Материалы


Психология паломничества

Психология паломничества.

Беседа с иереем психологом Сергием Торнаги

анонс и текст.pngПредлагаем вашему вниманию беседу с иереем Сергием Торнаги – доктором философии, психологом, заведующим кафедрой Социальной психологии Российского Православного института им. апостола Иоанна Богослова. Помимо прочих трудов, батюшка нередко возглавляет поездки, организовываемые паломнической службой «Благовей». О том, как паломничество помогает людям услышать весть о Христе, о том, как правильно вести себя руководителю паломнической группы с разными категориями людьми и о многом другом о. Сергий поделился с нашими читателями.

- Зачем люди отправляются в паломничество? Ведь среди паломников нередко можно встретить людей, крайне редко посещающих храм в своей «оседлой» жизни.
- Иногда, когда заходишь в автобус и видишь тех, кто собрался ехать в паломническую поездку, с трудом можешь понять, какова была мотивация этих людей, когда они решили отправиться в путь. Все, что приходит в голову – это то, что Господь коснулся их сердца и подтолкнул к началу духовного развития или к утверждению того, что уже достигнуто. У каждого свои мотивы. Иногда люди просто хотят отвлечься, куда-нибудь поехать. Психологически поездка как бы разрывает замкнутый круг будничной жизни. Некоторые не разделяют с Церковью религиозных убеждений, им просто хочется попутешествовать с минимальными затратами. А паломническая поездка, если она организована профессионально, обычно стоит дешевле светских аналогов. И человек, видя, что программа интересная, а стоимость не высока, покупает путевку. И попадает в паломничество, иногда не желая того. Но не важно, как человек себе это объясняет, и как Господь приводит его к паломничеству – главное, что получается в результате.

- И что же получается?
- В результате с людьми нередко случаются интересные метаморфозы, которые мне приходилось наблюдать. Путешественник, который решил просто прокатиться, посмотреть на что-то старинное, необычное, непонятное, превращался в совершенно другого человека. В глазах появлялось ощущение радости, которая была давно утеряна в его жизни, в душе начинали петь птицы… Нередко такие люди в первый раз исповедуются и причащаются. Чаще даже – просто исповедуются, потому, что к Причастию нужно готовиться. Но случается и так, что люди специально едут по святым местам, чтобы причаститься, потому что им трудно сделать это, находясь дома, где они не могут вырваться из повседневных, часто бессмысленных, забот. Душа по природе христианка, она тянется к Богу, хотя часто не осознает этого – а паломничество помогает ей сделать шаг в нужном направлении.

- А велика ли надежда, что по возвращении в родной город такие паломники все-таки будут стараться жить по-христиански?
- К сожалению, результаты поездки, даже весьма благостные, напоминают нам притчу о Сеятеле: у кого-то зерно веры «унесут птицы», у кого-то слова «упадут на камень», а у кого-то – «прорастут» и дадут добрые всходы. Мы можем только надеяться на милосердие Божие к этим людям, на то, что полученный опыт приведет их, пусть не сейчас, а в продолжении жизни, в храм и даст возможность спасения. Надо сказать, немалый процент людей после паломничества начинает регулярно ходить в храм, исповедоваться и причащаться. Многие не знают, как это делается, и боятся приступить, а во время поездки, в неформальной обстановке, человек чувствует себя свободнее, ему легче поговорить со священником и получить первый опыт воцерковления. Этому помогает и то, что поездка выстраивается как большое духовное событие, где путешественники начинают путь с молитвы, что уже резко меняет тон происходящего, смотрят документальные фильмы о том месте, куда они направляются, могут задать интересующие их вопросы, которые служат поводом к краткой проповеди. В приходской жизни нередко бывает достаточно сложно спокойно пообщаться со священником, потому что график батюшки расписан буквально по минутам: то он служит, то совершает требы, то проводит беседы с молодежью, с духовными чадами, бросать которых нельзя ни в коем случае… И бывает, что не остается времени на людей, которые не знают, как обратиться, и о чем, собственно, спросить у священнослужителя. Хотя душа их тянется к такому общению. Паломничество во главе со священником помогает реализовать эту потребность.

