Материалы


Каким будет Страшный Суд


 Суд над самим собой

Протоиерей Димитрий Климов

Как будет проходить Страшный суд – неужели Господь будет действовать как судья: выслушивать свидетелей, выносить приговор? Протоиерей Димитрий Климов считает, что все будет несколько иначе.


Интересно, что в канун Великого поста Церковь напоминает нам о том, что всё-таки суд будет, о том, что человек, получив от Бога жизнь как бесценный дар, должен будет потом Богу ответить за то, как он эту жизнь прожил.

Протоиерей Димитрий Климов


И одна эта мысль о Суде, об ответе за все свои поступки и за всю свою жизнь, делает человека в духовном и в нравственном смысле более подтянутым. Если человек знает, что Бог видит его дела, его помышления и будет спрашивать за это, он одним этим фактом, одной этой мыслью будет удержан от многих грехов.

В начале мне хотелось бы сказать несколько слов о самом слове «суд». По-гречески судкризис. А что такое в нашем понятии кризис? Например, бывает кризис в медицине, когда болен человек, в горячке, и врач говорит: «У больного кризис болезни». И после этого кризиса есть два варианта развития событий: или больной завтра выздоровеет, температура спадет, или он умрет. То есть кризис – это некая высшая точка болезни, после которой будет или хорошо, или плохо.

Бывает кризис политический, экономический, финансовый. Почему эти кризисы наступают? Копятся неправильности, противоречия, а потом, уже в какой-то высшей точке кипения, происходит кризис. Или кризис межличностных отношений. Тоже есть набор противоречий, недоразумений, недомолвок, который в итоге приводит к кризису, после которого люди или научатся друг с другом разговаривать, или разойдутся.

То есть происходит своего рода суд. Когда человек за какие-то свои поступки должен, в конце концов, ответить в момент кризиса.

Все знают, что христиане постоянно пугают людей Страшным Судом. Как бы легко и спокойно было бы жить, зная, что Суда не будет. А тут попы постоянно твердят о том, что будет Суд. В каком виде этот Суд будет происходить, святые отцы отвечают по-разному.

Есть мнение, что Бог будет взвешивать добрые и злые дела людей на весах, и если перевесят злые дела, то человек попадет в ад, если добрые, то спасается. Таким образом, Бог отождествляется с богиней правосудия Фемидой, у которой завязаны глаза, она беспристрастно взвешивает дела человеческие.

Но мне кажется, что на Суде Христос, встретив человека, протянет к нему Свои руки, пронзенные гвоздями, и скажет: «Вот, чадо Моё, что Я сделал для тебя. Вот, в чем проявилась Моя Любовь к тебе. И Я эту Любовь тебе доказал Своей смертью, Своими страданиями и всей Своей Кровью, пролитой за тебя на кресте. А теперь скажи Мне, что ты сделал для Меня?».

И человек начнет вспоминать, а какие же дела он сделал ради Господа Бога. Возможно даже, ему на ум придут многие добрые дела, но окажется, что он совершал их из-за порядочности, чтобы казаться хорошим, воспитанным человеком перед другими людьми. Делал добрые дела делал ради близких. Не ближних, а именно близких, то есть родных: родителей, детей. И окажется, что большинство добрых дел он совершал не ради Господа, а ради людей или ради своего тщеславия.

И вот тогда, опустив голову, человек поймет, что на эту всецелую Любовь до последней капли Крови, который Бог к нам проявил, ему нечем ответить. Даже каким-то маленьким проявлением любви и благодарности к Богу он ответить не сможет.

И вот в этом, может быть, и будет Страшный Суд – человек сам себя осудит. Никто его прогонять никуда не будет, он сам прогонит себя и не сможет войти в Царство вот этой Божественной Любви.

В сегодняшнем Евангелии Христос говорит о том, что когда Он придет во второй раз на землю, Его пришествие будет отличаться от первого пришествия. В первый раз Он приходил как проповедник Царства Божия, нищий, у которого не было ни власти, ни политического внешнего авторитета. Но была только сила и истинность слова, а также сила божественных чудес, которыми Господь истинность своих слов подтверждал.

А когда Христос придет во второй раз, Он придет уже как Царь и Судия. И поэтому сказано в Евангелии: во славе Своей и все святые Ангелы с Ним. Христос придет как Царь, разделит все народы, как пастырь отделяет овец от козлов, и овец поставит по правую сторону от Себя, а козлов – по левую.

