Материалы


Вера Петра и вера Павла

Вера Петра и вера Павла

Протоиерей Игорь Гагарин


О том, какими разными, очень не похожими друг на друга, были апостолы Петр и Павел, принято говорить каждый раз в день их памяти. Это понятно и правильно. Но то, что Господь призвал их в один и тот же день, – конечно, не совпадение случайное.

Вера Петра и вера Павла

«… Кто отречется от Меня пред людьми, отрекусь от того и Я пред Отцем Моим Небесным» (Мф. 10. 33), – предупредил Господь Своих учеников. После этого один из них, самый старший, отрекся от Христа трижды. И вот его память празднуется Церковью в эту субботу – память Петра, который, повторим, отрекся от Христа пред людьми.

Протоиерей Игорь Гагарин

Но Христос не отрекся от Петра ни пред Отцом Своим Небесным, ни пред людьми. Почему-то Господь не выполнил Свою угрозу.

Апостол Петр до прихода ко Христу звался Симоном. Имя Петр дал ему Господь, и означает оно – КАМЕНЬ. Камень – символ твердости и несокрушимости. Когда про кого-нибудь скажут: «Кремень!», не нужно объяснять, что имеют в виду.

Однако читатели Евангелия не увидят в Петре особой твердости. Есть в нем и пламенная вера, и любовь к Учителю, и решимость оставить все ради Господа, и послушание, но вот как раз твердости, кажется, совсем не хватает.

Однажды пришлось ему даже выслушать от Иисуса Христа такое: «отойди от Меня, сатана! ты Мне соблазн! потому что думаешь не о том,    что Божие, но что человеческое» (Мтф. 16:23). Разумеется, не самого Петра назвал Господь сатаной, но дал ему понять, кто искушает Его в лице Петра, говоря его устами: «Будь милостив к Себе, Господи!» (Мт.16:22).

О том, какими разными, очень не похожими друг на друга, были апостолы Петр и Павел, принято говорить каждый раз в день их памяти. Это понятно и правильно. Но то, что Господь призвал их в один и тот же день, – конечно, не совпадение случайное. И то, что Церковь, водимая Духом Святым, объединила их память так тесно, что даже образовались новые слова в русском языке, где два эти имени составляют одно целое (Петропавловск, Петропавловская крепость и т.д.) красноречиво говорит о том общем между ними, что гораздо важнее всех различий, какими бы большими они ни были.

Общее же – их пламенная вера, которую они не только имели сами, но которую распространили по всему миру. Хотя такое утверждение может вызвать недоумение. Взять Петра. Ведь не смог он в трудную минуту подтвердить свою близость Христу. Могут сказать (и говорят порой!): «Что же за вера, если отрекся? Да еще трижды! И разве такой поступок не перечеркнул его право называться апостолом и учеником?»

Отречение Петра

                                                                                                       Отречение Петра

Ожидая встречи с Господом после Его воскресения, о чем думал Петр? Ведь понимал, что будет разговор и не простой. Мог ли ожидать того вопроса, который услышал, вопроса, который задают друг другу влюбленные, задают дети своим родителям и, наоборот, родители детям. Вопрос: «Любишь ли ты меня?» И как сладко слышать этот вопрос от тех, кого мы любим! Как сладко отвечать на него: «Люблю!»

Везде, где есть любовь, есть и это вопрошание. Порой оно не произносится устами, порой присутствует во взгляде, в интонации голоса, но всегда присутствует. Потому что любовь жаждет взаимности. Так бывает между человеком и человеком. Но так же бывает и между человеком и Богом.

На праздничной утрени в День святых первоверховных апостолов Петра и Павла мы читаем отрывок из Евангелия от Иоанна, в котором рассказывается, как Господь Иисус Христос трижды задает этот вопрос апостолу Петру. «Симон Ионин! – обращается Иисус к ученику Своему, – любишь ли ты Меня?» (Ин. 21. 16). Получив утвердительный ответ, Господь снова задает тот же вопрос, а потом еще и в третий раз. И когда Симон Петр услышал его в третий раз, горько стало ему. Тот, от Кого он трижды отрекся, желал теперь трижды услышать от него подтверждения любви.

Тот, от Кого Петр трижды отрекся, встретившись с ним по воскресении, не упрекает, не стыдит, не осуждает: «Как же ты мог!», а спрашивает: «Любишь ли?». И никаких других слов произносить не надо, кроме «ЛЮБЛЮ».

