Материалы


Феномен Греты Тунберг

Да придет антихрист: возлюби Грету Тунберг и Ольгу Бузову

Платон Беседин

Мы ждем новых пророков, потому что старые скучны и неэффективны

Грета Тунберг до жути напоминает Дэмиена Торна — малолетнего антихриста из культового фильма «Омен». И еще немного, когда говорит, она походит на Гитлера.

Да придет антихрист: возлюби Грету Тунберг и Ольгу Бузову

Раньше говорили: «Грешно смеяться над больными». Сейчас использовать слово «грешно» — моветон. Какой грех, если даже вампиры больше не боятся креста? Смеяться над больными определенно не стоит — гораздо правильнее (потому что прибыльнее) демонстрировать фриков за деньги. Как в «Уродцах» Тода Броунинга или средневековых балаганах — ничего нового, мы это уже видели.

Разница в том, что в последнее время фрики при должном маркетинге начали приносить больше денег, их не сравнить со здоровыми, — да и сами они стали куда респектабельнее. Превратились в доминантный тренд, как когда-то все эти бесконечные меньшинства. Тех притесняли, издевались над ними, но после начался обратный процесс — больше прав и свобод. И это было правильно. Но беда в том, что в итоге вместо равноправия общество во многих аспектах получило диктатуру меньшинств.

Появление такой, как Грета Тунберг, ее торжество — закономерный этап развития подобного социума, в котором установлены извращенные правила, не имеющие ничего общего ни с толерантностью, ни с терпимостью, ни с милосердием. Нас уверяли, что за все это и шла борьба, но нас обманули. Люди не стали добрее, сострадательнее, чище — наоборот: они озлобились, атомизировались, замкнулись в страхах и отмщении. И на каждого «униженного и оскорбленного» найдутся Брейвик и Таррант.

Мы наблюдаем войну всех со всеми, существуя в ней, как в безумии. И мы ждем новых пророков, потому что старые скучны и неэффективны. Фразу Ницше «Бог умер» тут надо понимать не относительно самого Бога, а относительно нашего разумения о Нем. Оно выпарилось — и теперь все дозволено. Даже торговля слезами больных детей.

Но смешны те, кто жалеет «несчастную» Грету. Мол, ее лечить надо. У Греты, по современным меркам, все хорошо. Она не лежит в душных больницах и не томится в кислых классах — ее жизнь ярка и влиятельна. Грета выступает на ассамблее ООН, тусуется с Соросом и Шварценеггером, ее номинируют на Нобелевскую премию мира. Она еще не Дэмиен, но стремится к нему (того в конце фильма за руку держал президент). И — о, ужас! — подчас Грета говорит правильные вещи, пусть порой слишком поверхностные.

Так что не жалейте великомученицу стокгольмскую — пожалейте себя. Потому что история Греты лучше всего описывается словами Антония Великого: «Наступят последние времена, когда девять больных придут к одному здоровому и скажут: ты болен, потому что ты не такой, как мы…» Старец предвидел все, но кто станет слушать его сегодня? Если нет влога, нет Инсты — сиди в пещере и не высовывайся, лузер.

Серафимы Саровские и Фомы Аквинские бесполезны отныне — их знания ничего не значат. Ведь слушают лишь того, кто успешен и популярен, а знания как таковые в принципе не нужны. Человечество устало и требует дурной мудрости: простой, как топор, сладкой, как вата, увлекательной, как видеоролик. Больше развлечений, глупости и нахрапистости! Юные идут верной дорогой в светлое будущее, а прошлое — одна глобальная ошибка, которую поскорее надо забыть.

Это — один из главных уроков воцарения Греты. Проблема ведь не в больной девочке, питаемой гордыней, — она лишь отрабатывает свой текст по бумажке и вживается в роль. Вопросы есть к тем, кто раскручивает ее: к родителям-шоуменам, организациям, политикам и деятелям — гигантский психоцирк, ставший корпорацией по взращиванию и раскрутке монстров. В духе проектов «алло, мы ищем таланты!», но куда больше, опаснее.

Однако Грета Тунберг не воцарилась бы, если б на то не существовало запроса. Что лежит в основе ее торжества? То же, что в феноменальном успехе Бузовой в России. И по Грете, и по Ольге изначально видно, что они особенные (в политкорректное время используют подобные эвфемизмы). И, наблюдая за ними, человек — даже самый неказистый — чувствует себя полноценнее. Такие, как Грета и Бузова, нужны обществу, чтобы скрывать его тотальную деградацию. Нет, вы не тупы и не больны. Вы умны и красивы. Не верите? Смотрите на Грету и Бузову.

Так же зритель питается идиотскими шоу, в которых препарируют бухую Шурыгину и умирающих Фриске с Заворотнюк. Так же он пялится на влогеров, совершающих очередную дурь. Чужая глупость и мерзость нужны, чтобы не замечать свои собственные. Потому на Грету и Бузову подписываются миллионы.

