Материалы


Вы уже читали с детьми "ХРОНИКИ НАРНИИ"?

О вере в полный голос

1.jpg1-1.jpg3.jpg3-1.jpg4.jpg6.jpg7.jpg8.jpg10-1.jpg10.jpg08labl0s11314713050.jpg9rcRJkyIhLh0dkicjJW5uE9K5Dx-1.jpg11.jpg13-1.jpg13.jpg12.jpg14.jpg16.jpg17.png18.jpg18-1.jpg22.jpg23.jpg24.jpg25.jpg26.jpgИтак, «Хроники Нарнии», 7 повестей под одной обложкой. Автор - Клайв Стейплз Льюис (1898–1963) – оксфордский ученый, филолог, теолог, специалист по средневековой литературе. Его перу принадлежат философские трактаты, литературоведческие тексты, научная фантастика. Англиканин по вероисповеданию (англиканство - одно из направлений в протестантизме, более близкое к католицизму, чем другие протестантские церкви). Одна из его известных книг называется «Просто христианство». Льюис входил в тот же литературный кружок, что и Дж. Р. Р. Толкиен. Оба они писали сказки для детей – сейчас бы сказали: работали в жанре фэнтази, в которых размышляли о вечных вопросах Бытия.

Приемный сын Льюиса, Дуглас Грешам сказал о своем втором отце очень хорошие слова: он был настоящим христианином, и при этом никогда никого не поучал, не читал моралей «и не проводил длительных бесед о смысле жизни. Он просто жил как христианин — каждую секунду. Глубоко и мощно».

Фэнтези отличается от фантастики наличием магии, вымышленных миров и рас. В таких произведениях герои для решения проблемы используют необычные силы, волшебные палочки, тайные знания, магические способности, различные артефакты. Персонажами могут быть эльфы, гоблины, орки, гномы, домовые, хоббиты, иные, вампиры, оборотни…

Очень краткое содержание от интернет-пользователей:

- Льюис рассказывает о создании волшебной страны Нарнии львом Асланом, о ее истории, войнах и нашествиях, королях и королевах и о её конце. Герои книги – мальчик Дигори и девочка Полли, присутствовавшие при рождении Нарнии, братья и сестры Пэвэнси, ставшие верховными королями Нарнии, и их друзья Юстэс и Джил.

- Сказки, в аллегорической форме раскрывающие суть христианской веры и создающие такой мощный художественный образ, что дети даже спрашивали автора: «В кого же нам все-таки верить — в льва Аслана или во Христа?».

- Нарния - это страна, созданная Асланом, сыном заморского Императора, Которого никто никогда не видел. Нарния появилась, когда в ее измерение попали люди. Они стояли в пустоте, а потом увидели, как величественный Лев идет им навстречу откуда-то издалека и поет песню сотворения. Перед ним начинает расстилаться новый мир, которого не было, - Нарния.

- Нарния — волшебная страна, где царит магия, а животные умеют разговаривать и дружат с людьми, а кроме того Добро пытается одолеть вечное Зло.

Детская сказка? Фэнтази? Христианская проповедь? Вот спектр отзывов читателей.

- Не люблю Нарнию. Как выразился кто-то - мир в чемодане. От начала и до конца высосан из пальца, и впечатление от него - как от ночного кошмара. Он не красив, не гармоничен, белые нитки торчат отовсюду. Надежды не даёт, ничему не учит. Соблазн один.

- Я там и не усмотрела никакой религии, может, потому что слова такого не понимала? Зато прекрасно осознавала, что такое доброта и справедливость, честность и смелость, дружба и верность. Хроники Нарнии учат детей вере именно в эти базовые общечеловеческие понятия, и церковь здесь ни при чем.

- «Нарния» замечательное приключенческое фэнтези, романы «воспитания»...

- Не вижу ничего общего с христианством, наверное, чего то не понимаю.

- Вот честно, даже не знала, что Хроники Нарнии имеют христианский смысл. Что здесь христианского? И какие герои напоминают Евангелие, например Святых Апостолов или Христа?