- А бывает ли, что люди нецерковные начинают вести себя не соответственно ситуации? Руководитель группы может им помочь?
- Руководитель группы должен знать, что чувствуют люди, которые впервые оказываются в состоянии общей молитвы или на богослужении и тщательно продумывать их жизнь в паломнической поездке, снисходя к их немощи. «Друг друга тяготы носите и тако исполните закон Христов» (Гал. 6,2). Мы знаем, что неуместная катехизация скорее отталкивает людей от Церкви, нежели приводит к ней. С места в карьер не надо никого воцерковлять. Даже поститься человек начинает не сразу с сухоядения, а постепенно отказываясь от тех или иных продуктов, потому что у Церкви нет стремления навредить здоровью человека, истомить его голодом или какими-то трудами. Такие труды должны стать внутренней потребностью человека, а это происходит постепенно, через «болезни» роста неофита. Так что мы должны рассчитать: где паломник-новичок покушает, где посидит, отдохнет, где – съездит куда-то еще, пока другие молятся на многочасовой монастырской Всенощной. Паломническая поездка выстраивается в соответствии с тем, кто в нее отправляется: если она организована для постоянных прихожан, план может быть немножко построже, а если для людей, приглашенных на улице – как, например, на некоторых приходах есть практика раздавать объявления о поездках возле метро – то для таких людей программа составляется полегче. Она больше отвлекает их от одного к другому, но при этом насыщает их духовными событиями.

- Например?
- Например, погружения в святые источники, которые очень любят новоначальные. В этом есть духовный и психологический смысл. Человек ощущает, что он не совсем чист и нуждается в очищении. Поэтому первым шагом для многих маловерующих или неосознанно верующих людей становится погружение в святой источник. Здесь они получают первое ощущение благодати. А в процессе поездки мы можем раскрыть им смысл многих священнодействий. В словах, в которых мы обращаемся к пассажирам автобуса, бывает нужно вскрыть какие-то «зараженные раны» души, аккуратно показать людям, чем на самом деле порою является наша жизнь. Не грубо, не назойливо – чтобы люди испытали не столько душевную боль, сколько желание освобождения от этой боли, которая преследует их в жизни, осознают они это или нет. Ведь мы знаем, что современный человек чрезвычайно напряжен. Многопопечительство и межличностная рознь стали знаками нашего времени. Общество потребления истощает эмоциональные, духовные, а значит, впоследствии, и физические силы. Однажды в такой беседе один из молодых паломников воскликнул: «значит, Православие – это религия освобождения?». Пожалуй, это выражение очень точно, ведь только Православие может дать истинную свободу от иллюзий и ловушек нашей жизни.

- Часто невоцерковленные паломники отправляются по святым местам в неподобающем виде?
- Не надо стесняться этой темы. Следует говорить заранее, что мы едем в монастырь, где есть свои правила, традиции. Что, если в городских храмах к одежде бывает несколько легковесное отношение – то это не потому, что батюшкам все равно, а оттого, что священство надеется, что с последующим воцерковлением человек примет соответствующий облик. (Так часто и бывает: если мы не давим, прихожанин со временем сам начинает выбирать что-то более скромное, с прикрытыми плечами, руками и т.д.) Говоря об этом, можно процитировать Священное Писание, привести мнение святых отцов, а порой и рассказать какую-то забавную историю – чтобы люди не чувствовали, что на них давят. Ведь как говорили наши предки: «невольник не богомольник». Паломники должны получить возможность самостоятельно ощутить, что это нужно не нам, а им самим. Очень важно, с чем и как человек приходит к Богу.

