Материалы


Воспоминания об 11-м походе "Встречи"

Воспоминания о походе Встречи в Воронеж


Елена Ильина




В период с 21 по 30 июля состоялся традиционный летний паломнический поход клуба «Встреча» при храме Успения Пресвятой Богородицы на Малой Охте, 11-й по счёту. Как же так – спросят осведомлённые лица. Встрече же всего 10 лет! Да, но первый поход состоялся, когда клубу не было и года. Итак, походы занимают важную страницу в жизни клуба – это первый вывод, который мы можем сделать.








В этот раз небольшая группа отважных пожирателей километров под предводительством протоиерея Константина Головатского отправилась в Воронежскую область. Подбираться к цели нашего путешествия мы стали издалека: маршрут пролегал через Елец, Задонск и собственно Воронеж. Это была первая часть нашего путешествия – типичная паломническая поездка, впрочем, протекающая не без приключений. Зато вторая часть обещала быть истинно туристической: нам предстоял путь из Спасской Костомаровской обители в Белогорский монастырь, причём за три дня предполагалось одолеть более 40 км (плюс-минус, разумеется). Наивные, мы думали, что нас ждёт ровная грунтовая дорога, петляющая вдоль берега Дона и проходящая через селения, где мы легко могли пополнить запас провизии и продуктов. Гладко было на бумаге, а на практике нас ждало…Впрочем, обо всём по порядку.

22 июля мы высадились в Ельце и совершили обзорную прогулку по храмам города: посетили величественный Вознесенский собор и восстанавливающийся Успенский храм. Затем обзорная прогулка была продолжена с целью ревизии заведений общепита, поскольку цены в типичных кафе города Ельца (именно так – вывески на каждом углу напоминают, что вы в Ельце) не по карману скромным выходцам из Петербурга. Кормёжка- непременный и важный пункт каждого встреченского похода, поскольку все встреченцы – хомяки, которые должны хомячить. Нас подгонял начинающийся дождь, периодами переходящий в ливень. Наконец, наши поиски увенчались успехом, и мы смогли продолжить свой путь.



После краткого переезда мы оказались в Задонском Рождество-Богородицком монастыре, в котором почивают мощи святителя Тихона Задонского, богослова и известнейшего православного просветителя XVIII века. Его сочинение "Сокровище духовное, от мира собираемое" оказало сильное влияние на его современников и никогда не утратит актуальности. Возьмём выдержку из него: "Если хочешь, чтоб вечное спасение было твоим главным делом: будь посреди этого мира, как странник и пришлец". Пусть опыт похода даёт очень ограниченно понять, кто такой странник, но всё же это живой опыт. По крайней мере начинаешь понимать, как мало нужно человеку для жизни: всё необходимое умещается в рюкзак, да и пища в походах бывает достаточно скромная. Но в этом монастыре нашу группу ждал следующий курьёз: нам посоветовали оставить рюкзаки под столами во Владимирском храме на время службы. Мы обошли всю территорию в поисках храма на ремонте, иначе какие столы могут быть в самом храме? Прошли вдоль монастырской стены и даже спустились с горы к дому паломника, но тщетно! Владимирский храм как будто играл с нами в прятки. Оказалось, что слона-то мы и не приметили. Искомым объектом оказался главный собор монастыря очень внушительных размеров, а столы стояли в притворе. Краткое время отдыха после всенощной прошло в доме паломника с очень строгими правилами: время прибывшего в монастырь было расписано по часам. Выход и вход - тоже в положенное время. Очень напоминало учреждения вроде больницы или санатория строго режима. Зато мы все сподобилась побывать на полной монастырской воскресной службе: утреннем правиле, полунощнице, акафисту Тихону Задонскому и, конечно, на божественной литургии. После молитвенных трудов мы отправились на прогулку по Задонску: вышли к реке Дон, ещё довольно юной и тоненькой в этом месте и потревожили местного ужа, имевшего несчастье встретиться нам. Побывали в краеведческом музее и хижине горшечника, которая гордо называлась Pottery House (неужели Гарри Поттер - это Игорь Горшков?), где нам рассказали о традициях изготовления Юрьевской игрушки. И под занавес нашли один из самых нетривиальных памятников России - памятник пенициллину в виде пузырька пенициллинки. Спасибо тебе, гриб Penicillum, за способность синтезировать противомикробное вещество и Вам, господин Александр Флеминг за то, что "обратили внимание на дар природы". Так говорил о своём великом открытии штатный врач больницы св. Марии, не признавая своих заслуг перед наукой. Вот ещё хороший пример скромности...

