и с ней нужно уметь правильно взаимодействовать. Постараюсь избежать эмоциональных оценок, хотя сильно хочется. Только информация к размышлению.

Недавно мне попалась в интернете просьба о помощи больному ребенку. Некий благотворительный фонд собирает для мальчика деньги на лечение в США. Сумма сбора – 5 734 621 рубль. Вы уже все поняли?

Допустим, американская клиника действительно выставила счет на лечение ребенка, которого врачи еще и не видели, с точностью до цента. Ну допустим! Но курс то доллара изменяется ежедневно, и это общеизвестно. Откуда взялась такая точность запрашиваемой суммы? Правильно, была «нарисована» «для достоверности». А почему возникла потребность в достоверности? Правильно, потому что на самом деле – врут.

У нас в России люди, в большинстве своем, хорошие, добрые и милосердные. Помогать стало нормой для подавляющего большинства россиян — это зафиксировали все последние социологические исследования. Зафиксировали и мошенники. И оказывается, часто практически невозможно понять, помогаем ли мы действительно реальному человеку, или отправляем свои деньги, обычно очень нелишние, прямо в карманы мошенникам от благотворительности.

Большинство из примерно 3-х тысяч благотворительных фондов, работающих сейчас в России, действительно оказывают помощь тем, кому она жизненно необходима. Но существуют и такие, кто беззастенчиво наживается на добросердечии и сострадательности. Они, в своих богомерзких действиях, используют различные схемы.

Обзор этих схем я приведу со слов экспертов – руководителей известных фондов, в честности которых нет никаких сомнений. Это Екатерина Бермант, директор благотворительного общественного фонда "Детские сердца"; Владимир Берхин, Президент благотворительного фонда "Предание"; Елена Грачева, административный директор фонда «АдВита»; исполнительный директор фонда «Подари жизнь» Григорий Мазманянц; директор фонда «Здесь и сейчас» Татьяна Тульчинская; руководитель фонда «Нужна помощь» Анна Семенова. Они знают, о чем говорят.

Можно выделить 5 основных способов отъема денег недобросовестными «благотворителями».

1. В метро, в электричках или в других общественных местах стоят-ходят люди в цветных жилетах с прозрачными ящиками и собирают наличные деньги, обычно на лечение детей. Представляются они волонтерами какого-нибудь известного благотворительного фонда. Иногда они выдают жертвователю «в награду» воздушный шарик или флажок. Как правило, все эти люди к благотворительности никакого отношения не имеют. Зачастую, они не могут дать мало-мальски внятной информации, об организации. от которой работают, сообщить ее юридический адрес, номер телефона. Если даже некий номер телефона и будет предоставлен, то с большой долей вероятности он будет ”вне зоны доступа”, ”временно заблокирован”, или на звонок попросту никто не ответит. Обычно такие горе-благотворители очень не любят, когда их фотографируют и панически боятся камеры, что еще раз свидетельствует о мошенническом характере акции.

Деятельность этих аферистов невозможно пресечь, стоя на улице с ящиком они формально не нарушают никаких законов, вы добровольно отдаете им свои деньги.

Но бывает, что эти аферисты создают собственные «благотворительные фонды» и регистрируют их как юридические лица. Но, как правило, это не мешает им присваивать собранные средства. Вот, например, совершенно потрясающий отчет фонда "Время" за 2015 год. Там сказано буквально следующее – что они собрали 4 млн. руб. с чем-то. Из этих денег примерно 425 тыс. руб. они потратили на помощь, примерно 1,5 млн. потратили на проведение каких-то непонятных праздников (там все подробно расписано, какой праздник сколько стоил), а 2,2 млн. руб. ушло на содержание фонда, в основном на зарплаты. Это их собственный отчет. При этом у них ходят огромные суммы бесконтрольного черного нала. Это просто показывает их представление о том, как устроена благотворительная сфера. С их точки зрения нормально тратить на себя половину.

Эксперты сходятся во мнении, что обычно пожертвования, сделанные наличными в общественных местах, идут «на прокорм» проходимцев от благотворительности.

Исключений может быть два:

- Настоящие фонды используют этот способ сбора средств только на специально организованных акциях - ярмарках, концертах, соревнованиях. Обычно они согласовывают свою деятельность с организаторами мероприятия и имеют соответствующие документы, которые можно попросить показать.

- Ящики для сбора пожертвований могут быть установлены в магазинах. Тут мнения экспертов расходятся – это может быть и жульничеством, и действительным сбором для нуждающихся.