- Считаю, что заимствовав основные образы христианства, автор, придав форму сказки повествованию, написал по существу антихристианскую вещь. Дал очередной, очень соблазнительный суррогат Евангелия - этакое "мыло".

- Всегда считала, что Нарния абсолютно не полезная книга... нельзя о святом так ..."сказочно"- это похоже на кощунство для меня. И не понимаю, почему ее так любят у нас, в православии.

- То, что она проповедует какую-то религию - притянуто за уши. Может быть, что-то взято с христианства, и что?

- Весь цикл «Нарния» читается на одном дыхании! Восхитительные описания, герои! Отличная детская сказка, которая учит правильным поступкам, показывает силу добра над злом, развивает воображение и любовь к чтению! Взрослые также с упоением погружаются в мир сказочных гномов, говорящих животных, рыцарей и остальной волшебной чепухи!

- Льюис создавал свои истории, не пытаясь научить людей, как нужно верить в Бога. Он всего лишь пытался показать, где есть добро, а где зло, что всё наказуемо и даже после очень долгой зимы наступает лето, как оно наступило во второй книге «Хроник Нарнии»

- Когда долго раздумываешь над удивительной книгой Льюиса, под ворохом сознания, подсознания, чувств, веры, недоверия, ощущаешь НЕЧТО настолько огромное, первородное, одновременно жуткое и восторженное, что боишься открыть глаза. Может быть, точку соприкосновения с Богом.

- Великолепная серия книг, о добре, зле, человеческих грехах и пороках и искушениях, которым надо противостоять. Но главное, я считаю, Льюис старался показать детям и взрослым, что Бога не нужно бояться, Его нужно просто любить.

- Мне кажется, что мало кому из проповедников удавалось столь сжато, метко и, главное, доступно выразить то восприятие Бога, которое неверующему кажется нелепым и парадоксальным. Например, то, что Бог может одновременно быть страшным и добрым, милостивым и суровым, великим и малым, далеким и близким.

- Для меня эти книги стали именно тем, чем, я думаю, Льюис хотел их видеть — источником веры. Я до сих пор осознано верю именно благодаря Льюису. И никогда не устану быть ему за это благодарной.

- Речь не о художественном изложении догматов, а о мощных и ярких образах, рождённых безусловно христианским воспитанием и мироощущением, которые запечатлеваются максимально эффективно в юном сознании. А при взрослении смогут облачиться уже и в догматы.

- Удивительно добрый мир, напоминающий глоток свежей родниковой воды в выжженной солнцем пустыне.

- Льюис создал в сказках свой удивительный мир - мир, пронизанный Евангельским светом.

- Нарния – это набросок, образ того Чуда, которое ждёт людей впереди.

Разные люди – разные и мнения. Все как всегда и везде.

Корни этих разночений показаны одним, весьма отрицательным, персонажем Нарнии. Когда Аслан творил мир, дядя Эндрью «ничего не понял, и вот почему: в самом начале, когда лев запел, дядя смутно понял, что это – песня, но она ему совсем не понравилась, ибо внушала мысли и чувства, которые он всегда отгонял». Он стал убеждать себя, что львы не поют, - и услышал вместо песни рёв. «Когда лев возгласил: «Нарния, встань!», – слов он не разобрал, а когда ответили звери, он услышал только кваканье, лай, что угодно; когда же они засмеялись – сами себе представьте. Это было для дяди хуже всего. Такого жуткого, кровожадного рева голодных и злых тварей он в жизни своей не слышал».

В другом месте Льюис выразил ту же мысль яснее: «От того, что ты за человек и откуда смотришь, зависит, что ты увидишь и услышишь». Мысль простая, постоянно повторяющаяся. У Окуджавы, например: «Каждый слышит, как он дышит». Но как же нам трудно применять ее «на практике», в нашем общении с ближними!

Услышать Бога нам мешает грех. Преподобный Ефрем Сирин: «Грех ограничивает ум и запирает дверь ведения». Преподобный Макарий Египетский: «Мы еще не стали поклоняться Богу духом и истиной потому, что в мертвенном теле нашем царствует грех».