Далее наш путь лежал в город Воронеж, епископом которого некогда был святитель Тихон Задонский. А первым епископом Воронежским был святитель Митрофан, поклониться которому мы пришли в понедельник. Кафедральный Благовещенский собор, построенный в русско-византийском стиле удивляет своим величием и масштабностью постройки. После акафиста святителю нас ждала вполне экскурсионная программа. Прогулка по бывшей Большой Дворянской улице произвела благоприятное впечатление: на ней сохранилось множество тщательно отреставрированных домов XIX века. Значимым событием стало посещение Успенского храма, самого почтенного по возрасту из сохранившихся. Служители храма поведали нам о генетической связи Успенского храма и в целом Воронежа с Санкт-Петербургом. Оказывается, именно в этом храме святитель Митрофан благословил будущего императора Петра I, который в те времена созидал флот в Воронеже, на строительство новой столицы России в устье Невы.

А во вторник пути нашей команды разделились: бремя трудов, связанных с организацией молитвенного стояния к мощам святителя Николая, призвало нашего дорогого батюшку о. Константина отправиться в Петербург. А путь нашей группы лежал к меловым скалам и древним пещерам. Походная часть маршрута началась...



Уже к вечеру мы добрались до Спасского Костомаровского монастыря. Сейчас это очень тихое уединённое место в меловых скалах, а ещё в XIX веке сюда отправляли политических преступников для осмысления жизни, а ещё раньше, в VIII веке монастырь основали монахи, бежавшие от иконоборческой ереси в Византии. Быть может, скалы в верховьях Дона напомнили им родную Каппадокию, к тому же мягкий известняк прекрасно подходил для устроения пещер. Лагерь мы поставили под стенами монастыря и провели прекрасный вечер под шатром южного бархатного неба, усыпанного звёздами. Утром после божественной литургии и трапезы осмотрели монастырь. Визитной карточкой обители является звонница, устроенная между двумя дивами – белоснежными меловыми скалами. Дорожка от звонницы идёт к пещерному храму, посвящённому Спаса Нерукотворному Образу – главному храму обители. От храма узкая тропка вдоль вершины горы ведёт к кельям затворников, вырытым в склоне горы, пещерному храму прп. Серафима Саровского и к пещере покаяния. Пещера покаяния – это особая пещера, где некогда в келье жил духовник монастыря. В келью ведёт довольно продолжительный узкий проход с понижающимися сводами, который кающийся проходил в полной темноте. Ныне в келье на аналое лежит покаянная молитва «Ослаби, остави, прости Боже..». Монастырь в Костомарово называют русской Палестиной из-за удивительного сходства пейзажа. Есть рядом и гора Голгофа, вершину которой венчает Крест Господень. А главной святыней монастыря является Костомаровская икона Пресвятой Богородицы, расстрелянная иконоборцами XX века. Чудесным образом пули не коснулись ликов Божией Матери и младенца Христа, хотя стрелявшие целились именно в них. До сих пор на иконе видны шесть пулевых ранений… После акафиста Пресвятой Богородице мы попрощались с Костомаровским монастырём и отправились в путь.



Нам предстояла самая сложная часть маршрута – трёхдневный переход до Воскресенского Белогорского монастыря, также пещерного и также основанного монахами-переселенцами из Византии в далёком VIII веке. Мы шли пыльными просёлочными дорогами мимо белых полей овса и ярко-жёлтых подсолнечников, причём дорога чаще всего шла то в горку, то под горку, то по ползущему под ногами чернозёму. И стояла жара – даже по словам местных жителей были самые жаркие дни в году. А дорога вела и вела нас, петляя по холмам и оврагам. На пути нам встретилось село Колодежное, где нас угостили колодезной водой, и река Дон с таким мощным течением, что был один способ купания в нём - сплав по течению. Наш походный быт в этом году разительно отличался от обычаев встреченского похода. Хомяки затянули пояса и трансформировались в мышей-полёвок. Пища в такую жару была чисто символической: печеньки и ореховая смесь. Нам хотелось только воды. В идеале – воды, сдобренной лимонным соком, получившей гордое название – лимончелло – в честь известного ликёра. А традиционный походный шашлык в этот раз состоял из сырых сосисок, съеденных ближе к полуночи на обочине дороги. «Дороги трудны, но хуже без дорог» - поётся в одной бардовской песне. Девизом нашего перехода стала фраза «Там плохая дорога, но вы пройдёте», прозвучавшая, когда нам объясняли путь вдоль берега Дона. И мы прошли: прошли и по этой разбитой дороге, и через тёмный лес на закате, и уже под звёздами дошли до селения Верхний Карабут. Оттуда, как нам казалось, было рукой подать до Белогорья, и наконец-то мы шли по хорошей асфальтовой дороге, но последний день пути выдался особенно жарким и от того тяжёлым. Часть дня мы провели в тени забора каких-то добрых людей, так как в полдень продолжать путь было невозможно. И вот, наконец, мы дошли и уже утром были в монастыре на литургии, за которой все причастились Святых Христовых Тайн. Тяготы похода отступили. После литургии нас провели по пещерам монастыря, где на самом глубоком ярусе располагается пещерный храм Святого Духа, основанный ещё византийскими монахами. Но это древняя страница истории монастыря, хотя история его повторного основания также удивительна. В конце XVIII века начало копанию пещер в меловых горах над Доном положила казачья вдова Мария Константиновна Шерстюкова, которая понесла этот подвиг для исправления прежней греховной жизни. Вскоре её труды привлекли единомышленников, и так образовалась первая община будущего монастыря. Устроение пещерной обители вызывало сильное противодействие со стороны местных властей, усматривающих раскольнические тенденции в действиях тружеников. Конец преследованиям был положен самим императором Александром I, по приказу которого была выделена значительная сумма на устроение храма. По желанию Марии Константиновны храм был освящён в честь святого благоверного князя Александра Невского – небесного покровителя императора. Это было ещё одним проявлением Высочайшего благоволения государя к пещерным храмам и подвигу пещерокопательства. Ещё одним, поскольку примерно в это же время по повелению императора специально для пещерного храма Костомаровской обители была написана икона Пресвятой Богородицы, ныне известная как Костомаровская.