Я часто думал о том, чем же всё-таки овцы отличаются от козлов. По Ветхому Завету и овцы, и козлы считались чистыми животными, их можно было употреблять в пищу и приносить в жертву Богу. Различие в поведении этих животных.

Когда я служил в Волгограде, в храме, который находился в частном секторе, одна моя прихожанка держала коз. И я часто наблюдал через окно алтаря, как тётя Надя пасет своих коз. Когда пасут овец, то впереди идет или пастух, или самый главный баран, и за ним послушно идут все остальные овцы. А когда пастух пасет коз, то непонятно кто кого пасет. Пастух постоянно догоняет своих коз, которые устремляются совершенно в разные стороны: и через дорогу перебегают, и на деревья залезают, и через забор в соседние дворы лезут. Они не непослушны своему пастуху, постоянно проявляют свою безумную волю, и пасти их очень тяжело.

И вот скажет Царь тем, которые по правую сторону от Него: «Придите, благословенные, наследуйте уготованное вам Царствие от сложения мира». А тем, кто по левую: «Идите в огонь вечный, уготованный диаволу и ангелам его».

И люди ответят недоумением: «Господи, когда мы не послужили Тебе?». И Христос скажет: «То, что вы не сделали одному из ближних своих, то не сделали Мне». Понимаете, какой простой критерий?

Оказывается, человек, который делает что-то доброе ближнему своему, делает это и Богу. Если б мы в любом ближнем своем без препятствий и искажений видели образ Бога, как бы легко нам давались все добрые дела! Но часто бывает, что нашей помощи просят люди не симпатичные нам, люди, в которых образ Божий затемнен и искажен пороками и грехами.

И если мы будем делать добрые дела только ради людей, мы никогда не научимся делать добрые дела нашим врагам, нашим обидчикам, людям несимпатичным нам. А если мы будем вспоминать почаще, что делаем мы это доброе дело не только для этого человека, а для Бога, который нас к этому призывает, тогда все добрые дела будет делать гораздо проще. И тогда мы сможем послужить Богу и оправдать себя на Суде.

http://www.pravmir.ru/protoierey-dimitriy-klimov-sud-nad-samim-soboy/


Что не поможет на Страшном Суде?

Владимир Берхин


    Не знаю как вы, а я очень боюсь Страшного Суда. Я и обычного-то боюсь, а уж Страшного и подавно.

    Мы не так много знаем о том, как он будет проходить. Есть притча о Страшном суде в Евангелии от Матфея, есть ещё несколько указаний в Писании, что “верующий на Суд не приходит, а неверующий уже осужден”, есть несколько глав в книге пророка Даниила и в Откровении, поражающих размахом событий, но не раскрывающих деталей судопроизводства. Это явно сделано намеренно – дабы люди не плодили казуистику, не пытались, как в египетской “Книге мёртвых”, придумать хитрые ответы и двусмысленные оправдания, чтобы отношения с Богом не свалились ни в магию, ни в юриспруденцию.

    И это меня пугает. Потому что все известные мне способы защититься от обвинений там не сработают. Судя по тому, что мы знаем, на Страшном Суде не помогут:

    – попытки свалить вину на обстоятельства, за которые отвечает не сам человек, а Тот, Кто Судит. Такой прецедент в Писании уже описан. Именно так поступил Адам после грехопадения – стал рассказывать Богу, что это не он, это всё жена, которую дал Бог, а значит, Бог – Сам виноват в печальном результате. Чем это закончилось – известно. Вероятно, у остальных тоже не прокатит.

    – попытка “потеряться в толпе”, то бишь сослаться на общемировую или всесоюзную практику. Дескать, все так делают. Иногда мне кажется, что обсуждать такого рода отмазки пригласят кого-то из трёх праведников, имеющих опыт жизни в тотально враждебном окружении – Ноя, Лота и пророка Илию. Эти три суровых мужа очень хорошо знают, что такое “поступать не как все“. И объяснить сумеют.

    – ссылки на особый исторический момент, который почему-то сделал несущественным исполнение заповеди. Но если ты ненавидел ближнего – значит, ты ненавидел ближнего. Даже если он, скотина такая, посмел оказаться от тебя на другой стороне баррикады, когда решались судьбы Родины. Синедрион именно благом Отечества оправдывал необходимость казни Спасителя.