Люди, знающие о том, что волонтеры настоящих благотворительных фондов никогда не собирают денег на улицах, — снимали лже-добровольцев и выкладывали их фото в социальные сети. Сообщали в правоохранительные органы. Но не было ни одного случая, чтобы хоть кто-то понес наказание за такое моральное мародерство. Абсолютная безнаказанность породила в итоге, в буквальном смысле, полчища мошенников, они проявились теперь на улицах практически всех крупных городов России.

Откровения бывшего волонтера можно почитать по ссылке: http://special.philanthropy.ru/cheating

2. Есть такой вид мошенничества, как платные номера. В соцсетях буквально годами распространяется одна и та же информация о срочном переливании донорской крови тяжело больному ребенку или о срочной помощи больной собаке с фотографиями пожалостливее. При этом не указано никаких контактных данных, кроме номера телефона, по которому следует звонить. И стоит наивным, сердобольным гражданам, жаждущим помочь, позвонить по указанным номерам, как с их телефонов списываются зачастую очень приличные суммы - без их ведома и желания.

3. На некоторых федеральных телеканалах все чаще стали появляться топорно сработанные ролики, где женщины с детьми на руках просят денег. Почти угрожают: «Если не поможете, сынок умрет». Женщины, вероятно, вполне реальные, и дети их действительно больны и нуждаются в помощи. Но откуда и каким образом хлынули на телеэкраны эти новые русские фонды?

Существует два типа размещения информации о фонде в СМИ: на бесплатной и на коммерческой основе. Крупные известные фонды, за рекламу не платят. Но есть фонды, которые покупают рекламу в СМИ по рыночным расценкам и показывают свои ролики по сбору средств как обычную рекламу.

Закон не обязывает фонд указывать, что информация о его деятельности размещена на коммерческой основе — это вопрос самого СМИ. И печатные СМИ, как правило, это указывают. А вот электронные СМИ и ТВ — чаще всего, нет, хотя есть и исключения.

Откуда у фондов берутся немалые деньги на TV-рекламу? Из пожертвований сердобольных граждан на болящих детишек.

Есть административные расходы фонда. Это зарплата сотрудников, налоги, оплата связи и т.д. Они не должны превышать 20% от прибыли, а у большинства серьезных фондов составляют всего 3-10%. И есть статья, которая называется «продвижение». Вот ею и пользуются организации, публикующие информацию о себе на условиях обычной коммерческой рекламы. Это не является незаконным, но … Например, в Санкт-Петербурге зарегистрирован фонд, который платит за рекламу ровно половину своего весьма немаленького бюджета (речь идет о сотнях миллионов рублей за год). Его ролики часто демонстрируются по федеральным каналам, люди охотно реагируют и жертвуют деньги, но при этом даже не догадываются, что как минимум половина денег идет на рекламу.

Появление названия фонда и его героев на экране телевизора не может быть гарантией того, что информация проверена, и что все ваши деньги уйдут конкретному персонажу. В подавляющем большинстве случае да, уйдут. Но, может быть, и нет.

4. В социальных сетях средства собирают конкретные люди.

В простейшем случае мошенники используют чужую историю: копируют текст, фотографии, сканы документов у настоящих фондов. И публикуют сообщение в соцсетях — «Вконтакте», «Одноклассниках» и Facebook. Единственное, что в таком объявлении оригинально — номер карты и электронного кошелька.

Механика незатейлива и быстро выявляется. Фонды мониторят утечку собственных материалов. И достаточно обращения к модераторам соцсети, чтобы заблокировать такое сообщение.

Более искушенные мошенники не воруют контент у фондов. Они находят реальных подопечных, действительно нуждающихся, из тех, кто не обращался в фонды или получил отказ последних. Как правило, это болеющие дети. Мошенники делают фотографии, пишут оригинальные истории, обычно копируя стиль крупных фондов. Сбор идет также на личную карту и электронные кошельки организаторов схемы. Чтобы различие фамилий у подопечного и у владельца счета не вызывали подозрение, указывается, что счет принадлежит непрямому родственнику: дяде, тете, бабушке, дедушке.

В продвижение публикации организаторы схемы вкладывают рекламный бюджет. Такие истории могут собрать 500 000-700 000 «лайков». При средней конвертации «лайка» в пожертвование 0,5% и при среднем чеке в 500-1 000 рублей такой сбор может принести 1,5-3 млн рублей. Незначительная часть денег, как правило, все-таки попадает к подопечному — это позволяет поддерживать с ним и его семьей долгосрочные отношения и организовывать повторные акции сбора средств. Часть денег уходит на маркетинг и операционные затраты. Остальное — доход организаторов. И проконтролировать движение денег невозможно.