Человек стал слишком ленив и посредственен. Он больше не хочет тянуться к лучшим, опираясь на плечи гигантов. На это нет ни сил, ни желания. Прогресс, писал Руссо, не дал нам ничего, кроме падения нравов, — и это тоже. Но что определенно подарил нам прогресс — так это ощущение ложной легкости и фальшивую уверенность в том, что мы властелины мира.

Для чего учиться, если информацию можно скачать в Интернете? Для чего работать, если можно паразитировать? Для чего совесть и честь, если они не только бесполезны, но и вредны в современном мире? Новый человек растет в мире товарно-денежных отношений, где все — от девственности до веры — имеет свою цену, но вместе с тем все предельно обесценено. Ребенок думает, что может получить любую информацию благодаря одному клику. Для look’а он выпотрошит родителей или, если не повезло, устроится закладчиком, веб-актером или поваром, но лучше всего: «Мама, я не хочу в школу и институт — какой смысл? Я буду блогером!»

И действительно: для чего учиться пять-шесть лет, чтобы работать педиатром за 25 тысяч рублей, придавленным хамоватыми родителями и бюрократическим государством? Если можно стать бьюти-блогером, трэвел-блогером — и зарабатывать много денег? Намного проще и выгоднее.

Что может удержать от такого? Ответственность, долг, служение людям, некая высшая миссия — все это не только оплевано, но и высмеяно в современном обществе. Вам никогда не покажут санитарочку, порядочно работающую за 10 тысяч рублей, но каждый вечер в прайм-тайм вам подсовывают шлюх, социальных и политических, и говорят: стремись жить так, как они.

И тут возникает иная опасность. Те, над кем насмехались, используя для избавления от комплексов и напряжения, оказываются законодателями моды. Грету и Бузову больше не водят за ручку, как уродцев, — теперь они водят людей за нос, и те алкают быть похожими на них, потому что так выглядит, пахнет, говорит успех. Прикоснись к нему: подпишись на Инсту, купи альбом, книгу, трусики, услышь речь, сходи на концерт… Фраза «будьте проще — и люди к вам потянутся» принимает совсем уж зловещий смысл. Будьте патологически проще, спуститесь до нижнего дна — и вы добьетесь успеха. Чем глупее, тем лучше. Чем больнее, тем ярче. Чем безответственнее, тем краше.

Трагедия в том, что миллионы хотят походить на Грету и Бузову. Но еще большая трагедия состоит в том, что миллионы ими никогда не станут и будут испытывать страдания неполноценности, глядя на еще более неполноценных. Они сами взрастили монстров и теперь поклоняются им, принося в жертву знания, достоинство, семейные узы и даже собственное потомство (как та девушка из Кирова, оставившая свою трехлетнюю дочь в пустой квартире на неделю ради трансляции в Инстаграме).

Современные подростки и дети, которых во многом олицетворяет Грета, понимают это лучше других. Многие из них превратились в ювенальных фашистов, требующих ключи от мира по одному лишь праву своего рождения. Прошлое бесполезно, говорят они, мы здесь власть, и мы устанавливаем свои правила, а вы, взрослые, — чума и гибель, вы бесполезны, как бесполезны все достижения тысячелетней цивилизации. Но нет, стойте, не уничтожайте их сразу — дайте их нам, эти блага, и отойдите в сторону, а мы уж без вас разберемся. Потому что мы лучше — и мы вас обвиняем!

Но беда в том, что сами детки с наследием предков не разберутся. У них нет для того ни сил, ни знаний, ни воли. Они вторичны, слабы и мягкотелы. Они читают с экрана или по бумажке, они талантливы даже, но они — не самостоятельны. И в том числе от того в них зреет еще большая ярость.

Подобное, конечно, уже было и в истории, и литературе. Будь то выдуманные «дети кукурузы» или реальный крестовый поход детей под предводительством пастушка Стефана. Но то, что это уже было, не снимает проблемы, а, наоборот, усугубляет ее. Ведь болезнь разрастается и становится не просто нормой, а ролевой моделью. И больные с детскими лицами приходят к взрослым — обвиняют и требуют, требуют и обвиняют снова.

Так выглядят последние времена, когда дети восстают на родителей и умертвляют их. Потому что антихрист — не рогатый черт, пахнущий серой. Антихрист — это слабость и дурь человеческая, позволяющая творить то, что не вовремя и не к месту, спускаясь на самое дно глупости, тщеславия, алчности и гордыни.

https://www.mk.ru/politics/2019/09/25/da-pridut-antikhristy-shvedskuyu-shkolnicu-gretu-tunberg-sravnili-s-buzovoy.html



Назад в раздел
© 2010-2019 Храм Успения Пресвятой Богородицы      Малоохтинский пр.52, телефон: +7 (812) 528-11-50
Сайт работает на 1С-Битрикс