    – ссылки на исторические прецеденты. Дескать, отцы грешили и нам разрешили. Но история Анании и Сапфиры, которые были наказаны за свой грех, хотя и не были ни самыми большими, ни, тем более, последними, кто пытался запустить руку в церковную кассу, довольно убедительно показывает, что грех остаётся грехом, даже если Господь до поры милует.

    – оправдания, что просто виноват кто-то другой. Помимо того, что этим уже занимался Адам, это еще и нарушение заповеди о неосуждении. Сказано же, что каким судом судитесь – таким и будете осуждены. Вешаешь свои грехи на других – хорошо, тоже будешь отвечать за чужие.

    – ссылки на высокие результаты, которые были достигнуты в других областях. Как писал когда-то один журналист – коррупционеры построили ЛЭП первой категории надёжности, а их оппоненты не сделали и этого, и потому воровство вполне извинительно. Но об этом Писание также говорит более чем определенно – “что высоко у людей, мерзость перед Богом” и “что пользы человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит”. Не поможет.

    – ссылки на то, что ты действовал в рамках действующего законодательства, и все правильные бумаги были подписаны уполномоченными лицами в нужных местах. Иуда не нарушал никаких законов, Нерон и Диоклетиан действовали в пределах своих полномочий, и даже расстрелы новомучеников до запятой соответствовали инструкциям ОГПУ. Гражданские законы нужны, они обеспечивают порядок и хотя бы подобие справедливости. Но в Царство Небесное приводят не они.

    – ссылки на запутанность и противоречивость принципов суда, их неясность и двусмысленность. Хотел, дескать, как лучше, да ума не хватило. Тоже не сработает. Потому что Господь сказал, что Он с нами во все дни до скончания века. А значит, на любую попытку сказать – “Я не знал, как поступить” последует резонный ответ “Я был рядом, что ж ты не спросил?”. И не знаю как вы, а я по себе уже выучил, что “не знаю как поступить” на деле почти всегда означает “я не хочу поступать по заповеди”.

    – какие-то варианты оправдания тем, что принадлежал к правильной группе людей, которая знала правильные слова, как бы она ни называлась – Церковь, народ, нация, традиция или партия. Ведь и об этом сказано – что в день Суда некоторые начнут вспоминать, что они именем Его бесов изгоняли и пророчествовали, но ждет их суровая отповедь и вечный ад. Или совсем в лоб сказано, что Бог может из булыжников наделать Аврааму новых детей, если существующие окажутся недостойны.

    И много еще можно придумать такого рода соображений, которые не помогут на Страшном Суде. Этим он и Страшный.

    Но это Суд также и Милостивый. Самый милостивый. Собственно, там кроме Милости и не будет ничего.

    Самым трудным будет на Суде принять Милость. Милость нельзя заслужить хорошим поведением. Она зависит не от помилованного, а от Милующего. Надо только прекратить доказывать, словами и делом, что ты «имеешь право». Чтобы быть оправданным, надо перестать искать себе оправданий. Надо не оправдаться, а покаяться.

    Потому что все эти слова и причины – это попытки просто отбояриться, чтобы не унизили милосердием, чтобы не помиловали. Ведь помиловать можно только того, кто виновен. А если ты в Царство Небесное войти планируешь, как право имеющий – не будет никакой Милости, потому что ты её просто не хочешь. Не нужна тебе Милость – не будет Милости.

    Свободен, иди во тьму внешнюю.

    Расслабься, наконец, человек, хватит выдумывать, почему бы тебе ещё не погрешить немного. Это уже Страшный и Милостивый Суд. Вспомни причту, и повторяй – “Отец, согрешил я пред тобою, и уже недостоин называться сыном Твоим, но прими меня. Я согрешил и оправданий у меня нет, и нет надежды, кроме Любви Твоей”.

    http://www.pravmir.ru/chto-ne-pomozhet-na-strashnom-sude/


    Страшный суд или самый лучший день в нашей жизни?

    Священник Константин Камышанов


    Почему христиане стали бояться Страшного суда – ведь так было не всегда? Протоиерей Константин Камышанов сожалеет о том, что мы все чаще говорим о Суде и все реже о том, что должно наступить после него.