К сожалению, примерно также через публикации в соцсетях собирают средства и действительно в них нуждающиеся. И понять, кто есть кто, очень трудно даже профессионалам.

Если вам предлагают пожертвовать деньги на что-либо в соцсетях, либо вы получаете письмо по электронной почте, такую информацию необходимо предварительно проверять. Не принимайте решение сразу, на эмоциях, не делайте репосты в случае, если вы не уверены, что это не мошенники. Попытайтесь найти первоисточник информации. Если, к примеру, требуются деньги на лечение ребёнка, забейте в поисковиках его имя, фотографию, телефон, диагноз... Вполне может оказаться, что бедному малышу со страшным диагнозом уже пять лет собирают деньги по всей стране на операцию в какой-нибудь клинике, но ни малыша, ни диагноза, ни клиники не существует.

Большая часть мошенничества в благотворительности происходит в области частных сборов, за пределами благотворительных организаций. Просто потому, что деятельность организации, в отличие от действий частного лица, очень четко фиксируется соответствующими органами. «Пожертвование благотворительной организации на программу такую-то» – может быть проверено, было ли оно использовано целевым образом. Тысяча рублей, которую вы перевели на карточку сборщику в сети, а паче того на электронный кошелек — его законная собственность. Доказать, что он вас обманул перед тем, как вы пополнили его карман, достаточно сложно. Особенно, если вы просто перевели средства, увидев объявление — в интернете ли, на заборе ли. Максимум, что следствие может безошибочно установить – что вы перевели данные деньги в пользу конкретного гражданина. Был ли у него преступный умысел, есть ли вина в его действиях, имел ли он предвидение негативных последствий своих деяний – в общем, доказать «состав преступления» в этом случае весьма тяжело. А малость причиненного ущерба, как правило, не позволяет доводить такого рода случаи до логического предела – то есть до суда и наказания.

Эксперты советуют никогда не переводить деньги на реквизиты физических лиц и всегда проверять поиском по картинкам фотографии и слова из историй (поскольку они могут быть далеко не новыми), а также не стесняться задавать вопросы, на что и зачем пойдут в конечном счете собранные деньги.

Наиболее надежный способ оказать помощь, по мнению экспертов – перечислять средства благотворительным фондам. Но и здесь все непросто, потому что фонд фонду рознь. Я не буду рассказывать о всех уловках, которые используют недобросовестные фонды, их множество, и часто их практически невозможно распознать. И тошно очень об этом говорить. Но об одном способе, совсем уж варварском, не сказать нельзя.

5. ТОКСИЧНАЯ благотворительность. Ею занимаются и отдельные нелюди, и так называемые благотворительные фонды. Это когда волонтёры находят паллиативного ребёнка (которому уже ничем помочь нельзя). Вселяют в родителей надежду, что заграницей спасут точно. Предлагают помощь в сборе средств, но с одним условием - деньги собираются на счета фонда. Мол, так проще и быстрее их выводить и т.д. Открывают сбор, чаще в контакте. Пишут страшные истории, выкладывают фото/видео, на которых хорошо видно как мучается ребёнок. Пишут посты типа: Откажи себе в шоколадке, чае, чипсах - пожертвуй ребёнку, ты можешь его СПАСТИ, иначе ты бездушная скотина. Врут без зазрения совести, что ребёнка заграницей точно спасут, только переводите побольше денег. Врут, что врачи РФ вообще никогда, ни в одном случае не могут помочь. И вообще давят на жалость, скрывая факты, и врут всем, включая родителей. Конечно, под такими призывами сбор закрывают, деньги успешно и быстро собирают, и начинается самое страшное. Тяжелого ребёнка везут заграницу. Часто в самолёте, без врачебной поддержки. Те дети, которые перенесли полёт и не умерли в самолёте, переживают новые мучительные испытания. Диагностики, обследования, химии и т.д. И умирают в заграничных клиниках. Диагнозы РФ врачей подтверждаются. НО! Собраны баснословные деньги. Ребёнок долго не живёт, клинике оплачивается малая часть собранных денег. В группе ребёнка объявляют траур на 40 дней и все разговоры о деньгах прекращают. Через 40 дней часть жертвователей забывает о судьбе денег, часть находится в бане группы и не имеет возможности задать вопрос. Деньги остаются в карманах волонтёров.