И читатели книги говорят о том же самом, пусть опосредованно:

- Часть моего детства. В то светлое время, когда я был мал, «Хроники Нарнии» являлась для меня эталоном!

- Когда была маленькой и глупой читала запоем, не замечая того, что стало заметно взрослым... Когда подросла и перечитала — стала плеваться.. Слишком много морали...

- Волшебная атмосфера «Хроник Нарнии» завораживает и оставляет глубокий след. Хотя верно и то, что на большинство людей, прочитавших их во взрослом возрасте, они уже не производят впечатления, а жаль.

Дети вхожи в нашу небесную Нарнию, в Царствие Божие. Трехлетний малыш может, пусть бессвязно и путано, пересказывать свой разговор с ангелом-хранителем. И он не будет врать или фантазировать. Придумать такой диалог малыш пока не в состоянии. Эта беседа действительно была в его реальности. Взрослея, мы утрачивает способность восприятия благодати Божией, и к чистым смыслам нам приходится продираться через колючие заросли наших грехов.

Клайв Льюис в письме приятельнице сам открывает христоцентричность Нарнии.

«Вся история Нарнии говорит о Христе. Иными словами, я спрашивал себя: «А что, если бы на самом деле существовал мир, подобный Нарнии, и он пошел бы по неверному пути (как это случилось с нашим миром)? Что бы произошло, если бы Христос пришел спасти тот мир (как Он спас наш)?» Эти истории служат моим ответом.

Я рассуждал, что поскольку Нарния является миром говорящих животных, то Он тоже станет Говорящим Животным, подобно тому, как Он стал человеком в нашем мире. Я изобразил Его львом, потому что: а) лев считается царем зверей; б) в Библии Христос называется «львом из колена Иудина»; в) с начала работы над книгой мне виделись необычные сны о львах.

В целом вся серия книг составлена следующим образом:

«Племянник чародея» повествует о сотворении мира и о том, как зло проникло в Нарнию.

«Лев, колдунья и платяной шкаф» рассказывает о распятии и воскресении.

«Принц Каспиан» говорит о восстановлении истинной религии на месте искаженной.

«Конь и его мальчик» рассказывает о призвании и обращении язычника.

«Путешествие на Край Света» посвящено духовной жизни (в особенности Рипичипа).

«Серебряное кресло» повествует о постоянной войне против сил тьмы.

В «Последней битве» говорится о пришествии Антихриста (Обезьяны), конце света и последнем суде».

Клайв Льюис писал для детей, хотя бы немного знакомых с христианством. Большинство школ Великобритании в середине 20-го века, когда писались книги, давали минимальное религиозное образование, правда часто очень формальное и не вызывающее у детей заметного интереса. Поэтому свою задачу Льюис видел в том, чтобы за теоретическими рассуждениями дети ощутили живую реальность. В одном из писем он изложил свое кредо: «Почему так трудно испытывать к Богу или Христовым страданиям те чувства, которые, как нам говорят, мы должны испытывать? Думаю, именно потому, что речь идет об обязанности, и это убивает чувства. Главная причина — здесь. Вредит и благоговение. В детстве мне казалось, что о вере можно говорить лишь вполголоса, как в больнице. «Что если перенести все это и волшебную страну, — подумал я, — где нет ни витражей, ни воскресных школ, может, тогда ребенок впервые увидит веру во всей ее мощи и устоит?» И я понял, что да».

.Английские школьники могли заметить параллели между Евангелием и текстом Нарнии. У нас все не так. Христианский подтекст часто скрыт не только от детей, но и от родителей и учителей. Зато всем бросятся в глаза фавны, сатиры, наяды, дриады, единороги, гномы, колдуны и говорящие животные народных сказок, придуманные самим автором персонажи вроде охлотопов. Помимо христианства, Льюис обращается к древневосточной, античной, германо-скандинавской, средневековой европейской традициям. Поэтому часто ревнители православного благочестия обвиняют его в язычестве и оккультизме и ставят на Хрониках незримый штамп: «Не рекомендовано к прочтению».