      Тот день, когда состоится Страшный суд, будет первым днем торжества Рая. Ко дням творения мира добавится новый день. В течение его наш грешный мир полностью преобразится. И произойдет нечто странное: Ангелы совьют небо, как пергамент, и солнце померкнет, и луна не даст света своего, и звезды спадут с неба, и силы небесные поколеблются.


      И настанет Утро мира.

      Оно начнется тогда, когда число жителей Рая достигнет некой необходимой и достаточной величины.

      Для них – праведников – Страшный суд окажется не страшным судом, а станет самым лучшим днем их жизни, потому что первая радость – самая сильная. Душа избранных увидит Того, Кого любила, о Ком мечтала, Кого всегда хотела видеть – Христа.

      И Христос будет рад видеть Своих друзей. Он введет их в новый мир золотыми вратами.

      Для Бога этот день Суда тоже не будет страшным. Наконец-то закончится этот кошмар, который называется «наш мир». По слову пророка, лев и агнец возлягут рядом, зло упразднится и настанет вечное царство добра. Начало Суда станет окончанием этого ужасного дня грехопадения, длившегося целую вечность, с его войнами, убийствами, обманом и злостью.

      Для грешников Страшный суд принесет некоторый испуг, но в дальнейшем Господь даст им по сердцу их быть вечно с такими же, как они.

      Это как в тюрьме. Там собираются, хотя и против воли, некие джентльмены, у которых один и тот же взгляд на жизнь, которые объединены неким подобием братства и понятий. Им не надо работать, и день их протекает в философских беседах о смысле жизни. Там не надо напрягаться о еде, рубле и о том, чтобы напитать родню или близких. Все оплачено. Они там трезвы и жизнь их проходит по разумному режиму, исключающему злоупотребления и грех.

      Конечно, это подобие условно и требует уточнения.

      Во-первых, Христос сказал, что у раба худого отнимутся те таланты, которые он поленился умножить. То есть, человек будет упрощен в своей организации на порядок, и, подобно бесам, примет более простую организацию личности, подобную животным.

      Это не означает того, что Бог отмстит им за грех. Святые отцы единодушны во мнении, что Господь абсолютно благ. Наоборот, такое упрощение до состояния скота польскаго, уменьшит степень страдания личности, которая окажется неспособна к тонким переживаниям. В результате деградации житель ада не сможет грешить сполна, как мог бы, оставаясь в полном разуме и всей силе души.

      Во-вторых, почти все святые отцы уверены в том, что отправка грешника в ад – благо для него не только потому что он сам выбрал место в которое стремился. В аду ему будет комфортней, чем в Раю. Для человека воля важнее всего. В ней его свобода и индивидуальность. Сломав волю грешника, Бог сломает всего человека. Но Господу не нужна в Раю сломанная, обезображенная и противящаяся личность. Бог дает ей волю по ее сердцу – и это благо.

      Таким необычным способом Господь попытается не только увеличить меру благодати Рая, но и снизить уровень страдания в аду.

      В результате уровень зла уменьшится в целом по Вселенной.

      Так что Страшный суд парадоксальным образом привнесет в мир больше света и уменьшит уровень зла, по сравнению с текущим положением дел. Страшный суд сделает мир менее страшным.

      А если это так, то зачем же готовиться к катастрофе? И кто должен готовиться к катастрофе, и как надо готовиться к этому Страшному суду?

      Очевидно, что Страшный суд будет страшным для граждан ада. Он будет таковым не только потому, что им грозит существование во зле, но и потому, что они должны пройти процесс деградации личности. А это в самом деле страшно.

      Толкователи, предлагая церкви вспомнить о первом дне обновленного мира, как о Страшном суде, априори предполагают, что среди нас нет праведников, нет тех, кто любит Бога, а есть исключительно потенциальные жертвы ада. Почему-то в комментариях к этому событию проповедуется не радость долгожданной встречи со Христом, а, наоборот, нагнетается страх божественной мести.

      Как же встретить этот день правильно?

      Профессор Алексей Ильич Осипов заметил, что для того, чтобы началось освобождение, должно прежде наступить осознание своего рабства. Значит, мы должны воспринять психологию и образ мысли раба.

