Материалы


Галактика души человеческой

ГАЛАКТИКА ДУШИ ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ

Для начала хотелось бы вспомнить слова прославленного писателя-фантаста Рэя Брэдбери, сказанные им в одном из последних его интервью. Писателю задали вопрос: «В 1950 г. вы написали книгу «Марсианские хроники». Там говорилось: уже к началу второго тысячелетия на Марсе будут поселения, целые города землян. Как вы думаете, почему этого в итоге так и не произошло?» Брэдбери ответил резко: «Потому что люди — идиоты. Они сделали кучу глупостей: придумывали костюмы для собак, должность рекламного менеджера и штуки вроде айфона, не получив взамен ничего, кроме кислого послевкусия. А вот если бы мы развивали науку, осваивали Луну, Марс, Венеру… Кто знает, каким был бы мир тогда? Человечеству дали возможность бороздить космос, но оно хочет заниматься потреблением…»

Мы попросили прот.Кирилла Копейкина, нашего давнего автора, кандидата физ.-мат. наук, кандидата богословия, директора Научно-богословского центра междисциплинарных исследований СПбГУ, доцента кафедры богословия и проректора СПбДА, прокомментировать эти слова великого фантаста. И вот что сказал о.Кирилл:

— Фантастам, конечно, можно мечтать о полётах на Марс, но дело в том, что в реальности такие полёты практически невозможны: после нескольких месяцев путешествия космонавты прибудут на место полуослепшими, с неизлечимой болезнью Альцгеймера… Впрочем, как говорила мне одна учёная американка из НАСА, этого можно избежать, если поместить космонавтов в цельнометаллическую капсулу со стенками 10 см толщиной. Но такой космический корабль будет уж очень дорогим, расходы станут непомерными даже для развитой страны. А зачем расходы, если можно получать доходы на производстве гаджетов и т.п.? Тут на пути у науки встаёт коммерция.

Но суть даже не в том… Человечество к началу XXI века встало перед новым рубежом — нам теперь ясно: довольно развиваться вширь, довольно захватывать всё новые и новые пространства, лететь на Луну, на Марс… Фактически на сегодня это уже потеряло смысл. Теперь нам следует идти вглубь, исследовать душу человеческую, исследовать сознание. Пространство нашей души, оно сегодня совершенно непостижимо для нас! Мы про космос знаем гораздо больше, чем про наш внутренний мир!

Подумайте вот над чем: ещё в ХХ веке квантовая механика позволила нам взглянуть на мир совершенно иными глазами. Если додумать до конца все её положения, то вы поймёте, что школьные наши представления о материальности мира следует изрядно переосмыслить. На самом деле ткань бытия представляет собой не безсмысленную толкотню бездушных атомов, но нечто такое, что взаимодействует с нашим сознанием. Из этого следует, что я своим состоянием души влияю на мироздание, притягиваю к себе те или иные ситуации! В той картине мира, что давала нам наука XIX века, действовала так называемая мораль «оглядки на полицию»: если ты смог, например, украсть деньги и тебя не нашла полиция — значит, пользуйся украденными деньгами свободно! Делай что угодно, лишь бы тебя не схватили за руку! Не очень-то это по-христиански, не правда ли? Однако тогдашняя наука ставила себя вне морали. Но сейчас если я понимаю, что ткань мироздания реагирует на мои поступки (а именно к такому выводу и можно прийти, следуя положениям современной науки!), то мне становится ясно: не только сама кража, но даже и мысль о ней воздействует на окружающую реальность весьма губительным образом, и в результате я не избегну наказания за грех — сама жизнь, сама реальность так или иначе накажет меня.

Пока наука только начинает исследовать эту новую, необычную для прошлых веков картину мира, — но исследовать её необходимо! Это куда важнее, чем полёты в космос. Сама жизнь ставит преграды для нашего разрастания вширь: вот уже Марс практически закрыт для человека. Ведь помимо наших желаний в мире существуют некие объективные процессы, которые ограничивают нашу исследовательскую деятельность. Примем это как данность и займёмся своей душой.

Хотя надо сказать, что «поход в глубь души» чреват серьёзными опасностями и большими искушениями. Почему? Да просто потому, что в душе у нас не только свет. Тьма в нас тоже есть, и она весьма сильна. Это стало ясно в начале ХХ века, когда разразилась Первая мировая война. До неё человечество верило, что научно-технический прогресс со временем разрешит все задачи, избавит нас от болезней, от голода, от нищеты, приведёт к блестящим вершинам… И вдруг начинается страшная, неслыханная война, и всем, кто может видеть, становится ясно: без развития науки и техники такое всемирное смертоубийство было бы невозможно! Весь хвалёный научно-технический прогресс пошёл на военные цели, на убийство, на разорение! Люди вдруг поняли, что прогресс не является безус­ловным благом. А Вторая мировая война только подтвердила эту мысль — ведь она кончилась атомными бомбардировками.

Но не только прогресс тут виноват. Ведь прогресс — это результат человеческой деятельности, деятельности человеческого сознания, человеческой души. Сперва люди развивали науку и технику с самыми благими намерениями, а потом те же люди обратили свои открытия против своих братьев. ХХ век ясно показал, что слой человеческого в нас очень тонкий, его очень легко разрушить.