Когда мы ощущаем вину перед Господом, какими словами можем выразить свое покаяние? «Сожалею»? «Раскаиваюсь»? Эти же слова мог бы произнести и Иуда Искариот. Он искренне сожалел и раскаивался. Он ощущал тяжесть своей вины настолько болезненно, что предпочел смерть жизни.

Не это примиряет нас с Господом. «ЛЮБЛЮ!» – вот чего Он ждет от нас, и если это слово мы можем произнести искренне, от всего сердца, мы прощены независимо от того, какой тяжести грех тяготеет на нашей совести. И наоборот, даже самое жгучее сожаление и раскаяние не помогут там, где нет любви. Так произошло с Иудой, которого раскаяние без любви толкнуло в петлю.

Наши отношения с Господом могут строиться только на любви. Ни на чем другом они построены быть не могут. «Прощаются грехи ее многие за то, что она возлюбила много» (Лк. 7. 47), – говорит Иисус о блуднице, пришедшей к Нему с алавастровым сосудом, целовавшей Его ноги и мазавшей их миром. Но, конечно, и не только ей, но каждой грешной душе, которой овладела любовь.

Благословенна вера, которая дает силы не упасть. Но если все же упал? Тогда благословенна вера, не дающая впасть в отчаяние. Ведь именно в этом цель сатаны. Подтолкнув нас на грех, он сделал только полдела. Вот когда совершенный грех сломит наш дух, когда не будем видеть впереди уже никакой возможности возвращения к жизни – дело его сделано и цель достигнута.

Избежать слабости, падений, ошибок, а порой и преступлений не удается никому. Но нет такого греха, который невозможно искупить, если не поддался отчаянию. Как утешительна для нас история Петра! Для нас, то и дело совершающих что-нибудь совсем не соответствующее имени христианина, но ни за что на свете не желающих имени этого лишиться. Как радостно на примере Апостола Петра знать, что прощение греха, повторю, зависит не от его тяжести, а от того, что мы ответим на вопрос Спасителя: «Любишь ли ты Меня?» Если любишь – не сомневайся: прощен.

А Петр все-таки сделался камнем, тем камнем, на котором создал Господь Церковь Свою. В последующие годы он явил и твердость, и мужество. Бесстрашно проповедуя Евангелие, он претерпел множество трудов, скорбей и гонений и в конце концов принял мученическую кончину. В тот день, который мы теперь празднуем.

Слово «вера» было ключевым в проповеди Апостола Павла. Многим казалось очень спорным его утверждение, что человек спасается именно верою, независимо от дел Закона. На первый взгляд странно. Закон – труд, подвиг. Неуклонное следование предписаниям Закона на протяжении многих веков считалось единственным способом спасения. А тут: веруй и спасен! Не слишком ли просто.

В этом и упрекали Павла его противники, в том, что он предлагает очень упрощенный путь в Царство Небесное.

Однако, читая послания Апостола Павла, мы увидим, что не все так уж просто.

Если вера – это знание Символа Веры и согласие со всем, о чем он говорит, действительно Павел очень уж облегчает вхождение в Жизнь Вечную. Но верить во Христа, согласно Павлу, это:

– Увидеть в Иисусе Христе идеал человека и загореться желанием стать подобным Ему насколько будет возможно.

– Верить в то, что Он пребывает среди нас, что все совершаемое мною, совершается в Его присутствии.

– Осознавать, что жизненный путь завершится встречей с Ним и эта встреча будет Судом, Судом страшным потому, что там я предстану не таким, каким кажусь людям и даже себе, а таким, какой я на самом деле.

– Поверить в Царство Божие. То есть в то, что «сей» мир – не единственный, что есть иной мир, мир, где нет места никакому злу, никакой боли, мир, «идеже несть болезнь, ни печаль ни воздыхание, но жизнь бесконечная»; что Иисус Христос пришел в наш мир оттуда и соединившись с Ним, мы можем вселиться в этот мир, что стремление войти в Него, должно стать главным стремлением нашей жизни.

– Увидеть в Нем воплощение Истины. Смотреть на все что происходит во мне и вне меня Его глазами.

– Понять и пережить всем сердцем связь между Его смертью и моими грехами, осознать, что Он умер за мои грехи, что они прощены, если я каюсь в них и стремлюсь не повторять.

