Материалы


ВЕЧНАЯ ПАМЯТЬ!

Родным и близким погибших в результате крушения самолета Ту-154 Минобороны России над Черным морем 25 декабря 2016 года

Дорогие братья и сестры!

Болью в моем сердце отозвалось трагическое известие о крушении самолета Министерства обороны Российской Федерации, произошедшем в акватории Черного моря этим утром.

Катастрофа унесла жизни 92 человек, большинство из которых составляли члены Академического ансамбля Российской армии им. А.В. Александрова во главе с его художественным руководителем, а также государственные и общественные деятели, направлявшиеся в Сирию, чтобы поздравить наших военнослужащих с наступающим Новым годом и Рождеством Христовым и поддержать их в нелегком ратном служении. «Неисповедимы судьбы Божии и неисследимы пути Его» (Рим. 11:33). Мы верим и надеемся, что Господь с любовью примет души новопреставленных рабов Своих, ибо, по слову Священного Писания, Он Сам есть любовь (1 Ин. 4:8).

Возношу молитвы Милосердному Владыке об упокоении почивших в селениях праведных, идеже несть болезнь, ни печаль, ни воздыхание, но жизнь бесконечная. Да утешит Бог скорбь всех, кого коснулась эта страшная трагедия, и укрепит силы родных и близких погибших достойно перенести ниспосланное испытание.

С глубокими соболезнованиями

+КИРИЛЛ, ПАТРИАРХ МОСКОВСКИЙ И ВСЕЯ РУСИ


Слова Доктора Лизы на вручении государственной премии за выдающиеся достижения в области благотворительности и правозащитной деятельности:

3.png

"Завтра я лечу в Донецк, а оттуда – в Сирию. Так же как и десятки других добровольцев, которые занимаются гуманитарной деятельностью. Мы никогда не уверены в том, что мы вернёмся назад живыми, потому что война – это ад на земле, и я знаю, о чём я говорю. Но мы уверены в том, что добро, сострадание и милосердие работают сильнее любого оружия».

Так Доктор Лиза, погибшая в авиакатастрофе ТУ-154, летевшего в Сирию, начинала свой предпоследний земной день:

8.png


Протоиерей Александр Ильяшенко: Трагедия – это какой-то знак для нас

Протоиерей Александр Ильяшенко, председатель редакционного совета портала "Православие и мир", настоятель храма Всемилостивого Спаса б. Скорбященского монастыря - о катастрофе самолета ТУ-154 25 декабря и других трагических событиях уходящего года.

В первую очередь хочу выразить искреннее соболезнование и сострадание родным и близким всех погибших. Господь да упокоит души новопреставленных рабов Своих в селениях праведных.

Уходящий год был наполнен трагическими событиями. Дети, погибшие в Карелии, теракты в Ницце и в Берлине, убийство Полномочного посла Андрея Карлова… И любая война – это тоже трагедия, и она продолжается – в Сирии ли, на Донбассе ли, вообще в мире.

Среди погибших много людей выдающихся, но каждый человек незаменим, утрата каждого человека для близких очень тяжела. Любой человек дорог своим близким, и так же дорог Господу Богу. Сейчас они предстоят перед Господом, и мы надеемся, что Он явит погибшим Свою милость, потому что они погибли, самоотверженно исполняя свое служение.

Прежде всего хочется сказать, что люди, погибшие в самолете, отдали души свои «за други своя», ведь они отправились в «горячую точку», где повышенная опасность, чтобы снять напряжение, в котором пребывают воины, вставшие на пути терроризма – этого чудовищного зла. Это же всегда очень важно и радостно, когда ты далеко за тысячи километров, и к тебе кто-то с Родины прилетает – кажется, что расстояния сокращаются.

Мне кажется, что эта трагедия – это какой-то знак, и, может, грозный знак для нас, для тех, кто остался. Ведь мы, в большинстве своем, живем благополучно, стабильно и, я бы даже сказал, расслабленно.

Разве можно сравнить то, как жила Доктор Лиза, и как живем мы? Разве у нас такое же горячее сердце и такая же щедрая душа?