Они просто не готовы уразуметь, что любая жизнь, хоть в Нарнии, хоть на Земле, всегда протекает в двух разных реальностях, как бы на двух уровнях – материальном и духовном. Земной, физический уровень – это только средство для проявления духовной реальности. Еще Василий Великий писал: «Наш мир – училище разумных душ». А что обязательно должно быть в училище? Правильно, учебные пособия. Вот материальный мир в этом качестве и выступает.

Думаю, что самую суть идеи двойственности мира чутко уловили писатели-фантасты. Намереваясь говорить об социально-общественных проблемах современности или рассуждать о нравственности, они, для остроты восприятия, переносят действие своих произведений в придуманные реальности. И, если автор талантлив, читатель легко вычленяет смыслы, не обращая внимания на инопланетный или иновременной антураж. Тем более этот фантастический вещественный субстрат не важен для понимания Нарнии – ведь Клайв Льюис использует его для описания не виртуальных миров, а наличного духовного мира, который есть здесь и сейчас. Его просто непросто увидеть. Прочитайте 14-ю главу «Принца Каспиана», и, может быть, дверь в духовный мир для вас приоткроется.

Миссионерский эффект «Хроник Нарнии» невозможно оспорить. Мы не можем привести наших близких к Богу, Господь Сам призывает к Себе каждого человека. Но мы все же в состоянии им помочь. Как? Об этом блестяще говорит протодиакон Андрей Кураев в притче о «незаслуженно забытом богослове» Винни-Пухе. Когда Пятачок просил его сочинить вопилку по поводу новоселья ослика Иа, Винни Пух ответил ему так: поэзия – это не такая вещь, которую ты находишь, это такая вещь, которая находит на тебя. Единственное, что мы можем сделать, – это встать в такое «место», где тебя может найти Бог. Приводите детей в Нарнию, это именно такое «место».

Из интернет-отзыва. «Я не могу выразить словами впечатление от нее. Оно похоже на аромат цветов на лесной поляне, на блестящий, сияющий снег, на улыбку любимого человека, на ласковые мамины руки, на детство... Нарния завораживает, и ты в любом возрасте начинаешь чувствовать себя маленьким ребенком, который хочет уткнуться в теплую гриву Аслана и почувствовать себя защищенным» Лучше и не скажешь.

Духовные законы Нарнии

В «Хрониках Нарнии» Клайва Льюиса, на первый взгляд, перемешаны все времена и пространства. Трудно отследить временнУю последовательность событий, не всегда понятно, в каком месте находится тот или иной герой. Но, тем не менее, вся эта фантасмагория складывается в совершенно целостную картину. Для светских читателей – сказочной страны, где героев ожидают увлекательнейшие приключения. Читателям верующим Нарния открывает образ соотношения нашего земного мира с Царствием Небесным. А в нечастых появлениях (хотелось бы больше!) в повествовании Аслана органично проступает Лик Бога.

Великий Лев Аслан творит мир песней. “Далеко во тьме кто-то запел. Трудно было понять – где это, - казалось, пение идет со всех сторон, даже снизу. Слов не было. Не было и мелодии. Был просто звук, невыразимо прекрасный (). И тут случилось два чуда сразу. Во-первых, голосу стало вторить несметное множество голосов – уже не густых, а звонких, серебристых, высоких. Во-вторых, темноту испещрили бесчисленные звезды()… Лев ходил взад и вперед по новому миру и пел новую песню. Она была мягче и торжественней той, которой он создал звезды и солнце, она струилась, и из-под лап его словно струились зеленые потоки. Это росла трава. За несколько минут она покрыла подножье далеких гор, и только что созданный мир стал приветливей. Теперь в траве шелестел ветер. Вскоре на холмах появились пятна вереска, в долине – какие-то зеленые точки, поярче и потемней. Когда точки эти, – нет, уже палочки, возникли у ног Дигори, он разглядел на них короткие шипы, которые росли очень быстро. Сами палочки тоже тянулись вверх и через минуту-другую Дигори узнал их – это были деревья”.