Сейчас я уверен, что энергия человеческой психики гораздо мощнее, чем энергия расщеплённого атома, и я думаю, что тут прямая милость Божия, если мы эту психическую энергию ещё не освоили. И тем не менее мы должны её освоить — при том, однако, условии, что в XXI веке в науку вернётся этика. И она может туда вернуться, если мы более ясно представим себе ту картину мира, что рисует нам современная наука, в том числе и квантовая механика.

Вы обратите внимание: сейчас самые финансируемые проекты не имеют отношения к физике, сейчас больше в чести исследования мозга и сознания. Мир пытается смоделировать человеческий мозг! Даже В.В.Путин, выступая 1 сентября 2017 года, сказал, что искусственный интеллект — это будущее всего человечества. Но тут следовало бы вспомнить слова нашего великого математика и православного человека Игоря Ростиславовича Шафаревича… Он в одном из своих последних интервью высказал такую знаменательную мысль: попытки создать искусственный интеллект — это по-другому переформулированный вопрос о материальности мира.

Понимаете всю тонкость его мысли? Ведь психика, она же не материальна! А мозг — это нечто материальное, это некое тело. Так может ли материя (в данном случае — мозг) производить нечто нематериальное (мысль, сознание)? А если да, то каким же образом? Учёные-материалисты представляют себе дело так: между нейронами мозга бегают какие-то импульсы; вот мы сделаем некий сверхкомпьютер, и в нём тоже будут бегать такие же импульсы, и получится у нас искусственный интеллект, сознание, психика…

А получится ли?

Чтобы ответить на этот вопрос, нужно опять-таки всерьёз углубиться в изучение человеческого сознания, человеческой психики, человеческой души. А мы по-прежнему изучаем человеческое тело, и только его. Это особенно ясно видно, когда разговариваешь с учёными-антропологами. Антропология, по идее, должна ответить на вопрос: как человек стал человеком, откуда у него взялось сознание, разум и т.д. Но антропологи, как правило, даже не задумываются над тем, что изучают не человека в целом, а только его тело, только нечто материальное! Но ведь наши тела меняются на протяжении жизни очень сильно: посмотрите на свои детские фотографии и сравните их с теперешними — ведь порой ничего общего! Тело неузнаваемо изменилось, но ведь что-то осталось прежним, что-то очень важное, если мы говорим о ребёнке на фото: «Это я!» Что же это — неуловимое и неизменяемое?

Есть такой знаменитый современный философ Джон Сёрл. Он утверждает, что современное исследование сознания идёт в неправильном направлении, потому что пытается понять, как мозг производит сознание. Но ведь сознание, во-первых, субъектив-
но — как же телесный орган может произвести нечто субъективное? А во-вторых, сознание всегда интенционально, то есть на что-то направлено: я думаю о чём-то, боюсь чего-то, радуюсь чему-то. Если мозг — это только материя, только скопление атомов и пустота между ними, то как он может быть о чём-то? И далее Сёрл говорит: если допустить хотя бы на секунду, что психика не порождается мозгом, то сразу возникает вопрос: «Так значит, она независима от мозга? Значит, если мозг умрёт, то сознание останется?» И если продолжить эти рассуждения: выходит, и загробная жизнь есть? Выходит, и отпевать нужно покойников, и молиться за них?

Ну нет, этого учёный-материалист принять не сможет никогда. Это с порога объявляется мракобесием, и думать в эту сторону запрещается навсегда. И Сёрл делает вывод, что если мы хотим действительно познать человека, познать его психику, то нужно прежде всего отказаться от материалистических установок.

Однако когда мне приходилось общаться с учёными-нейрофизиологами и я пытался объяснить им, что психика несводима к мозгу, они отвечали примерно так: «Да-да, сейчас пока несводима, но дайте нам ещё лет пять-десять — и мы всё поймём, всё сведём и сможем указать пути для построения искусственного интеллекта!» Но тут я опять не могу не вспомнить И.Р.Шафаревича. Он рассказывал такую историю: в 50—60-е годы, когда тема искусственного интеллекта стала модной, одному инженеру задали вопрос: «Возможен ли искусственный разум?» — и тот ответил с возмущением: «Что значит — невозможен?! Это стоит в трёхлетнем плане нашего института!» И далее Игорь Ростиславович с иронией замечал: нам уже полвека обещают — вот через год, через два, через пять лет искусственный интеллект, безусловно, появится! Однако ничего подобного не происходит… По всей вероятности, мы чего-то принципиально важного не знаем и о человеке, и о мире. Наши компьютеры всё более и более совершенствуются, по сравнению с 50-ми годами мы ушли невероятно далеко, — но притом ни на шаг не приблизились к главной задаче: самый «умный» наш компьютер не способен мыслить самостоятельно, не обладает даже зачатками психики.

Может быть, пришло время отказаться от невыполнимой задачи? Пусть компьютеры и далее совершенствуются, но не надо пытаться очеловечить их. Все тайны сознания, разума, души нужно изучать непосредственно в человеке, направить свой поиск не вширь, а вглубь. Я надеюсь, что этот поиск откроет перед человечеством совершенно новые горизонты — при том, однако, условии, что проводником в опасных глубинах сознания станет этика, мораль в самом высоком её виде — религиозном.

http://www.pravpiter.ru/pspb/n327/ta001.htm



Назад в раздел
© 2010-2019 Храм Успения Пресвятой Богородицы      Малоохтинский пр.52, телефон: +7 (812) 528-11-50
Сайт работает на 1С-Битрикс