– Поверить в Его любовь к людям, к каждому, к тебе конкретно. В такую любовь, какой никогда не смогут любить тебя самые-самые близкие и любящие.

Конечно, это далеко не все, что включает понятие ВЕРА, это первое, что пришло на ум, но даже если все названное есть, то разве не очевидно, насколько это больше любого Закона, любой суммы запретов и предписаний.

В День Апостолов Петра и Павла Церковь напоминает каждому из нас: Павел зовет жить верою в любовь к тебе Иисуса Христа, любовь на которую ты не сможешь не ответить, если ощутишь ее. Перефразируя Блаженного Августина, главную мысль Павла можно выразить так: «Люби Иисуса Христа и делай, что хочешь». Ведь даже любовь к человеку не допускает нас делать то, что ему неприятно. Тем более – любовь ко Христу. Потому что, завершим словами Павла, «ни смерть, ни жизнь, ни Ангелы, ни Начала, ни Силы, ни настоящее, ни будущее, ни высота, ни глубина, ни другая какая тварь не может отлучить нас от любви Божией во Христе Иисусе, Господе нашем».

http://www.pravmir.ru/vera-petra-i-pavla/


Евангелие благодати Божией

Сергей Худиев


Первоверховные апостолы Петр и Павел

Совершая празднование в честь славных и всехвальных первоверховных апостолов Петра и Павла, Церковь побуждает нас вновь обратиться к истории их жизни, как она отражена в Писании. И, открыв Новый Завет, мы обнаруживаем нечто крайне странное и удивительное.

Есть такое понятие «компромат». Что-то такое, что известные люди – политики, бизнесмены, телезвезды – не хотели бы увидеть опубликованным. Что-то, что выставляет их совсем не в том свете, в котором они хотели бы выставить себя. И у нас, и, еще более, в других странах, газеты гоняются за компроматом – людям нравится видеть падение высоко взлетевших.

Столп общества, изрекающий возвышенные речи, образец честности и добропорядочности оказывается вором, и интернет радостно тиражирует разоблачения. Борец за семейные ценности оказывается развратником, а видный политик, как выясняется, в молодости вел жизнь бурную и чуждую благочестия и чистоты.

Повсеместное распространение интернета и фотокамер в мобильных телефонах сделали компромат еще более доступным. Более того, люди сами сделались для себя источником опасности: легкомысленные фотографии и поспешные комментарии с радостью разносятся любителями скандалов по всей сети.

Репутации губятся, попавшиеся что-то жалко блеют, карьеры рушатся. Так устроен этот мир: не делай ничего, что может быть обращено против тебя, а если уж делаешь, прячь это хорошенько.

Священное Писание устроено ровно наоборот. Мы находим в нем тяжкий компромат на людей, стоящих у самого основания Церкви. Святой апостол Петр три раза отрекся от Спасителя. Святой апостол Павел до своего обращения был жестоким гонителем христиан.

От кого мы знаем это? История отречения Петра находится в Евангелии от Марка, который, по свидетельству древнего автора Папия Иерапольского, записал его со слов самого апостола, спутником и переводчиком которого был. О предательстве великого апостола рассказывали не его враги, не жадные до чужих грехов папарацци, а он сам.

Святой апостол Павел постоянно говорит о своем греховном прошлом: «Вы слышали о моем прежнем образе жизни в Иудействе, что я жестоко гнал Церковь Божию, и опустошал ее, и преуспевал в Иудействе более многих сверстников в роде моем, будучи неумеренным ревнителем отеческих моих преданий» (Гал.1:13,14).

Апостолы не скрывали своих прошлых грехов; свидетельство о них было частью их послания.

Послание мирского человека – о нем самом. «Я уважаемый член общества с безупречной репутацией! Голосуйте за меня! Доверяйте мне ваши деньги! Назначайте меня на важные посты!» Это послание, конечно, может быть разрушено грязными тайнами из прошлого человека.