Полностью читать по ссылке: http://www.pravmir.ru/protoierey-aleksandr-ilyashenko-tragediya-eto-kakoy-to-znak-dlya-nas/


Как жить после смерти доктора Лизы

Анна Данилова |
Жалеть и принимать людей, поддерживать хосписы, остановить войну, как бы это глобально ни звучало, - главный редактор «Правмира» Анна Данилова перечисляет тот вклад добра и любви, который может сделать любой человек, продолжив, таким образом, служение Доктора Лизы.

Как жить после смерти доктора Лизы

Фото Анны Гальпериной

Вопрос последних суток. Все еще не верится в то, что Елизавета Петровна была на том борту, все еще хочется узнать, что все это страшный сон, ошибка, она улетела другим самолетом и отсыпается сейчас в отеле. Но уже ясно, что не ошибка, что самолет именно тот и этот кошмарный сон – наяву. Не просто крушение самолета, крушение, кажется, всей жизни.
«Мы никогда не уверены, что вернемся живыми», – говорила сама доктор Лиза, но казалось, что с таким человеком ничего, ничего не может случиться… А как же мы? Лиза, как мы будем жить без тебя здесь?

Сегодня утром священник Дмитрий Струев сказал о Лизе так: «Вот что невозможно себе представить – чтобы Лиза в раю сидела спокойно. Она же будет всех из ада спасать. И ничто ее не остановит…». Но здесь, в нашем мире, только мы можем продолжать делать ее дела. Для человека, у которого есть ДЕЛО, главное – чтобы после его ухода дело не умерло. Для человека, у которого есть ДЕЛО – большое счастье, если ДЕЛО продолжает жить и развивается.

Жить дальше в меру доктора Лизы. Это, конечно, невозможно – такие как она – их единицы на столетия. Доктор Гааз 21 века, мать Тереза России и святая нашей современности – так ее в основном звали еще при жизни. Мы можем жить, ориентируясь на нее. Потому что мы хорошо понимаем, как поступила бы Лиза во многих случаях. Значит, мы можем хотя бы пробовать жить в ее меру.

Полностью читать по ссылке: http://www.pravmir.ru/kak-zhit-posle-smerti-doktora-lizy1i/

Доктор Лиза: «Самый тяжкий грех — обидеть слабого»


Однажды к Елизавете Глинке обратился молодой священнослужитель. Он сказал, что сейчас поедет на урок к школьникам, которым хочет рассказать о ней. Священник попросил доктора передать что-то детям. И вот что она сказала.

«Однажды у меня на руках умирал от рака священник – человек, который сам утешал других всю свою жизнь. Я спросила его: какой грех самый большой? А он ответил: «Самый большой грех – обидеть слабого». Почему? «Потому что это легче всего сделать…» Эта мысль меня поразила — самый тяжкий грех сделать легче всего… Передайте эти слова детям.»

Полностью читать по ссылке: http://vnnews.ru/sobitiai/28633-doktor-lizami-stroim-xospisi-dlya-samix-sebya.html?tmpl=print


Из интервью журналу "Фома"

— Чтобы взяться за такое дело, как помощь бездомным, нужна какая-то внутренняя ценностная мотивация. Какова она у Вас?

— Им больше никто не поможет. Их называют отребьем, отбросами общества и т. д. Они ненужные, лишние люди. Громадная часть населения вообще не считает их за людей. Это моя единственная мотивация. При этом я не смею упрекать тех, кто не любит бомжей. Это вполне понятно: среди моих бездомных есть немало тех, кто буквально потерял физический человеческий облик. Но что я знаю точно: среди них нет ни одного, кто потерял бы облик духовный.

— А как Вы это определяете?

— Они же идут за помощью. Значит, они небезразличны сами себе. Значит, им что-то нужно. К чему-то они стремятся и на что-то надеются. А надежда позволяет человеку оставаться человеком.

— И все-таки увидеть в бомже человека, раз уж такая проблема есть, требует внутреннего усилия. Что Вы делаете?

— Знаете, у меня у самой трое детей. И я вспоминаю, что вот этот бездомный — тоже чей-то сын. Или брат, или отец.