Этот акт Творения выглядит так хорошо, красиво и правильно, что как-то сами собой забываются космологические гипотезы возникновения вселенной вкупе с теорией эволюции. А вспоминается начало Священного Писания, первая глава «Бытия».

Создатель Нарнии лев Аслан символизирует Иисуса Христа. Согласно средневековой традиции, лев – это один из Его символов. В одной из книг Аслан предстает в виде ягненка, что является уже прямым заимствованием из Евангелия.

Творец и поэт в древнегреческом выражаются одним словом. Бог – главный и единственный подлинный Поэт, создавший прекрасный мир и человека, а поэт в нашем смысле скорее лишь отдаленно пытается подражать Ему.

Библия не говорит – откуда в нашем мире появилось зло. Восстание и падение гордого ангела Денницы не описаны. Человек приходит в мир, который еще добр, но в который уже прокралось зло. Само зло не живет – оно паразитирует на жизни и добре. Так и Колдунья отнюдь не создается песней Аслана, а в Нарнию она попадает некоторым паразитическим способом – ухватившись за детей. В Библии лишь подговорив людей, зло получает власть во вселенной; в Нарнии Колдунья тоже делает людей своими соучастниками…

У Льюиса смерь Христа наполнена совершенно конкретным смыслом. Без этой смерти никто не может быть прощен. Белая колдунья предъявляет свои права на Эдмунда, говоря о том, что по древнейшему закону, на котором основана вся Нарния, каждый предатель принадлежит ей и должен умереть. Дети в кинотеатре, сжав кулачки, ждут, что вот сейчас лев Аслан зарычит и бросится на ведьму и уж ни в коем случае не выдаст ей Эдмунда. Но лев подчиняется этому древнему закону. С маленькой оговоркой. Он предлагает в жертву вместо Эдмунда самого себя. Белая колдунья в полном восторге. Она получает все и сразу. Без могущественной поддержки Аслана дети будут беззащитными, она убьет их после, более того, вся Нарния становится ее собственностью и людям больше неоткуда ждать избавления.

Но Аслан воскрес! И жизнь в Нарнии пошла своим чередом.

Хроники – это не пересказ Евангелия, это его образ.

У нашего мира есть часть, видимая человеческому взгляду, и есть часть невидимая. Мир материальный и мир духовный, и оба они – здесь и сейчас, но его видят не все. МАТРЕШКА Духовный мир открывается человеку неожиданной и сказочной радостью. О том, как это случается, и пишет Льюис. Только в Нарнию Бог приходит в видимом образе Аслана (мир до грехопадения).

«И тогда произошло нечто удивительное, очень странное и отчасти курьезное. Дети, естественно, ничего не слышали об Аслане, но стоило Бобру произнести это имя, их настроение сразу изменилось. Наверно, нечто подобное бывает лишь во сне (). Сон становится таким чудесным, что вы запоминаете его на всю жизнь, и всю жизнь будете мечтать еще раз увидеть этот сон. Нечто подобное произошло и сейчас. Имя Аслана вызвало у детей сильнейшее душевное потрясение… Питер ощутил внезапный прилив отваги и жажду приключений. Сьюзен почудилось, что все вокруг наполнил восхитительно-изысканный аромат и зазвучала сладостная музыка неведомых струнных инструментов, которая подхватила ее и, нежно укачивая, повлекла куда-то. А Люси испытала то, что испытываем мы, проснувшись ясным солнечным утром и сразу вспомнив, что начались каникулы и впереди целое лето…» Это о призвании Божием, о первом прикосновении благодати, и счастлив, кто прожил эту Встречу.

В нашем земном мире, созданным Творцом, действуют не только физические законы, которые изучает наука, но и законы духовные. Они даже важнее тех, которые мы изучаем в школе. Потому что именно они действуют в вечности, в которой всем нам предстоит оказаться.

В «Хрониках Нарнии», хоть иногда и иносказательно, Льюис открывает многие законы Царствия Божия.