- А как правильно объяснить людям, почему женщина не должна носить брюк?
- Духовный смысл понятен: мы должны быть послушны Богу; послушание выше поста и молитвы, мы это знаем. Не стоит выбирать из Священного Писания только то, что нам нравится. А второе – даже не психологически, а физиологически доказано, что нарушение гендерного поведения приводит к нарушению гормонального баланса в организме человека. Организм женщины, пьющей пиво, произносящей скверные слова и носящей мужскую одежду, вырабатывает больше мужских гормонов, что делает ее психологически уязвимой. Она испытывает мужские переживания и становится менее подходящей для роли матери и жены. То же происходит и с мужчинами, которых в современном обществе именуют «гламурными». Если они уделяют чрезмерно много внимания своей внешности, то с их организмом также происходит гормональнальная разбалансировка. В связи с этим отмечу, что в последние пару лет в некоторых монастырях появился странный обычай: мужчин в шортах оборачивать в юбки. Меня это покоробило. Непонятно, какой тут смысл. По-моему, чем надевать на мужчину юбку – уж лучше пусть в шортах остается! Оба варианта одинаково позорны.

- Еще одна проблема, встречающаяся у современных паломников – языческое отношение к святыне. Как с этим бороться?
- Да, встречаются люди, которые относятся к Церкви как к очередному магическому месту, а к паломничеству – как к магическому действию, где «автоматом» они должны произвести какое-то действие – и в ответ на это в их жизни произойдет какое-то улучшение. «Купить» себе у Бога желаемое. А затем возникает возмущение: «Я же жертвовал! Почему нет результата? Может, и Бога нет?!» Поэтому для многих безразлично: приложиться, например, к какому-нибудь Синему камню на Плещеевом озере или помолиться у мощей и вериг прп. Никиты Переялавского. В общении с людьми глубоко укоренившимися в этих заблуждениях, своей главной задачей видишь просто необходимость сообщить им об Истине. И молиться, чтобы Господь дал прорасти духовным семенам. Многократный спор и долгие убеждения, как показывает практика, в этом случае редко имеют смысл. Потому что порою человек чувствует и слышит только то, что напитывает искушение, которому он предался. Например, у некой женщины бывают видения. Она не воцерковлена, не прибегает к Таинствам – но к ней почему-то часто приходят «ангелы» и говорят ей, судя по ее рассказам, всякую ерунду. Она верит им, требуя от священнослужителя согласия с собой, что она будто бы общается действительно с вестниками Божиими. Такому человеку следует сказать, что думает о таких случаях Церковь, но настаивать, полагаю, не стоит. Ведь Священное Писание призывает нас: «Не мечите бисер перед свиньями» (Мф. 7, 6). Нам дано конкретное указание о стратегии действия. Речь идет не о человеке – ни в коем случае никто себе не может позволить думать о собеседнике, как о свинье. Библия «свиньями» называет бесов, и если человек решил озвучивать их точку зрения – нет смысла спорить с бесом.

- Кого в наше время больше в среднестатистической паломнической группе: людей воцерковленных или ходящих в храм изредка?
- Вы знаете, нередко даже регулярно ходящих в храм бывает трудно назвать воцерковленными. Если человек владеет терминологией вроде «спаси Господи», это еще не значит, что он является осознанно верующим. Иногда, кажется, что если вместо алтаря поставить большую фигуру Деда Мороза, многие и ему будут ставить свечи. Потому что у них функционируют какие-то низшие потребности: прийти, что-то поканючить у Бога, если не дает – обидеться на Него и перестать верить. Человек вообще не стабильное существо, его лучше назвать процессом. В нем все время происходят какие-то трансформации: вера возгорается при действии Божией благодати, а уже потом, когда от человека требуется потрудиться, чтобы сохранить и умножить этот талант веры, человек останавливается, остывает. Но, к счастью, в душе остается память о действии благодати. Человек даже после воцерковления, после прохождения, воскресной школы или каких-нибудь курсов, может уйти из Церкви, погрузиться в пучину каких-то неполезных развлечений. Но совесть ему обязательно напомнит, что он знал благодать. И тогда человек ищет путей покаяния. Иногда находит их не сразу. Бывает, что ему нужно просто побыть в храме, или съездить в паломническую поездку. Паломничество само по себе очень полезно и душеспасительно. Недаром опытные духовники во многих случаях в качестве епитимии назначают именно паломническую поездку. То есть это не просто развлечение, это духовное делание. И хорошо, когда люди, отправляющиеся в такую поездку, предупреждены, на какой путь они встали, какие искушения могут их ожидать… А искушений в паломничестве может быть масса: может кто-то сказал грубое слово, кто-то получил недостаток внимания, кому-то тесно; бывает, и автобусы ломаются… Мы знаем слова ап. Павла: «Уведомляем вас, братия, о благодати Божией, данной церквам Македонским, ибо они среди великого испытания скорбями преизобилуют радостью» (2 Кор. 8, 1–2). Когда человек совершает духовное делание, маленькие неприятности становятся для него пустяком, потому что он понимает, что это – те испытания, которые для него душеполезны.