— А сталкиваетесь ли Вы с проблемой «выгорания» — когда приходит разочарование в нужности и полезности своего дела? Это частая проблема для волонтеров…

— Бывают периоды, когда такое возникает. Хочется все бросить, заниматься своими тремя детьми, проводить время с семьей… Но это никогда не связано с бездомными или умирающими пациентами. Это связано с чиновниками. В этом плане выгорание произошло давно и окончательно. Я перестала писать письма в инстанции — кроме каких-то крайних случаев. И как правило, это письма страшно унизительные. Я не понимаю, как в госструктурах, отвечающих за социальные услуги, могут работать люди, которые ненавидят бездомных. В наших государственных приютах больные подразделяются на категории, как куры в магазине: инвалидов кормят три раза в день, какую-то другую группу — два раза, третью группу — один раз. Такого нет ни в одной стране мира!

Но вот в отношении больных и бездомных «выгорания» у меня нет. Я от них не устаю, они меня не отталкивают. Я их люблю, и они меня любят. Бывает только, что я хочу спать… Я нашла такой критерий: пока мне жалко этого человека и я его слушаю и жалею — тогда все еще нормально. Но если мне становится все равно, что он говорит, если я понимаю, что я просто на автомате его перевязываю, но уже не слышу — вот тогда мне надо пойти поспать.

— Врачей обычно называют циниками за их, как считается, слишком простое отношение к смерти…

— В этом плане у меня полный когнитивный диссонанс. Честно. Я всю жизнь с ним борюсь, и это тяжко… Я ненавижу смерть, она мне отвратительна. Я считаю, мы должны сражаться за каждое мгновение земной жизни, за то, что нам дано на земле. Но в то же время я православный человек и верю, что смерть —это переход в вечную жизнь. То есть в каком-то смысле событие… правильное. Как примирить в себе два этих начала — не знаю… Для себя я определила так: существуют вещи, которые мне либо не дано понять, либо в которые вообще не надо лезть, не надо пытаться своим человеческим разумом их очертить и усвоить. Поэтому есть две темы, которые я никогда не обсуждаю и не считаю нужным рефлексировать — поняла, что до добра меня это не доведет, только больше запутает и запугает. Первая тема — то, о чем я сказала: мое отношение к смерти — негативное, как православная, я неправа и понимаю это, но как это преодолеть — не знаю. А вторая тема — это детская смерть. Я не могу этого понять.

Полностью читать по ссылке: http://foma.ru/doktor-liza-ya-vsegda-na-storone-slabogo.html


Татьяна Толстая написала на своей странице в Фейсбуке:

«Доктор Лиза – святая. Это очень неприятные люди, святые. Но не потому, что они тревожат нашу совесть и служат нам упреком. А потому, что они не становятся ни на ту, ни на другую сторону, потому что для них нет ни друзей (наших), ни врагов (наших), потому что они не судят, не выбирают, ничего себе не хотят и полностью размывают очень важную, очень нужную черту, разделяющую черное и белое, свет и тьму.

Я говорю серьезно: святые неприятны. Вся шкала, постоянно и трепетно нами калибруемая, рушится. Добро и зло сливаются и становятся неразличимы. А тогда – как же? Как же жить, не различая добра и зла?

Доктор Лиза с марта по октябрь этого года 16 раз ездила в города, где стреляют снизу и бомбят сверху, и вывозила детей. Шестнадцать раз ее могли там убить, как муху. А она набирала полные руки этих детей, и еще младенцев к ногам своим привязывала бинтами, чтобы не свалились на пол в машине, ползущей по ухабам под обстрелами.

Я так не могу. Я и один раз не могу. Я, вообще, читая про это, столбенею.

А в мирное время она лечит и кормит бомжей каких-то никому не нужных, грязных, заразных, злых и опасных. И так я тоже не могу. И тоже столбенею.

А святым все равно, чистый человек или грязный. Добрый или злой. И вот это очень неприятно.


Доктор Лиза: Письма о любви и людях

Елизавета Глинка |

Эти записки - о буднях доктора Лизы. Хоспис, помощь бездомным, гуманитарная помощь. На форумах, в жж, в фейсбуке... Она писала всегда о людях, пропуская всю боль и страдание через себя. Ее называли святой наших дней еще при жизни. Дорогая доктор Лиза, мы вас очень любим, и так отчаянно не хотим верить новостям и спискам погибших...