Но апостолы проповедуют совсем другое послание, в центре которого стоят не они, а Спаситель грешников. Как говорит святой апостол Павел, «верно и всякого принятия достойно слово, что Христос Иисус пришел в мир спасти грешников, из которых я первый. Но для того я и помилован, чтобы Иисус Христос во мне первом показал все долготерпение, в пример тем, которые будут веровать в Него к жизни вечной» (1Тим.1:15,16)

О чем говорят нам апостолы? Обратитесь ко Христу в покаянии и вере, и Он простит Ваши грехи, как Он простил наши. Именно эту весть они возвещают неустанно: «Но я ни на что не взираю и не дорожу своею жизнью, только бы с радостью совершить поприще мое и служение, которое я принял от Господа Иисуса, проповедать Евангелие благодати Божией» (Деян.20:24).

Что такое благодать? Это благо, которое дается в дар – не по заслугам человека, но исключительно по милости Бога. Нечто, в чем мы отчаянно нуждаемся, но на что не имеем никакого права. Писание приводит несколько примеров, помогающих понять, что это такое.

Пророк Осия был очень несчастлив в личной жизни: его любимая жена изменяла ему направо и налево и не жила в его доме. Наконец, измотанную, постаревшую и уставшую, он выкупает ее, чтобы вернуть в свой дом и быть ей любящим мужем. Обязан ли он был так поступать? Нет. Какую участь ни навлекла бы на себя эта женщина, виновата была бы только она. Но он проявляет то, что на библейском иврите называется «хесед», верная любовь, любовь, не обращающая внимания на крайнее недостоинство любимого.

Его личная драма становится прообразом взаимоотношений Бога и Его неверного народа: люди грешат и тяжко оскорбляют Господа, но он ждет их покаяния, чтобы с любовью принять их назад.

В Евангелии от Луки содержится притча о блудном сыне. Легкомысленный юноша бросает отца и уходит от него в далекую страну; возвращается он только когда перед ним начинает маячить голодная смерть, но отец принимает его с любовью и устраивает праздник в честь его возвращения. Обязан ли был отец так поступать? По обычаям того времени – не только не обязан, но и скорее должен был поступить наоборот: навсегда отречься от своего сына и забыть, что он у него вообще когда-то был.

Благодать – это то, в чем вы отчаянно нуждаетесь, но что вам не обязаны давать. Например, представьте себе, что у вас есть машина и она нужна вам для работы. Вы купили ее в кредит, который сейчас выплачиваете. А теперь представьте себе, что я, из хулиганских побуждений, ее сжег.

По справедливости, я должен выплачивать ущерб – любой суд постановит именно это. Из-за своей глупости и злобы я попал в немалую беду.

Вы можете проявить удивительное великодушие и простить мне всю сумму. Тогда, конечно, ущерб придется нести вам. Но вы не обязаны это делать. Никто вас не упрекнет, если вы взыщете с меня все до копейки.

И вот Евангелие благодати – оно говорит о том, что Бог любит, прощает и спасает неблагодарных и злых грешников, которые не заслуживают ничего, кроме окончательного отвержения. И делает Он это ценой Крестной Жертвы. Как говорится в молитве святителя Василия Великого, Сын Божий есть «в плоть оболкийся, и распныйся, и погребыйся за ны неблагодарныя и злонравныя», то есть Бог облекся в плоть, был распят и погребен за нас, неблагодарных и злонравных. Он не был обязан это делать, и мы ничем не могли бы этого заслужить. Да и как можно было бы заслужить такое? Но Он свободно пожелал умереть за нас, чтобы даровать нам прощение грехов и жизнь вечную.

Христос для того и поставил первоверховными апостолами людей, которые явно согрешили, для того и сами они открыто говорят о своих грехах, чтобы сделать это послание как можно более ясным: все грехи могут быть прощены и все беззакония – покрыты. Придите и примите спасение.

http://www.pravoslavie.ru/put/72130.htm


Апостолы Петр и Павел: два непохожих апостола

Андрей ДЕСНИЦКИЙ


Апостолы Петр и Павел: два непохожих апостола

Прославляя апостолов Петра и Павла в один день, Церковь, кажется, хочет напомнить нам о разнообразии человеческих характеров и путей, ведущих к Богу. Обоих апостолов называют первоверховными, но и первенство у них совсем не одинаковое. Петр был одним из ближайших учеников Христа при Его земной жизни, а Павел вообще не имел никакого отношения к евангельским событиям. Он начал проповедовать намного позднее, и даже не был «официально утвержден» в роли одного из двенадцати апостолов. И все-таки мы можем сравнить в самых общих чертах две эти судьбы.