ПО ВЕРЕ ВАШЕЙ ДА БУДЕТ ВАМ

Не все жители Нарнии верят в существование Аслана. И даже дети, в очередной раз попавшие в Нарнию из Англии, уже встречавшиеся с ним, не сразу могут его увидеть. Первой он открывается самой младшей – Люси.

«… она почувствовала, что целует его, пытаясь, насколько может, обхватить его шею, зарывает лицо в шелковистое великолепие гривы.

— Аслан, Аслан, дорогой Аслан, — всхлипывала Люси. — Наконец-то.

Огромный зверь перекатился набок, так что Люси оказалась — полусидя, полулежа — между его передними лапами. Он наклонился и чуть коснулся языком ее носа. Она смотрела не отрываясь в его большое и мудрое лицо.

— Добро пожаловать, дитя, — сказал он.

— Аслан, — проговорила Люси, — а ты стал больше.

— Это потому, что ты становишься старше, малютка, — ответил он.

— А не потому, что ты?

— Я — нет. Но с каждым годом, подрастая, ты будешь видеть меня все больше»

Аслан объясняет Люси, что она должна уговорить всех остальных изменить маршрут и следовать за ним.

«— Другие тебя тоже увидят? — спросила Люси.

— Поначалу определенно нет, — сказал Аслан. — Позже, смотря по обстоятельствам.

— Но они же мне не поверят! — воскликнула Люси.

— Это не важно, — отвечал Аслан».

Изрядно поспорив с Люси, Питер, Эдмунд и Сьюзен все же согласились с тем, чтобы она стала их проводником. Постепенно, по одному, они начинают замечать кого-то впереди.

«- Питер, Питер, - кричал Эдмунд, - ты видишь?

- Что-то вижу, - отвечал Питер, - но все так обманчиво в лунном свете».

Здесь ответ на вопрос: Зачем мне ходить в церковь, если у меня «Бог в душе?» Вера прирастает делами веры. Сначала Бога «мы видим как бы сквозь тусклое стекло, гадательно», а по мере движения «в Его сторону» - все четче.

Сьюзен, увидевшая Аслана последней, жалуется Люси:

«- Но все гораздо хуже, чем ты думаешь. Я же поверила в него вчера. ( ) Я все понимала глубоко внутри. Или поняла бы, если бы позволила себе. ( ) И что же я ему скажу?

- Может быть, говорить особенно и не надо, - задумчиво ответила Люси».

Здесь Льюис представляет еще один духовный закон – ВЕЛИКОЕ МИЛОСЕРДИЕ БОЖИЕ. Для того, чтобы получить Его прощение, достаточно сделать лишь один верный шаг навстречу Ему. Но иногда кажется, что легче пробежать марафон, чем сделать этот шаг.

Сьюзен уже сделала все, что подобает в такой ситуации. Она увидела, что скрывается в глубинах ее сердца. А «на небесах более радости будет об одном грешнике кающемся, нежели о девяноста девяти праведниках, не имеющих нужды в покаянии» (Лк. 15:7).

Есть и такой духовный закон: БЕЗ БОГА ЧЕЛОВЕК НЕ МОЖЕТ НИЧЕГО, ДАЖЕ ПОКАЯТЬСЯ В СВОИХ ГРЕХАХ. У Льюиса покаяние – дело лап Аслана.

Юстэс - один из персонажей, обладающий чрезвычайно вредным характером, превращается в дракона. Аслан приводит его к источнику и повелевает раздеться. Юстес сдирает с себя драконью шкуру и радостно идет к воде.

«Но когда я собирался окунуться, я увидел свое отражение. Шкура была такая же грубая, морщинистая, чешуйчатая. Ничего, подумал я, наверное, это еще одна, нижняя, сниму и ее. Я снова стал чесаться и скрестись, и нижняя шкура сошла не хуже верхней. Я положил ее рядом и снова двинулся по ступеням.

И опять все повторилось, как в первый раз. ( )

Тогда лев сказал: «Давай-ка я сам тебя раздену». Я очень боялся его когтей, но теперь мне было все равно, и я послушно лег на спину.