- В паломничестве надо организовать все с максимальным комфортом или заставить паломников потрудиться, претерпевая какие-то бытовые лишения?
- Надо настроить паломников на труд, а самим заботиться о них. В быту всегда встречается немало сложностей. Понятно, что благодаря паломнической поездке люди не сделаются сразу же аскетичными, но градус потребления, градус наслажденчества у обеспеченных жителей крупных городов немножко собьется – и это уже неплохо.

- Мы поговорили о паломниках, которые пришли со стороны. А как правильно выстроить общение, чтобы и люди церковные не чувствовали себя лишними, заброшенными?
- По-настоящему верующий человек не скучает никогда. Он приезжает в святое место, погружается в молитву, в духовное общение с Богом, со святым, которому он приехал поклониться. Разговоры, объяснения по большому счету нужны только новоначальным. Правда бывает, что верующему человеку обязательно нужна духовная поддержка, плечо – которое необходимо подставить, поэтому руководитель группы должен быть внимателен ко всему тому, что происходит вокруг. Нужно ко всем относиться как к детям – потому что в поездке все немножко дети. Мы уделяем внимание, главным образом, новоначальным, но приглядываем и за людьми воцерковленными, чтобы ни в коем случае не оставить их без поддержки и внимания.

- Какие направления паломнических поездок, по Вашему мнению, наиболее перспективны?
- Поездки разные бывают. У москвичей особенно популярны Дивеево и Оптина пустынь. К Дивеево у меня самого большая душевная привязанность. Этот монастырь является не только тем, о чем говорят все: местобребыванием мощей прп. Серафима, местом, где прошла Своими стопочками Божия Матерь, по следам Которой и была ископана Канавка, но и тем, как мать настоятельница, сестры, спонсоры отнеслись к возможности посещения паломниками этого места. Пребывание в Дивеево хорошо организовано для людей всех степеней подготовленности. Люди крепко воцерковленные могут молиться внутри храма, претерпевая иногда тесноту, некоторые неудобства. Менее церковные, если они устали стоять в храме, имеют возможность посидеть на лавочке во дворе, послушать службу через динамики. Немощные и больные могут в это время даже выпить кофе и перекусить в палатке, стоящей на площади, при этом слушать службу. Особенно это важно язвенникам и тем, кому может угрожать сахарная кома. Таким образом, они не выпадают из того духовного состояния, в которое погрузились с приездом в монастырь.

- Чем для Вас, как священника, интересно возглавлять паломнические группы?
- Для меня самого паломнические поездки очень полезны духовно, я это чувствую. Всякий раз с радостью ждешь прикосновения к святыне. К тому же, для христианина важно оказывать помощь другим людям. Ведь помимо всего прочего, в паломнической поездке есть благодатная возможность для оказания духовно-психологической реабилитационной помощи людям, которые страдают в этой жизни: и от материального недостатка, и от болезней, и от различных форм зависимостей: алкоголизма, табакокурения, эротической зависимости, сектантства, игромании и т.п. Именно паломничество может стать первым шагом к выходу из этого состояния. Замечательно, когда за время поездки удается открыть человеку путь к выходу из зависимости, положить начало духовной реабилитационной работе, которую он может проводить над собой сам и с помощью священника. Возможность оказания такой помощи во время поездки и привлекает меня больше всего.