      Святой Силуан Афонский дал такую формулу подготовки к Страшному суду: «Держи ум свой во аде и не отчаивайся». Значит, мы должны искуситься в жизни в аду.

      Да как же держать ум в аде и не устрашиться и не отчаяться простому человеку?

      Как можно научиться быть гражданином Небесного Иерусалима, если все время упражнять свой ум в реальности Чертограда?

      Я, например, захотел стать архитектором. И для этого принял решение стать им через отрицание других профессий: не быть врачом, не быть слесарем, не быть водолазом. И, можно подумать, через это отрицательное богословие я страну зодчим? Нет.

      Через подобное отрицание невозможно созидание и формирование положительного и сущностного образа. Отрицание не может быть основой существования.

      Пасхальные слова ангелов « Что ищите Живаго с мертвыми» обретают новую глубину. Во аде невозможно подготовить себя к Раю. В Раю нужен навык не отчаяния и страха, приобретенного в новом Содоме, а навык любви к Богу, людям и Земле.

      Как можно всему этому научиться, сидя уже при жизни в аду? Как можно найти в грязи свет? Как можно в мусоре оттыкать жемчуг?

      Никак.

      Вспомним о нашумевшем заочном споре известного нашего богослова – профессора и святого, недавно прославленного в Греческой церкви. Речь идет о Порфирии Кавсокаливите.

      Московский профессор, в канун самого прославления этого святого объявил о том, что Порфирий находится в прелести. Поводом к этому послужили слова святого о том, что не стоит бороться с бесами, так как они вечны, неуничтожимы, неутомимы, а мы временны. Уничтожить их не удастся, а борьба с ними бессмысленна в проекции Вечности.

      Вместо того чтобы стать специалистами по борьбе с дьяволами, святой предложил стать знатоками жизни в Боге. Он заметил, что лучше погружаться в Бога, чем а ад. И тогда благодать сама будет врачевать и восполнять немощи и защищать от бесов самым надежным способом.

      На самом деле, противоречия здесь нет. Святой, как и положено святому, смотрит дальше и выше. Порфирий Кавсокаливит говорит о стратегии, а профессор о тактике.

      Святой говорит о том, что смысл жизни состоит в приближении Христу и стяжании подобия с Ним. Целью жизни никак не может быть борцовский навык на адских ристалищах. В Раю это бесполезное умение.

      Что ищите Живаго с мертвыми?

      А вот для того, чтобы достичь этого подобия, тактически необходимо преодолевать сопротивление духов злобы, которые не намерены упускать добычу.

      Недоумение, как обычно, произошло от разного взгляда из разной точки наблюдения во времени и пространстве.

      Что нам до этих богословских тонкостей?

      Дело в том, что в них содержится прямое указание на стратегию нашей жизни в перспективе Вечности. Частным образом в этом богословии содержится верный подход к упражнению, дающему вид на жительство в Раю – посту.

      Если не иметь в виду стратегию, а одну лишь тактику, то пост – это борьба. Человек, не видящий впереди Рая, выходит на пост как на беду и на войну. А окончание поста он празднует, как конец беды и закатывает победный пир. Он «отдыхает» от поста, от усталости быть светлым и добрым. Приметой такого поста бывают мучительный голод, хроническая усталость и утомление души.

      Но люди тонкие подходят к пасхальным пиршествам не так. Пасхальные пиршества духовных людей, напротив, тихи. Радость об известии Воскресения Христа законна и справедлива, но вот окончание поста часто приносит грусть. Она проистекает от того, что время поста тонкий человек рассматривает как время своего приближения к Богу, а его финал – как окончание этого перигея и невольное удаление от Светила Бога. И часто вырываются слова сожаления: «Недопостился» или «только-только начал поститься и только узнал радость поста». Приметой такого поста является радость.

      Эти посты усталости и радости не перепутаешь.

      Человек, видящий Бога над маневрами поста, встречает пост не как народную беду, а как приблизившуюся радость, словами:

      – С постом, вас братия и сестры! Постимся постом приятным.

      Пред неделей о Страшном суде, прошла неделя о Блудном сыне. Они соединены в единую логическую цепь. В неделю о Блудном сыне человек искал свой настоящий дом – Рай, в эту неделю церковь ставит его на самом пороге Рая:

      – Посмотри!

      Здравствуй, ад? Нет. Здравствуй, утро мира!