Всему приходит конец. Пришёл он и нашему времени пребывания в древней Белогорской обители. На прощание мы полюбовались живописным видом на привольно текущий Дон - в районе Белогорья это уже широкая и мощная река – и отправились в Воронеж. Однако нас ждало последнее приключение этого похода: дорогу, по которой должен был следовать наш автобус, перекрыли, так что пришлось ехать в объезд, и к поезду мы успели буквально за пару минут до его отправления. За этим последовало распределение нашей команды согласно купленным билетам и – к ужасу остальных пассажиров – наш привычный вопрос: «У кого канистра с лимончелло? Налейте кружечку!» И мёртвый сон. Естественно, что от нашего лимончелло буянить не предвиделось возможным, но кто же из окружающих об этом знал?

Наш поход завершился в последний день июля, а за окном сентябрь. Что осталось в памяти? Остались дороги, казавшиеся бесконечными, но которые мы одолели по Божьей милости. «Сила Божия в немощи совершается» (2 Кор. 12:9-10) - конечно, эти слова апостола Павла адресованы более сложным ситуациям, но прекрасно иллюстрируют и наше путешествие. И снова дороги, и хлеба, и ярко-синее небо с палящим белым шаром солнца, и такие же белые-белые выходы мела. В памяти остаётся совместная молитва, которая в этом походе была нужна как воздух; которая укрепляла, когда силы совсем оставляли нас. Остаётся новое осмысление утренних и вечерних молитв, когда вечером искренне благодаришь Господа за помощь в прошедший день, а утром просишь сил на новый день и опять-таки искренне благодаришь за то, что сподобил нас «мимошедшее время нощи сея без напасти прейти от всякого зла противна». В городе не удавалось ощутить в полной мере вес этих слов, а вот после ночёвки в чистом поле, полном ветра и шорохов, близ тёмного леса и без дежурных (к ночи все с ног валились) – вполне. Остаётся благодарность всей нашей команде. Ребята, спасибо! Мы вместе прошли этот путь, несмотря на все препятствия. Для кого-то это был первый поход, у кого-то уже был опыт, но удивительно - никто не застонал, не дрогнул, хотя это обычное явление для трудных походов. И были мозоли, и солнечные ожоги, и подвёрнутые ноги. И наши парни были героями – по такой жаре и тяжести тащили, и костёр разводили, и палатки ставили. Сейчас даже не верится, что всё это действительно было, и даже не пугает возможность повторить путь. Я часто вспоминала в пути, что дорогу осилит идущий – медленно или быстро – не важно. Главное – идти к цели, и тогда с Божьей помощью обязательно дойдёшь. Дай Бог, чтобы идти с таким настроением не только в походе, но и по жизни.

 
Фотографии автора и Антона Бодунова

Больше фотографий в альбоме


Подробнее: http://odm-spb.ru/index.php?p=news&area=1&newsid=548&name=vospominaniya-o-pohode-vstrechi-v-voronezh







Назад в раздел
© 2010-2017 Храм Успения Пресвятой Богородицы      Малоохтинский пр.52, телефон: +7 (812) 528-11-50
Сайт работает на 1С-Битрикс