p_p_2

Симон, позднее прозванный Петром, как и его брат Андрей, был простым галилейским рыбаком. Галилея была самой дальней от Иерусалима областью Палестины, там проживало немало язычников. Столичные жители относились к галилеянам свысока, как к провинциалам. Те даже говорили с заметным акцентом, по которому Петра однажды опознали во дворе первосвященника. А рыбак — самая простая и непритязательная профессия. Ловили рыбу на Галилейском озере в основном ночью, так что рыбак не всегда успевал выспаться, он пропах рыбным запахом, доходы у него были слишком непредсказуемы, все зависело от удачи. В общем, жизнь галилейских рыбаков была не слишком завидной, и, может быть, именно поэтому Симон и Андрей, едва заслышав приглашение странствующего Проповедника: «Идите за Мною, и Я сделаю вас ловцами человеков», сразу послушались Его, бросили даже сети, которые после каждой ловли полагалось чистить и чинить. И так стали первыми призванными апостолами.

Павел, или, точнее, Савл (как назывался он прежде обращения ко Христу), напротив, был из тогдашней элиты. Родился он в эллинистическом городе Тарсе, столице провинции Киликия, был из колена Вениаминова, как и царь Саул, в честь которого его назвали. Одновременно он по рождению был римским гражданином — редкая для провинциалов привилегия, дававшая ему множество особых прав (например, требовать суда лично у императора, чем он в последствии и воспользовался, чтобы попасть в Рим за казенный счет). P aulus , то есть «малый», это ведь римское имя — вероятно, оно было у него с самого начала, но только после обращения в христианство он стал использовать его вместо прежнего имени Савл. Образование он получил в Иерусалиме, у авторитетнейшего богослова того времени Гамалиила. Савл принадлежал к числу фарисеев — ревнителей Закона, стремившихся в точности исполнить все его требования и все «предания старцев». Хотя Христос обличал фарисеев, но мы знаем несколько примеров, когда именно фарисеи становились Его преданными учениками, так что Савл-Павел был в этом не одинок.

А вот в характере у Симона и Савла было немало общего. Выучившись у Гамалиила, Павел не просто погрузился в толкование Моисеева Закона. Нет, ему надо было применять и даже насаждать этот Закон на практике — а самой подходящей областью применения ему показалась борьба с недавно возникшей «ересью», сторонники которой рассказывали о некоем воскресшем Иисусе и о том, что вера в Него куда важнее дел Закона! Такого Савл снести не мог. Когда за подобную проповедь побивали камнями диакона Стефана, он всего лишь сторожил одежду побивающих, но скоро ретивый юноша сам выступил в путь, чтобы покарать неверных в Дамаске. Именно на этом пути произойдет встреча, навсегда изменившая его жизнь.

А Симон, с самого начала бывший учеником Христа? Он такой же пламенный и нетерпеливый. Вот Христос приказывает ему, еще рыбаку, а не апостолу, заново закинуть сети после безуспешного ночного лова — и он повинуется, а когда сеть приносит необычайный улов, говорит Учителю: «Вый ди от меня, Господи! потому что я человек грешный » (Лк. 5: 8). Настолько остро ощущал он свое недостоинство и свою нечистоту… Зато позднее, увидев Спасителя идущим по воде, он, наоборот, немедленно просит: «… Повели мне придти к Тебе по воде» (Мф. 14: 28). Да, потом он усомнился и начал тонуть, но остальные-то апостолы даже попробовать не решились! Когда рядом с Симоном происходит чудо, он немедленно должен отреагировать на него, все для него свершается здесь и сейчас. И не случайно именно он без колебаний произносит свое вероисповедание, еще задолго до Воскресения Христова: « Ты — Христос, Сын Бога Живаго» (Мф. 16: 16) . А ведь даже Иоанн Креститель посылал ко Христу учеников с вопросом, Он ли то был на самом деле… Петр не сомневается, и в ответ на эти слова Христос и называет его камнем, на котором Он созиждет Свою Церковь. Арамейское и греческое слова для обозначения скалы, соответственно Кифа и Петр, становятся новыми именами Симона.

В жизни каждого из них был переломный момент, сделавший их тем, кем они стали. Савлу явился по дороге в Дамаск Воскресший Христос и спросил его: «Савл, Савл! что ты гонишь Меня?» (Деян. 9: 4). С этого момента в его жизни изменилось все — точнее, его собственной эта жизнь уже не была, она была посвящена проповеди Того, Кого он прежде гнал.