Он дернул шкуру, и мне показалось, что он мне сердце разорвет. А когда она стала слезать, боль была такая, какой я в жизни не знал. Выдержал я от радости: наконец-то шкура сойдет! ( ) Ну так вот, он содрал эту мерзкую шкуру, как трижды сдирал я, только теперь было больно, и бросил ее на землю. Она была гораздо толще, грязнее и гнуснее, чем три первые. А я вдруг стал гладкий, как очищенный прутик, и очень маленький… Тут он подхватил меня лапами — тоже очень больно, без кожи-то! — и швырнул в воду. Вода обожгла меня, но через мгновение стало хорошо — я плавал, плескался, нырял, пока не почувствовал, что рука уже не болит. Тогда я и увидел, что снова превратился в человека».

Вот так и мы в мирской жизни можем сколько угодно заниматься самосовершенствованием, и даже самостийно бороться с грехами (как мы их понимаем), а толку – ноль. Только Господь, через таинство Крещения (погружение в воду источника), через боль отказа от себя, восстанавливает в нас Человека.

Конец книги "Последняя битва" можно назвать "Апокалипсисом Нарнии". Аслан говорит детям, погибшим в катастрофе: "Разве вы не догадались?.. Ваши папа и мама и все вы, как называют это в стране теней, – мертвы. Учебный год позади, настали каникулы. Сон кончился, вот и утро".

"И пока Он говорил, Он все меньше и меньше походил на льва. А то, что случилось дальше, было так прекрасно, что писать об этом я не могу... Вся их жизнь в нашем мире, все приключения в Нарнии были только обложкою и титульным листом. Теперь, наконец, началась Глава Первая Великой Истории, которую не читал ни один человек на земле; Истории, которая длится вечно; Истории, в которой каждая глава лучше предыдущей". Разве не об этой Истории писал апостол Павел? "Не видел того глаз, не слышало ухо, и не приходило то на сердце человеку, что приготовил Бог любящим Его" (1 Кор. 2:9). Христос открыл детям Свой истинный Лик. Сон кончился...

«И сказал Сидящий на престоле: се, творю все новое» (Откр.21:5). Чтобы хоть чуточку ощутить ту неудержимую радость, которую может испытать человек, простившийся с земной жизнью, прочитайте главу «Дальше вверх и дальше вглубь».

«Я есмь воскресение и жизнь; верующий в Меня, если и умрет, оживет. И всякий, живущий и верующий в Меня, не умрет вовек.» (Ин.11:25-26)

Чтобы это произошло и с нами, нужна такая «малость». Нужно просто «быть знакомым» с Асланом. Научиться видеть его уже здесь «как бы сквозь тусклое стекло, гадательно» (1Кор.13:12). Это вполне реально.

«- Ах, Аслан, — сказала Люси, — как же попасть в твою страну из нашего мира?

— Я буду учить вас этому всю жизнь, — ответил Лев. — Сейчас я не скажу, долог путь или короток, знайте лишь, что он пересекает реку. Но не бойтесь, я умею строить мосты. А теперь идите. Я открою дверь в небе и выпущу вас в ваш мир.() — Вы слишком выросли, дети, — сказал Аслан, — и должны, наконец, войти в свой собственный мир.

— Дело не в Нарнии! — всхлипнула Люси. — А в тебе. Там тебя не будет. Как мы сможем без тебя жить?

— Что ты, моя дорогая! — отозвался Аслан. — Я там буду.

— Неужели ты бываешь и у нас? — спросил Эдмунд.

— Конечно, — сказал Аслан. — Только там я зовусь иначе. Учитесь узнавать меня и под другим именем. Для этого вы и бывали в Нарнии. После того, как вы узнали меня здесь, вам будет легче узнать меня там».

«Там» - для нас это здесь, в земной жизни. Здесь мы можем уже и узнать Бога, и предвкушать Царствие Небесное. И пробиваться к нему через все преграды здешнего мира. Как мышь Рипичип из «Покорителя Зари», который, следуя своему сердцу, чтобы достигнуть страны Аслана пустился вплавь покорять море. О нем сам Льюис писал: «Любой, кто в нашем мире посвятит всю свою жизнь поиску небес, станет как Рипичип».