5.png



Раймонда

Их у меня в хосписе было трое. Мама Елена и двое детей. Елене – чуть больше сорока. Рак шейки матки.

Детям – погодкам – 20 и 23.

Они всё время в палате с умирающей мамой. Сын возил её гулять на коляске и уходил из хосписа поздно ночью. Дочка приходила утром, потом бежала на занятия – и снова в хоспис.

Я почему-то не воспринимаю Елену одну – она слилась со своими детьми – или они с нею. Дети похожи на птичек. Наверное, про таких говорят «инфантильные». Что- то в них присутствует от совсем маленьких детей. Наверное, то как они разговаривали с мамой, как радовались тому, что ей удалось самостоятельно посидеть несколько минут.

О диагнозе и прогнозе знали. Видно, что не верят или надеются на чудо. А чуда не было. В данном случае не было.

Отца нет, есть бабушка. Её я не видела – она лежала в другой больнице. Дети имеют гуманитарное образование (девочка ещё учится) а мальчик – мальчик у нас балерон. Он танцует в театре оперы и балета. Почему – то эти дети вызывали у меня щемящее чувство жалости. Они говорят «Спасибо» и здороваются со всеми посетителями, открывают и закрывают двери всем, кто проходит в хоспис до или после них. Они всегда со всем соглашаются и никогда ничего не просят.

Я знаю, что они нуждаются, но они никогда ни о чём не просили. Они привыкли к тому, что на Украине не принято пока у нас помогать тем, кому помочь уже нельзя.

Мы – хосписные – потерпели поражение в борьбе. И с болезнью, и с существованием . С этим стерпелись не только я, но и мои больные. Правда.

Удалось мне привести к ним в палату очень богатого человека, который выразил желание помочь самым – самым. . . Это трудный выбор. Привела к ним. Скажу честно, сказала ей, что “ради детей попроси, он сделает”.

На мой вопрос :

– Леночка, чего бы Вы хотели попросить от господина Н.?, – она ответила

– Мой мальчик танцует «Раймонду»28 числа. Обязательно посмотрите. . . Вам понравится.

PS. Я вот не могу этого забыть никак.

Предательство

С откровенным предательством я в своей жизни довольно редко сталкивалась. Все эти разборки из-за имущества, что происходят вокруг, – это жадность, злоба, зависть… Предательство же было только одно, хорошо его помню.

12 лет назад, в Киеве, когда старуху подкинули, буквально как ребёнка новорожденного, на порог хосписа. Мы пришли – и она лежит. Вот это предательство. Подкинули дети.

6.pngО папах даже не хочу говорить. Потому что все скажут “феминистка”, а я не феминистка, у меня есть мужчина, которого я очень люблю, и у меня есть трое детей. Но есть такие папы… лучше бы их не было. Предательство по отношению к больному ребёнку – это сплошь и рядом. Оставляют. Я не знаю, слабые ли они, или что с ними происходит. Но преданных детей столько…

Эта тема абсолютно бесконечная, наверное, одна из самых страшных, когда несчастные матери остаются один на один со своим горем, а мужчины их не только предают, но при это еще неплохо устраивают свои жизни. И их вообще не волнует – родила, не родила. Жив он, мертв ли, болен или здоров.

Удивительно, но отцы к старости вспоминают об оставленных детях. Мне уже достаточно много лет, я видела разное и могу сказать – да, потом эти папы возвращаются.

Буквально в эти выходные мне звонил такой ребёнок. Папа в 5 лет их оставил, заведя другую семью. И сейчас, когда прошло 30 лет, он вернулся.

Говорит, что ему страшно за себя, что в клочья душу рвет – так все плохо. А ребёнок его не видел, не помнит, не знает.

И вот эта девушка звонит мне:

– Что мне делать, он сидит и плачет?
– Пьяный?
– В дребадан.

Вот он пришел, напился, рвет душу.

Он не вспоминал о ребенке.. А эти дети их жалеют. И, действительно, он не будет один, она будет ему помогать.