      В старину люди лучше понимали суть памяти этого дня. Доказательством тому служат старинные иконы Русского севера. На белых звонких фонах раскрыты яркие мажорные пятна красного цвета. Ад в этих иконах спрятан так, что сразу и не найдешь.

      Со временем с Запада к нам пришла другая трактовка Страшного суда – настоящий голливудский трейлер фильма ужасов.

      Находясь в Сикстинской капелле, можно поразиться невероятному художественному гению Микеланджело, и в тоже время, с не меньшей силой, можно удивиться его духовному дальтонизму.

      Вместо Утра мира на знаменитой фреске мы видим не встречу мира и Христа, а учебные пособия по рисунку в залах мясокомбината. Как же так? Ведь тысячи богословов, апостолы и Сам Христос говорили, что мы не умрем, но все изменимся. Мы вновь вернемся в тонкие тела, навсегда оставив в земле временные «кожаные ризы». Как же это было упущено из вида таким талантливым человеком, совершенно не понятно.

      Ладно, эта капелла. Этот пир мяса там уравновешивает эфирный Боттичелли. Но у нас эти триллеры Зверограда стали нормой на западных стенах храмов. С Запада пришла мода, на западной стене она и восторжествовала. На этих фресках торжествуют не праведники, а Чужой.

      К сожалению, с течением времени, трансформировались не только фрески на западной стене, но и церковное сознание, травмированное духом бурсы. Время апостасии наложило свой отпечаток на все восприятие мира человеком. Вместо того чтобы готовиться к встрече с Небесным Отцом, сыновья Бога стали готовиться к встрече антихриста.

      Увы. Сегодня нужно делать усилия, для того чтобы отвести наш завороженный взгляд от взгляда антихриста и перевести его на лик нашего милосердного Господа и Бога Спаса нашего Иисуса Христа.

      Здравствуй, ад! – это не для нас. Не для тех, кого призвал Господь к жизни. Не для тех, кто любит Его. Не для тех, кто несмотря на падения, падал головой в сторону Рая.

      Плох тот солдат, который не мечтает стать генералом. Плох тот христианин, который не стремится в Рай, а сидит душой в аду и не может отвести гипнотического взгляда от сатаны, как кролик от взгляда удава. Плох тот христианин, который забыл о том величии которое ему даровал Бог и о том месте, которое он уготовал ему на небе.

      Плохо то, что вместо того, что с помощью Господа стремиться в свой родной дом, в Рай – и без того немощный человек еще больше обессиливает, сидя на реках Вавилонских, шарит глазами в аду и разбирает его смыслы.

      Наше – Христос воскресе! «Небеса убо достойно да веселятся, земля же да радуется, да празднует же мир, видимый же весь и невидимый: Христос бо воста … О Пасха велия и священнейшая: Днесь всяка тварь веселится и радуется, яко Христос воскресе и ад пленися.

      Наше – «Ныне вся исполнишася света, небо же и земля, и преисподняя, да празднует убо вся тварь востание Христово, в нем же утверждается. Вчера спогребохся Тебе, Христе, совостаю днесь…»

      http://www.pravmir.ru/strashnyiy-sud-ili-samyiy-luchshiy-den1/


      Vladimir Tikhejev

      Из комментариев в блоге протодиакона Андрея Кураева:

      Страшный суд - констатация факта; способен ли конкретный человек быть вечно с Богом, или он может лишь вечно погрязать в своём самообожествляющем эгоцентризме. Быть с Богом - это значит с радостью, из любви (которая уже вечная награда) исполнять Его волю, т.е. быть с Богом одно; именно эта синергия воль Бога и человека является пресловутым "обожением", через которое человек участвует в Божественном естестве. Т.е. союз Бога с нами не природный (с "нетварными эннргиями", которые "сообщимы" нам), а межличностный.

      Может ли быть конкретный человек свободным от эгоистических законов биологической природы и духовной самоутверждающей гордыни, или не может - вот в чем вопрос Последнего Суда; любовь и вера в Бога - это же одно и то же, если это действительно любовь, делающая свободным от законов падшей природы.




      Назад в раздел
      © 2010-2019 Храм Успения Пресвятой Богородицы      Малоохтинский пр.52, телефон: +7 (812) 528-11-50
      Сайт работает на 1С-Битрикс