- Но всегда ли за время поездки можно успеть помочь человеку встать «на путь истинный»?
- Со многими людьми мы и после паломничества остаемся в добрых отношениях, встречаемся. Люди осознают ответственность перед своей жизнью и нуждаются в поддержке и руководстве на этом пути. Духовная реабилитация – это не одномоментное событие, а длительная работа. Для нее мне хотелось бы организовать духовно-реабилитационный центр, который был бы устроен либо в монастыре, либо по типу монастырской, скитской жизни. Чтобы каждый желающий мог туда приехать, пересмотреть свое отношение к жизни, восстановить ту связь с Богом, которая и является истинной и настоящей психотерапией – только это и исцеляет нашу душу и способствует исцелению тела. Но для создания такого центра необходимы средства…

- А разве люди, находящиеся в сектантской зависимости, ездят в православные паломничества?
- Бывают и такие случаи. Жены берут «за шкирку» попавшего в секту мужа, и везут. У меня был случай, когда такой человек перешел в Православие. Жена сама была далека от Церкви, но привела мужа из секты потому, что понимала, что там пытаются блокировать его критического мышления. Мы, слава Богу, справились. Он был не закоренелым сектантом, а человеком, ищущим Бога. И он увидел, что Господь есть именно в Православной Церкви, что Православную Церковь организовало не какое-то сообщество людей, а именно Бог. Особенное впечатление произвел на него распечатанный на бумаге список, представляющий цепочку непрерывной преемственности от Спасителя и апостола Андрея Первозванного до рукоположившего меня архиерея. Мужчина честно искал Бога и Церковь, основанную Господом, и Всевышний распахнул перед ним врата настоящей веры. Этому паломнику я предложил некую начальную форму церковной жизни: посещение храма хотя бы раз в месяц, исповедь, предполагая, что дальше он сам станет ходить на богослужения, прибегать к таинствам, обращаться к священнослужителям. Но тут его супруга перестала быть моим союзником. Она привела мужа к священнику не для того, чтобы он стал верующим, а для того, чтобы он перестал уделять внимание секте и переключил его на жену. Конечно, здесь было нелегко, потому что дама была ангажирована, и ей было трудно услышать какие либо аргументы. Но, в конце концов, она сама пришла к тому, что семья – это малая Церковь, и если оба супруга воцерковлены, если они не только работают и, в дни, когда нет постов, развлекаются, но и вместе ходят на службу, причащаются, если у них есть общие темы для бесед, – то внимания друг другу они могут оказывать вполне достаточно. Таким образом, Православная Церковь подарила счастье еще одной семье.

- А сначала бедная женщина, наверное, обвинила Вас, что Вы перевели ее мужа из одной зависимости в другую… Что можно ответить подобным ей людям?
- В Православии человек должен сам мыслить, сам отвечать за свою душу, он не имеет права отказываться от критического мышления, как того фактически требуют сектанты. Человек должен оставаться трезвым, взрослым – не зависимым от наставников, общины, а получающим от них все, что необходимо его душе, которая по природе христианка. Задача же сектантов – сделать человека зависимым от их общения. Именно поэтому в сектантских сообществах так успешно «излечение» от всех других видов зависимости: человек просто «перескакивает» с одной зависимости на другую. И эти массовые психологические акты, которые они называют богослужением, и которые по сути таковым не являются, становятся причиной новой зависимости. Они испытывают определенные ощущения, которые вызывает ведущий, предлагая во время собрания те или иные события. При этом такие посиделки снабжаются религиозной терминологией, которая, не соответствует традиционной русской православной. Традиционные для нашего народа речевые коды сектанты стараются подменить, чтобы человек не мог вернуться в прежнюю среду, чтобы она казалась для него враждебной, и он ощущал себя комфортно, радостно и спокойно только в их среде. Таким образом, мы можем увидеть, что отрыв от Православия является еще и дезориентацией в духовно-психологическом смысле.

priest.sergiy@yandex.ru
Беседовала Алина Сергейчук








Назад в раздел
© 2010-2020 Храм Успения Пресвятой Богородицы      Малоохтинский пр.52, телефон: +7 (812) 528-11-50
Сайт работает на 1С-Битрикс