Нужно знать, что серьезные организации никогда не собирают средства конкретно для какого-то несчастного: ведь это процесс не быстрый, а деньги на срочную операцию могут понадобиться «еще вчера». Поэтому распространение в соцсетях трагических историй со слезным призывом помочь и номером банковской карты – уже есть признак мошенничества. Бывают просто придуманные истории несуществующих людей, а бывает так, что человек с его проблемой есть, но вмешательство благотворительных организаций ему на деле не требуется

Специалисты советуют по возможности жертвовать деньги через проверенные фонды – именно эти организации досконально проверяют информацию о том, кому и на какие цели требуются благотворительные средства. Признаки порядочного фонда:

- Фонд имеет долгую историю и незапятнанную репутацию;

- Фонд никогда не собирает средства в общественных местах;

- Фонд не собирает деньги на личные банковские карты или онлайн-кошельки;

- Фонд имеет живой и максимально подробный сайт – там должна быть выложена вся учредительная документация, список благополучателей и ежегодный публичный отчёт о собранных и потраченных средствах. Регулярное обновление новостей на сайте – тоже признак того, что организация реально работает.

- Сообщества, движения, фонды не должен быть навязчивым! Благотворительность – дело добровольное и должно идти от сердца. Если вас назойливо просят помочь – это мошенники!

- У правильных помощников должны быть заявки и письма с диагнозами, контактами и прошениями от родителей и от учреждений, в которых дети будут проходить лечение либо заявки от детских домов, если помощь будет оказываться туда. Должна быть конкретная и подтвержденная информация, а не придуманная или «высосанная из пальца».

- Фонд внесен во Всероссийский каталог благотворительных организаций, фондов и волонтерских движений. Сведения о том, прошел ли фонд государственную регистрацию, можно в два клика получить на сайте https://egrul.nalog.ru/ Нужно перейти в раздел "Сведения, внесенные в Единый государственный реестр юридических лиц", заполнить в поисковике данные, например название организации, если есть ОГРН или ИНН (их можно узнать на сайте фонда), то их, указать регион. После нажать поиск и посмотреть наличие данной организации в ЕГРЮЛ.

- Благотворительные фонды России, прошедшие государственную регистрацию, перечислены на сайте http://vsefondy.ru/

- Список проверенных благотворительных фондов можно найти на сайте https://dobro.mail.ru/funds/search/?page=11

Все мошенники в благотворительности паразитируют на одном и том же человеческом достоинстве — милосердии, и на одном и том же человеческом недостатке — лени. Человек немилосердный никогда ничего не подаст никому, в том числе и мошеннику, человек неленивый потрудится разобраться в ситуации и мошенника вычислит. Так как в благотворительности не предполагается дальнейшей прибыли для участников (большая часть мошенничеств вообще – это попытка получить с человека деньги под обещание грядущих барышей), то используется исключительно моральное вознаграждение жертвы, для чего предмет сбора избирается или максимально эмоционально насыщенный, или необыкновенно важный. Большая часть мошенников пасется в теме смертельно больных детей или же продвигает очень пафосные проекты, с громкими названиями и неконкретными целями и методами их достижения.

Так что же, забыть про благотворительность? Да нет, ничего подобного! Просто знать, что в современной России, делая благотворительные пожертвования, нужно включать не только сердце, но и голову. Как сказал Владимир Берхин: "Дорогой наш человек, мы видим, что ты хороший человек, но зачем ты позволяешь на том, что ты хороший человек, паразитировать каким-то гадам? Пожалуйста, давай ты будешь не только хорошим человеком, но и разумным человеком. Так тебе очень пойдет".

Галина Руссо

По материалам:

https://blog.predanie.ru/article/category/stati/blagotvoritelnost/

https://www.miloserdie.ru/article/kak-opredelit-moshennikov-v-blagotvoritelnosti-instrukciya-dlya-grazhdan/

http://bambinostory.com/moshenniki-v-blagotvoritelnyih-fondah/

https://www.babyblog.ru/community/post/blago/1711243

https://otr-online.ru/programmi/za-delo-/ostorozhno-moshenniki-pravila-66433.html

https://rusbereza.ru/page/7138

http://buchin-sport.ru/news/moshenniki_v_blagotvoritelnosti/2017-03-05-257

https://riafan.ru/1023432-televizionnye-poproshaiki-ili-blagotvoritelnye-fondy-rassledovanie-fan



Назад в раздел
© 2010-2018 Храм Успения Пресвятой Богородицы      Малоохтинский пр.52, телефон: +7 (812) 528-11-50
Сайт работает на 1С-Битрикс