У предательства есть другая сторона – прощение. Брошенные женщины не преследуют мужей, не подают на алименты в суд, они ещё их и оправдывают перед окружающими…

В Кировской области есть женщина, которая одна воспитывает ребёнка с церебральным параличом. Ему 27 лет сейчас, и она до сих пор гуляет с ним в коляске. Надо мной живет соседка, которая тоже одна – с сыном-аутистом. Ему сейчас 38 лет. Ей, при самом идеальном варианте, 68. Что будет с ними, когда…? Ведь никого у них нет.

7.pngПринимай, родная!

Мужчина из Саратовской области, приехал на заработки в фирму в Петербурге, которая существовала исключительно на листке бумаги. Когда ему не заплатили, пошел на вокзал, выпил там с такими же бедолагами (это другая группа бездомных, которых, как они говорят, «кинули»), его ограбили и избили.

Этот мужчина потерял память. Когда он приходил вчера, то сказал, что не умеет писать, с трудом вспомнил город, из которого приехал. Из документов у него только справка, что у него документов никаких нет.

Нашим сотрудницам удалось найти его жену, с которой связались, и выяснилось, что она его не только ждет, но будет его встречать.

Здесь жена готова принять обратно, сказала «да». Чаще всего бездомные уже без семей приходят, лишенные квартир и т. д. Но разве и это – счастливый конец?.. Он – инвалид, он половину не помнит, пишет с ошибками, какое число и какой месяц, не знает, довольно плохо соображает. С момента травмы прошло месяца три, лучше мужчине не стало.

Счастье в том, что она его нашла, но отправляю я домой нетрудоспособного инвалида. Сколько времени он будет восстанавливаться и восстановится ли вообще – это мне неизвестно. Но жена счастлива оттого, что он просто – живой.





***

doktorliza.ru.png

Её я знала ровно с первого дня моей работы на Павелецком. Сегодня один из бездомных – обойдя очередь стоящих за едой, посмотрел на меня так, что я поняла – случилось. То, чего я боюсь, зная, что это – неотвратимо.

– Кто? Говори.

– Лиза, Танька умерла. В пятницу.

Моя Танька. Умная, добрая, простая и честная. В пять утра – в пятницу. Буквально на днях выписавшаяся из больницы.Пытавшаяся собрать себя – но так и не сумевшая.

Мы откапывали её из сугроба еще два года назад. Выжила. Год назад не пила. Не пропускала ни одной среды. Научившая меня выживать на вокзале. Меня – научила. Сама – не смогла.

– Я завяжу с этим, Лиз. И буду с тобой работать. Возьми меня в фонд.

Запив опять – она входила в машину “Скорой” , и говорила “Прости меня, Лиз. Я не буду больше.”

Любила Петровича. Также, как и он её. А её невозможно было не любить.

– А я не могу без вас.

А теперь мы без неё.

Тело помог найти Антон. Завтра поеду к ней. Чтобы сказать то, что говорила она мне.

Прости меня, Таня.

* * *

До вокзала – с утра – в фонд пришла женщина. Она жила в деревянном доме – подрабатывая в нем по хозяйству и следя за животными. Дом старый, загорелся.

Снежана – так зовут женщину, вытаскивала кошек и котят из огня. Спасла почти всех.
Обгорела. 9 января ночью её положили в больницу по Скорой помощи. Сегодня – выписали. Или предложили платить за пребывание и лечение.

А около больницы её ждали две кошки. Те самые, которые она вытащила из огня. И с ними она пришла к нам.

Перевязывали мы её в 4 руки с Петровичем. А потом её с котами забрал приют. В пятницу придёт на перевязку.

Она Бездомная. В Москве – с 1987 года. Училась в МГУ. А потом пошла работать. Не пьет. Не курит. Вот так бывает.

Холодно. В Москве – холодно, очень.

Полностью читайте по ссылке: http://www.pravmir.ru/doktor-liza-pisma-o-lyubvi-i-lyudyah/


ТРИ ФИЛЬМА О ДОКТОРЕ ЛИЗЕ: http://www.pravmir.ru/tri-filma-o-doktore-lize-video/








Назад в раздел
© 2010-2017 Храм Успения Пресвятой Богородицы      Малоохтинский пр.52, телефон: +7 (812) 528-11-50
Сайт работает на 1С-Битрикс