Но увы, НИКОГО НЕЛЬЗЯ ПРИВЕСТИ К БОГУ НАСИЛЬНО, это еще один духовный закон. Он очень тяжело переживается людьми православными, которые обнаруживают, что невозможно поделиться своей верой даже со своими самыми близкими. Этот дар Божий не передаривается. Свобода выбора дана каждому, а не только Адаму и Еве.

«- Здесь не темно, бедные глупые гномы, - сказала Люси, - разве вы не видите? Оглянитесь! Разве вы не видите небо, и деревья, и цветы? Разве вы не видите меня?

- Как, во имя всех обманов, могу я видеть то, чего здесь нет? Или видеть вас, или вы -меня в такой темноте? ()

Аслан поднял голову и тряхнул гривой. В то же мгновение роскошные кушания оказались на коленях у гномов: пироги, мясо и птица, пирожные и мороженое, и у каждого гнома в правой руке - кубок доброго вина. Увы, и это не помогло. Гномы жадно накинулись на еду, но совершенно не чувствовали ее вкуса. Они ведь думали, что нашли ее в хлеву. Поэтому один сказал, что пытается есть сено, другой - что нашел старую редьку, третий - сухой капустный лист. Они подносили к губам кубки с красным вином и говорили: «Фу, пить воду из ослиной поилки! Кто думал, что мы до этого докатимся». Очень скоро каждый гном заподозрил, что другой нашел что-то получше, и кинулся отнимать; они перессорились и передрались, размазали прекрасную еду по лицам, по одежде, растоптали ногами. Когда все, наконец, расселись по местам, потирая синяки и разбитые носы, то сказали:

- Ничего, по крайней мере, тут все без обмана. Мы не дали себя провести. Гномы за гномов.

- Вот видите, - сказал Аслан. - Они не дадут себе помочь. Они выбрали выдумку вместо веры. Их тюрьма - в их воображении, но они - в тюрьме. Я не могу вывести их наружу, потому что они слишком много думают о том, чтоб не дать себя провести».

Хоть и про гномов, но очень жизненно!

ВЕРА ПОДРАЗУМЕВАЕТ ВЕРНОСТЬ, даже если на твою веру ополчится весь мир. Хмур - один из героев «Серебряного кресла» - говорит колдунье, «доказавшей», что мира Нарнии не существует: «Допустим, мы видели во сне или выдумали все это: деревья, траву, солнце, звезды и даже Аслана. Но тогда выдумка лучше и важнее реальности. Допустим, это мрачное место и есть единственный мир. Тогда он никуда не годится. Может, мы и дети, играющие в глупую игру. Но четверо детей создали игрушечный мир, который лучше вашей реальной ямы. Я не предам игрушечного мира. Я останусь с Асланом, даже если Аслана нет. Я буду жить как нарниец, даже если нет Нарнии. Благодарю за ужин, но мы четверо покинем ваш двор, вступим в темноту и будем искать дорогу наверх. Не думаю, что жизнь эта будет долгой, но стоит ли о том жалеть, если мир - таков, каким вы его описали»[

Вот так, попирая логику и здравый смысл! Потому, что так чувствуешь. И это правильно не только в Нарнии. А особо актуально именно сейчас, когда последние времена, похоже, уже не за горами. Дальше вглубь, дальше вверх!

Это самая малая часть Законов Божественного мира, о которых в увлекательнейшей форме Льюис рассказал в своей фэнтазийной эпопее, от которой остается непреходящее ощущение великого чуда, мудрости и чистоты. Хочется верить, что приблизились к читателям слова Клайва Льюиса: «Когда-нибудь вы станете достаточно взрослыми, чтобы снова прочитать сказки».

6154-1024x477.jpg

Р.Б. Галина Руссо, катехизатор храма



Назад в раздел
© 2010-2018 Храм Успения Пресвятой Богородицы      Малоохтинский пр.52, телефон: +7 (812) 528-11-50
Сайт работает на 1С-Битрикс