А для Петра таким моментом стало, наоборот, отречение. Накануне распятия он обещал Христу, что и под страхом смерти не оставит Его, но Христос ответил: «…В эту ночь, прежде нежели пропоет петух, трижды отречешься от Меня» (Мф. 26: 34). Может быть, если бы к нему тут же приступили палачи, он мужественно пошел бы на казнь, но впереди была долгая ночь, полная страхов и неизвестности… И Петр как-то незаметно отрекся от Христа, по будничному, сам того не заметив — вплоть до самого петушиного крика. На собственном примере первый из апостолов увидел, как легко можно стать последним. И только после покаянных слез Петра прозвучали обращенные к нему слова Спасителя: «…Паси овец Моих» (Ин. 21: 17). Но прежде Он задал ему очень простой вопрос: «Любишь ли ты Меня?» Задал его трижды, так что Петр даже расстроился, но после ночи с петухом это было не лишним: трижды отрекшийся трижды исповедал свою любовь.

А что за эту любовь придется платить спокойствием и комфортом, оба они, и Петр, и Павел, прекрасно знали. Сразу же после исповедания Петром своей любви Иисус пророчествует о его смерти: «Прострешь руки твои, и другой препояшет тебя и поведет, куда не хочешь» (Ин. 21: 18) Мученическая смерть была своего рода условием апостольства, и как не понимать это было Петру, видевшему распятие Учителя, и как не понимать Павлу, который сам прежде мучил христиан! Оба были казнены в Риме в шестидесятые годы от Р. Х., еще даже прежде, чем была закончена последняя книга Нового Завета.

Об их проповеди рассказывает книга Деяний. С самого начала благовестие было обращено прежде всего «к погибшим овцам дома Израилева», и Петру потребовалось чудесное видение, чтобы убедиться: язычников Бог точно так же призывает к вере, как и иудеев. Тем не менее он в основном проповедовал своим собратьям по вере, да и трудно, пожалуй, было простому галилейскому рыбаку обращаться к иноязычной и иноверческой аудитории. Зато это хорошо получалось у образованного Павла, который и сказал: «…Мне вверено благовестие для необрезанных, как Петру для обрезанных» (Гал. 2: 7).

Вообще, различий между ними довольно много. Например, Петр еще до встречи со Христом был женат, а Павел решил всегда оставаться холостым, чтобы семейные дела не мешали его главному призванию. Впрочем, и о Петре сам Павел говорил, что жена была его спутницей (см. 1 Кор. 9: 5), значит, семейная жизнь не обязательно должна быть помехой миссионерству.

Сравнивать двух апостолов, которые впоследствии были названы первоверховными, можно долго и подробно, отмечая общее и особенное в жизни каждого из них. Но лучше всего дать слово им самим, чтобы они сказали нам, что это такое — быть первыми среди апостолов.

Петр: «Пастырей ваших умоляю я, сопастырь и свидетель страданий Христовых и соучастник в славе, которая должна открыться: Пасите Божие стадо, какое у вас, надзирая за ним не принужденно, но охотно и богоугодно, не для гнусной корысти, но из усердия, И не господствуя над наследием Божиим, но подавая пример стаду; И когда явится Пастыреначальник, вы получите неувядающий венец славы» (1 Петр. 5: 1-4).

Павел: «…Я, обрезанный в восьмой день, из рода Израилева, колена Вениаминова, еврей от евреев, по учению фарисей, По ревности — гонитель Церкви Божией, по правде законной — непорочный. Но что для меня было преимуществом, то ради Христа я почел тщетою. Да и все почитаю тщетою ради превосходства познания Христа Иисуса, Господа моего: для Него я от всего отказался, и все почитаю за сор, чтобы приобрести Христа… Говорю так не потому, чтобы я уже достиг, или усовершился; но стремлюсь, не достигну ли я, как достиг меня Христос Иисус» (Флп. 3: 5-8, 12).

http://www.pravmir.ru/petr-i-pavel-dva-nepoxozhix-apostola/#ixzz32pvoTD9L





Назад в раздел
© 2010-2017 Храм Успения Пресвятой Богородицы      Малоохтинский пр.52, телефон: +7 (812) 528-11-50
Сайт работает на 1С-Битрикс